Босиком в России

Босиком в России / Новости /

КОРОТКАЯ ВСТРЕЧА В ВИСБАДЕНЕ. Специальный репортаж Вл. Залесского (Германия).

8-9 июля 2018 на сайте появились публикации франкфуртского корреспондента портала Владимира Залесского о 19-летней украинской босоножке Соне Баскаковой, студентке Музыкального училища им. Глиера. С тех пор прошло четыре с половиной месяца. Мы продолжаем следить за её успехами, поддерживать в босоногом образе жизни. Соня сейчас на последнем, выпускном курсе. Главными событиями лета стала её фотосессия с Алексеем Соколом в Attic-Space и участие в совместном немецко-украинском проекте «Транзит», благодаря которому состоялась моя короткая встреча с ней, а также с её родителями 20 октября 2018 г. в городе Висбаден. Из переписки с Соней в ВК и ФБ выяснились некоторые важные факты и подробности, найдены ошибки, хоть и сделанные не по нашей вине, но которые обязательно надо исправить, чтобы не вводить читателей в заблуждение.

Специальный репортаж франкфуртского корреспондента портала Владимира Залесского. В оформлении обложки использованы фото Алексея Сокола. Соня Баскакова. Фото Алексея Сокола. Соня Баскакова. Фото Алексея Сокола. Соня Баскакова. Фото Алексея Сокола. Соня Баскакова. Фото Алексея Сокола.

ФЕЙКИ НА ФЕЙСБУКЕ

Вот, например, я писал о том, что джаз не поют босиком и Соня не поёт – такая, мол, традиция. Я опирался при этом на то, что услышал от самой Сони: что первый год обучения на джазовом отделении она систематически выступала на сцене обутая («недостойна быть босой»), хотя имела до этого большой опыт выступлений босиком. А фото, относящихся ко второму году обучения, у меня на тот момент просто не было. Эти фото и видео на самом деле всё время присутствовали на её страничке на ФБ, но я эту страничку в глаза не видел, когда готовил публикацию! А всё потому, что кто-то бессовестно воспользовался именем, фото, некоторыми фактами биографии этой девушки, чтобы создать фейковую страницу Сони Баскаковой.

Сейчас этой страницы уже нет – надеюсь, в результате моего энергичного выступления в самой массовой барефутерской группе «Свободная территория: босиком – стиль жизни». Да, я поверил в то, что эту страницу ведёт или, по крайней мере, вела с мая по август 2017 года сама Соня, как поверили ещё 851 человек, ответившие на запрос о дружбе хитроумного лжеца, целью которого было установить контакт с босоногими девушками, чтобы выманивать их фото. Немного удивило тогда, что на страничке речь идёт только о босоножестве и нет ничего о главном в жизни Сони – о музыке, вообще об искусстве, но, рассуждал я, ведь у неё есть страничка в ВК, которую она более-менее систематически пополняет. Слово «хиппи» в приписанном Соне девизе «Hippie, Singing, Dancing!» как раз меня не насторожило, а должно было – я ведь знал, что Соня не придерживается никакой неформальной идеологии, ни хиппи и ни какой другой! Я подумал даже, что она решила, заведя такие разные по характеру странички в соцсетях, таким образом разделить две стороны своей жизни.

Я недооценил цельности характера Сони: она никогда не стала бы так поступать, она везде и всегда одинаковая. А девиз у Сони есть и на её настоящей страничке. Не хиппи, нет, ни к чему ей этот ярлык, которым можно трусливо оправдать босоножество, потому что ссылаться на свою принадлежность к какой-то группе всегда легче, чем просто быть всегда самим собой. "Обпеватель и обтанцовыватель всех гор и лестничных площадок" - вот какой девиз! И это гораздо круче, потому что ссылаться не на кого, она одна такая!

Итак, Соня послала мне название своей настоящей странички, которую я тут же отыскал. Именно с настоящей страницы Сони Баскаковой на Фейсбуке я скачал и фото, и видео, доказывающие, что сейчас, на втором году обучения в институте, она не только народные песни, но и джаз поёт босиком, и служащие как бы иллюстрацией к её словам: «Я научилась хорошо петь и теперь могу позволить себе петь босиком».

Эту фотографию Соня назвала «Лопуховая царица» . Опубликовано на её странице в сети Фейсбук 25 августа 2018 г. Портрет Сони работы молодой художницы Ксении Дацюк. Соня. Фото Алексея Сокола. Соня. Фото Алексея Сокола. Соня. Фото Алексея Сокола.

А вот что ещё я нашёл на её настоящей страничке, достойное опубликования на нашем сайте:

Это Соня. Она поет так, что слов не найду. Ещё свистит. Прощаешься, обнимаешь, закрываешь за ней дверь и слышишь - бежит вниз по лестнице и напевает, что душе захочется. Заливается смехом каждые пять минут и очень искренне улыбается. Вот такая Соня.

(Юлия Люцина, фотохудожник, автор многих приведенных в публикации фотопортретов Сони)

Когда вечером вы идёте по Киеву и слышите, как кто-то свистит... не так, как свистят собаке, но как высвистывают мелодию... Ищете его взглядом и вдруг вы видите, что это свистит девушка. Идет по улице, свистит, время от времени пританцовывает. Что ж, идёшь и записываешь за ней, а потом хочется же, конечно, и поговорить.

Соня. Фото Costia Iorgachov. Соня. Фото Costia Iorgachov. Соня. Фото Costia Iorgachov. Соня. Фото Costia Iorgachov. Соня. Фото Costia Iorgachov.

Так я познакомился на Ярославовом Вале с любительницей свиста (по-польски очаровательно звучит «со свистячкой»; чувствуете, как перекликается с «босячкой»? – В. З.) Соней Баскаковой: "Если кто-то говорит мне «не свисти», я перестаю, но только при условии, что это кому-то мешает, но если кто-то скажет, что свистеть не годится, я делаю это дальше. Я свищу с детства, но серьёзно года четыре. Моя мама свистит, а это лучшая мама на свете. Я джазовый музыкант, я играю на пианино, я пою, но я и свищу. Обожаю импровизировать, мне нравится джаз, свинг. Люблю выступать. Я буду выступать, начиная с ноября, в Киеве". Смотрите и слушайте.

(Павел Боболович из Люблина, журналист польского радио)

Эта запись была сделана поздней осенью - 28 октября 2017 года. Интересно, что бы сказал польский журналист, если бы приехал в Киев месяцем-двумя раньше? Что больше поразило бы его - что девушка не стесняется ходить босиком по городу или что она не стесняется прилюдно свистеть? И вообще, вам не бросилось в глаза сходство приведенных Павлом рассуждений Сони с тем, что она рассказала о своём босоножестве у нас на сайте? Замените-ка «свист» на «хождение босиком», и получите ещё один штрих к нашему рассказу о ней: "Если кто-то говорит мне «надень обувь», я надеваю, но только при условии, что это кому-то мешает, но если кто-то скажет, что так не годится, я иду босиком дальше."

Ознакомившись с нашей публикацией, Соня не сделала ни одного замечания, хотя критиковать было за что. Однажды доверившись нам, она не изменила своего мнения. Зато совсем неожиданно пожаловалась на устроителей телепередачи «Х-Фактора», где она блистала в 2013 г.: «Хочу дополнить, что моё интервью было очень исковеркано на Х-Факторе, и я за это его не люблю. Я чувствовала, что они хотят, чтобы я сказала, что хочу стать знаменитой и для этого мне нужен Х-Фактор, но я просто хотела выступить, так как люблю петь. Так и сказала: «Я не потому пришла, что...» Но это выбросили, а оставили весь тот бред... На самом деле не так уж важно, это было давно, но душа за незаслуженный позор болит. Меня все отлично понимают. Но для шоу нужна история. И они её сделали». Что ж, мы тоже отлично понимаем, что Соня Баскакова поёт для души, а не для славы! И сделаем всё, чтобы ни она, ни другие наши замечательные героини не могли нас упрекнуть в том, что ради шоу, ради красного словца мы искажаем факты и публикуем нечто такое, от чего болит душа!

Соня в родном Харькове сразу после сдачи экзаменов за второй курс. Июль 2018 г. С подругой детства. Харьков, июль 2018 г. Лето 2014 г. С троюродным братом Сергеем в Крымских горах, 2016 г. Левая ступня Сони перевязана – напоролась на острый камень. Но путешествие не прервала. Вот какие большие здесь камни – и кровать не нужна. Карпаты, 2015 г.

"ВСЕГДА АБСОЛЮТНО Я ПЕЛА"...

Итак, после этого предисловия, многое объясняющего, привожу теперь практически дословно разговор с Соней по сети ВК 13 июля 2013 года.

Корр.: Соня, кем вы хотели стать в детстве? Как пришла любовь к джазу? Были ли альтернативы вашему теперешнему выбору? Что для вас джаз? Кто ваш образец для подражания?

С. Б.: Я в детстве всегда пела. Всегда абсолютно я пела, и ещё у меня всю жизнь была мечта стать композитором. В детстве я там что-то пыталась сочинять, говорила, что буду писать музыку к фильмам, но до последнего – буквально до прошлого года я не могла думать об этом серьёзно, можно сказать боялась. В прошлом году я поняла, что мне нужно делать, я понимаю, что моё следующее образование – на композитора. Почему я пришла к джазу? Потому что я любила петь. Я пела, я понимала, что мне нужно заниматься вокалом, но эстрада, скажем так, себя изжила, я поняла, что нужно идти туда, где учат чему-то, чему я не знаю. Я практически ничего на знала о джазе – я просто как-то интуитивно чувствовала, что меня там научат тому, чего я не знаю, и я оказалась стопроцентно права, потому что, поступив в Глиера именно на джазовый вокал – для меня это было обязательно: именно на джазовый – я действительно замечаю разительную разницу между образованием джазовых вокалистов и музыкантов и не джазовых.

Для меня джаз – это свободная музыка, потому что джаз – это гармония, на которую вы импровизируете то, что вы хотите в данный момент. Это свобода пения: что вы хотите, то вы и поёте. Понимаете, а это самое главное для меня – что хотеть, то и делать. Петь по нотам в какой-то момент становится скучно, и главное, возникает вопрос – зачем. Зачем петь то, что уже пятьдесят раз пели другие, если я чувствую, что могу иначе?

После короткого пребывания в Харькове Соня укатила с сестрой Майей в Вену, где пробыла около недели. По Вене тоже, конечно, ходила босиком. Это фото сделано Майей у входа в Венский оперный театр. С партнёром по спектаклю «Транзит» Игорем Димовым. Киев, 19 июля 2018 г. Львовский оперный не уступает по красоте венскому. Фото 2016 г. «С ценами в венскую оперу удаётся поваляться только на ступеньках у входа», - отвечает Соня фейсбучным друзьям на вопрос, удалось ли ей побывать хотя бы на одном спектакле. «Покровительница искусств», - назвала эту фотографию Соня, в цитируя мои слова из первого интервью с ней на сайте «Босиком в России». В  Вене, в знаменитой галерее "Альбертина" - легко пропустили босиком.

Образцы? Ну, наверное, легенда и просто прима джаза Элла Фитцджеральд, которая мочит так, как никто до этого и после тоже, ну и, конечно, Нина Симон, которая была абсолютно абстрагирована от того, как это звучит – ну, мне казалось, что ей плевать на то, что подумают люди, она пела то, что хотела. Я вообще уважаю людей, которые делают не зачем-то, а почему-то, то есть не потому что люди хотят этого, они это делают, а они себе делают, а люди чувствуют, что это правда, и люди этого хотят.

Корр.: Моя харьковская жена, с которой я приехал в Германию, кончала среднюю школу № 59 в Октябрьском районе, при которой была музыкальная школа, училась играть на фортепьяно и играла, пока был инструмент. В Германии у нас, к сожалению, инструмента нет... Вы с Майей закончили другую музыкальную школу – если не секрет, какую? Вы туда тоже ходили босая?

С. Б.: Да. Ну, я везде ходила босая, в музыкальную школу тоже.

ПРЕДКИ ПО ВСЕМУ МИРУ

Корр.: Действительно ли в ваших жилах течёт «цыганско-хохляцкая кровь», как показалось нашему шеф-редактору Игорю Резуну? Мне-то показалось совсем другое, и моё предположение укрепилось, когда я узнал, что Майя работает в Сохнуте. Я еврей по матери. Не одной ли мы с вами национальности?

Из спектакля киевского экспериментального молодёжного театра «Дах» («Крыша») «Анна Каренина». Ступня Сони на этом фото травмирована. Каждый год с ней приключается что-нибудь в этом роде. Но ходить босиком и рисковать она не перестаёт. Крымские горы, 2016 г. Сцена из спектакля «Анна Каренина». На сцене лежат чистые листы бумаги, возможно, символизируя страницы романа Льва Толстого. Листы бумаги остаются чистыми до конца спектакля, потому что артисты играют спектакль босиком. В спектакле театра «Дах» Анна Каренина не бросается под поезд, а умирает при родах. Что ж, новое прочтение Льва Николаевича позволено всем...

С. Б.: Да, вы правы, я имею отношение к еврейским корням и татарским, ну ещё много всяких, наверное, потому что родственники по всему миру... Но хохляцкой крови достаточно.

Корр.: Я видел на страничке вашей мамы альбом "Предки". Какие тонкие, благородные лица! Кто эти люди? Не дворяне ли?

С. Б.: Это мои предки. Семь поколений. У меня дедушка собирает родословное дерево, и там с тысячу... Ну, короче с XVIII века. У меня есть фотографии, начиная с моего прапрапрапрадедушки Якова, для меня всё это очень важно... Да, это мои предки, и евреи, и неевреи, актёры, певцы и композиторы. И медики тоже. Гении всякие были.

Соня, только что вернувшаяся в Харьков из Вены, понизила голос до шёпота, чтобы не будить спящих людей – было уже довольно поздно. На следующий день она уехала с семьёй кататься на байдарках. К поднятым здесь вопросам мы с ней больше не возвращались. Но этот разговор нашёл продолжение в моём коротком интервью с очаровательной мамой Сони – очень доброжелательной и приветливой Ольгой Баскаковой, которой я тоже задал вопрос о корнях.

О. Б.: Да, у меня есть еврейские, татарские и русские (дворянские) корни. Мой муж Владимир – чистокровный украинец.

22-летняя артистка театра «Дах» Александра Индик в спектакле «Сон Алисы». Сцена из спектакля «Парадоксы преступления». Сцена из спектакля «Сон Алисы». Сцена из спектакля «Парадоксы преступления». Все участники спектакля «Сон Алисы».

Корр.: Как вы с мужем относитесь к увлечению Сони барефутингом?

О. Б.: Это не увлечение. Понимаете, она делает то, что ей удобно. И презирает предрассудки.

БОСИКОМ - ЭТО ПОЖАЛУЙСТА!

В это время появляется Соня, уже пришедшая в себя после спектакля, и я спешу задать вопросы, которые накопились за время, минувшее со времени нашей незабываемой прогулки в Киеве.

Корр.: Где была сделана фотография «Покровительница искусств», которую вы опубликовали на Фейсбуке? Мне так приятно, что вы в качестве названия выбрали мои слова из интервью с вами на сайте «Босиком в России» - о том, как вам идёт эта высокая причёска и кого вы в ней напоминаете... Хотя, конечно, мне ещё больше нравится, когда вы, как сегодня в финале спектакля, вот так растрёпываете волосы и превращаетесь в шальную безбашенную девчонку...

Босоногая Александра Индик среди партнёров по спектаклю «Транзит». Киев, октябрь 2018 г. Соня, хотя и играла по воле немецких режиссёров в обуви, расхаживала по замку Фройденберг босиком и в таком виде предстала передо мной 20 октября, как только я переступил порог здания. Вот так молодые украинские артисты, приглашённые режиссёрами Катариной Шенк и Петером Кантом на месяц в Германию, отдыхали. Рядом с Игорем Димовым лежит на полу, восстанавливая силы в перерыве между репетициями, боасая Соня. Соня среди участников спектакля «Транзит». Будучи певицей, а не драматической артисткой, Соня выступала на равных с профессиональными актёрами – выпускниками и студентами театральных институтов. Карпаты, лето 2015 г.

С. Б.: Фотография, о которой вы говорите, была сделана в Вене, в музее "Albertina".

Корр.: По Вене, значит, тоже ходили босиком?

С. Б.: Конечно, босиком.

Корр.: Что это была за поездка – деловая, познавательная? Или просто развлечение?

С. Б.: Развлечение. Но и познавательная. Побывали во всех музеях.

Финальный выход артистов на сцену. Справа – режисёр Катарина Шенк, с пониманием относящаяся к Сониному образу жизни, но заставившая её в спектакле обуться. Фрагмент спектакля «Транзит» - босоногий танец Александры Индик и Владимира Руденко. Фрагмент спектакля «Транзит» - босоногий танец Александры Индик и Владимира Руденко. Фрагмент спектакля «Транзит» - босоногий танец Александры Индик и Владимира Руденко. Соня в финале спектакля.

Корр.: И везде пускали?

С. Б.: Только в одном месте какая-то женщина начала говорить «Не-не-не». Я ей тоже: «Не-не-не». Эта женщина пошла за другой женщиной, и та спустилась и сказала: "Bitte schоen" (вежливая форма слова "пожалуйста", нем., пр. ред.).

Корр.: На каком языке общались?

С. Б.: На английском.

Кстати, долго объяснять Сониным родителям, кто я такой, не пришлось. Они знали о публикации на сайте и были рады тому, что я приехал в Висбаден поддержать земляков. Но вернёмся к лету 2018 г. Отправив мне 13 июля свои голосовые сообщения, Соня вернулась в ВК только 8 августа, несколько разочарованная и подуставшая. На моё предложение продолжить интервью грустно заметила: «Вы думаете, что людям так интересны подробности моей жизни? Им главное, чтоб я босая ходила.» Конечно, меня интересовало не только, ходит ли она босая, но Соня сама ответила на главный, как она посчитала, вопрос: «Хожу. Поранилась недавно, теперь вот хромаю.» А затем состоялся такой вот немногословный диалог:

Ольга Баскакова. Эта красивая 50-летняя женщина, мать троих взрослых детей, на даче каждый день бегает босиком шесть километров и обливается холодной водой из колодца. Вся семья босиком. Египет, 2016 г. Из семейного альбома Баскаковых. «Это мои предки. Семь поколений. У меня есть фотографии, начиная с моего прапрапрапрадедушки Якова, для меня всё это очень важно...» «Да, это мои предки, и евреи, и неевреи, актёры, певцы и композиторы. И медики тоже. Гении всякие были.»

Корр.: Соня, где вы сейчас находитесь - в Харькове?

С. Б.: Нет, я в Киеве.

Корр.: Занятия в училище разве уже начались? Или вы приехали раньше срока?

С. Б.: Официально нет, но я уже занимаюсь. У меня тут культурная деятельность.

Это многозначительное замечание я пропустил мимо ушей – мало ли у джазовой артистки, которой она уже может себя называть, дел в столице, наверное пригасили куда-то выступить, подумал я. Мог ли я предположить, что Соня решит испытать себя в совершенно новой для неё области искусства? Тогда как раз стояла сильная жара, за день перед этим была рекордная температура 38, я перебегал днём от тени к тени, иначе пятки не выдерживали.

«Для меня джаз – это свободная музыка, потому что джаз – это гармония, на которую вы импровизируете то, что вы хотите в данный момент. Это свобода пения: что вы хотите, то вы и поёте.» Киев, май 2018 г. «Я научилась хорошо петь и теперь могу позволить себе петь босиком.» «Я в детстве всегда пела. Всегда абсолютно я пела, и ещё у меня всю жизнь была мечта стать композитором.» На одном из выступлений Сони с джазовым вокалом последней школьной весной 2016 г. Случайный прохожий снял Соню летом 2017 г. в метро и поместил фото в Твиттере, откуда оно было воспроизведено в сети ВК группой «Босиком в метро». Соня. Фото Юлии Луциной.

В Испании, где живёт известная босоножка Сесилия, выбросившая семь лет назад всю свою обувь, в эти дни температура в тени поднималось до 45, были смертные случаи! «А как выдерживают ваши пятки?» - не удержался я от вопроса Соне. «Они давно безразличны к этому», - таков был лаконичный ответ. Правда, потом грустно добавила: «А вообще с ними небольшие проблемы. Думаю лечиться и обуваться на это время».

Забегая вперёд, скажу, что это время длилось недолго: травма бесследно зажила, и наша короткая встреча 20 октября в Висбадене была такой же встречей двух босоногих людей среди многих, многих обутых, как и первая 6 июня в Киеве, Соня уверенно шлёпала молодыми быстрыми ступнями по замку Фройденберг («Гора радости» - замок, построенный больше ста лет назад, а с 1993 г. служащий популяризации науки), на верхнем этаже которого, под самой крышей, проходила премьера спектакля "Транзит". Только так же долго поговорить на этот раз не удалось: Соня готовилась к выступлению, ей необходимо было переодеться, внутренне настроиться. Я вынужден был её отпустить, ограничившись одним-единственным кадром.

А после спектакля она не переодевалась и оставалась в обуви, так что снимать было нечего. Но мой жест она оценила. Последняя картинка, которая осталась в моей памяти: Соня, гордая, как королева, восседает за столом в буфете, сидящий рядом немец что-то втирает ей по-английски, вокруг толпятся поклонники, с восхищением глядят на неё. Соня благосклонно выслушивает всех, милостиво кивает головой. Родители тусуются отдельно, не в их привычках опекать детей, следить за каждым их шагом. Пусть Соня принимает ухаживания молодых людей, пусть радуется успеху.

ЯБЛОЧКО ОТ ЯБЛОНИ...

Мне пришло в голову: может, и хорошо, что я не смог сорваться к ней в Вену. Зачем двум молодым девушкам скучать в моём обществе?.. Соня замечает меня, поднимает большой палец: молодец, мол, что приехал, молодец, что явился на спектакль босиком (на градуснике, кстати, было в этот день не больше 12, к ночи упало до 10). Желаю Соне успеха, обещаю следить за её творчеством, болеть за неё. Соня искренне благодарит за внимание к ней. Дольше задерживаться не могу: завтра с утра на работу. От Висбадена до Франкфурта всего 30 км, но замок Фройденберг находится на окраине города, до вокзала надо ехать двумя автобусами с пересадкой, каждый из них придётся ждать по полчаса. Так и последний поезд пропустить недолго, как чуть не случилось со мной за три месяца до этого в Шмиттене, вернулся бы во Франкфурт только утром, если бы случайно не остановился и не подобрал босого путника одержимый идеей милосердия сектант. И тут – неожиданное спасение! Отец Сони, как только услышал, что я без машины, сразу же предложил доставить меня на своей, на которой они приехали в Германию, туда, куда я захочу, хоть в центр Висбадена, хоть в близлежащий Майнц, откуда несколько удобнее ехать во Франкфурт. Хотя для него это означало пожертвовать временем, предназначенным на общение с любимой дочерью, так как на следующее утро Соня с друзьями должна была вылететь в Киев.

Майя, старшая сестра Сони. Соня. Фото Юлии Луциной. Мама Ольга и сестра Майя. Майя тоже прекрасно поёт и танцует, вместе с сестрой закончила музыкальную школу, но, в отличие от Сони, профессиональным музыкантом не стала. Майя Баскакова.

Да и дорога для него была не так уж легка: немецкого языка он не знает, русский навигатор не очень точно ведёт – нужен корректировщик, в роли которого всегда выступала Ольга, а теперь эту роль должен был взять на себя я, и надо сказать, не вполне с ней справился, потому что мы порядочно блуждали, пока не выехали на автобан. И всё же приехали в Майнц вовремя, и я успел на последний поезд! Помимо того, что я избежал опоздания на работу, я был рад возможности побеседовать с Владимиром Баскаковым, узнать какие-то новые, интересные подробности о Соне.

И вот что оказалось. Яблочко-то от яблони недалеко падает. Сам Владимир, а вырос он в селе в Никопольском районе Днепропетровской области, всё детство проходил босиком. Даже работал босиком – мастерил, представьте себе, ящики. Детский труд в СССР был, конечно, запрещён, но как-то обходили законы. Не раз вгонял себе гвозди в подошвы. Особенно больно, поведал мне Владимир Баскаков, когда гвоздь вонзается в пятку.

Вспомнив это и подумав о Соне, с которой каждый год что-нибудь такое приключается (смотрите в предыдущих частях публикации), Баскаков-старший и меня спросил, часто ли я травмируюсь. «Я же на такой отчаянный, как ваша 19-летняя сорвиголова. Можно ходить босиком и вовсе не травмироваться», - так мне хотелось ответить, но я просто промолчал. Конечно, опыт босохождения у Владимира Баскакова несравненно больший, чем у меня, хотя сейчас он разувается не часто. У Баскаковых квартира не в центре, а в новом районе, который так и называется называется - Новые Дома. Но в ней Баскаковы бывают редко, даже поздней осенью почти всё время живут на даче в 20 км от Харькова, между реками Харьков и Уда.

На работу Владимир ездит на машине, из харьковской квартиры было бы лишь ненамного дальше, город-то огромный. Каждое лето они всей семьёй отправляются в путешествие на байдарках. Я понял, насколько важна для Сони эта традиция и почему она тогда, 13 июля, поспешила побыстрее закончить разговор. Ольга, эта красивая 50-летняя женщина, мать троих взрослых детей, каждый день бегает там босиком 6 км. Фотографий, к сожалению, нет – Владимир совершенно не увлекается фотографированием. Оба обливаются каждый день холодной водой из колодца и дочерей так приучили. Поэтому для Сони не проблема искупаться в проруби, что мы видели в предыдущих сериях фотографий. Вот и в этот Новый Год на встрече с бывшими одноклассниками Соня окуналась в прорубь. «Никто не заболел, вернее заболели те, кто не купался», - с улыбкой отмечает Владимир.

Отчаянная лыжница, «безбашенная», как выразился её папа, Соня каждую зиму вместе с семьёй отправлялась в Карпаты, в Черногорье (те же края, откуда родом Иванна, кстати). А спортом как таковым, где соревнования, места, призы, Соня не занималась. Обе девочки, и Майя, и Соня, посещали музыкальную школу, участвовали в театральной самодеятельности – после всех этих занятий приходили в 20 ч и ещё успевали все домашние задания сделать. Так прошли Сонины школьные годы. Девочки учились в физико-математическом лицее.

С тех пор как замок Фройденберг с прилегающим парком принадлежит обществу «Природа и искусство», здесь размещается нечто вроде сенсорного музея, где можно протестировать и поупражнять органы чувств. Фото из Интернета. Неотъемлемой частью музея является босоногая тропа, которая работает с апреля по сентябрь. Фото из Интернета. Босоногая тропа в парке замка Фройденберг (Висбаден). И смотрите, как радостно ДЕТИ носятся босиком. Наших бы родители - не отпустили... Фото из Интернета. Та же босоногая тропа. Фото из Сети Интернет. И немало приключений на этой тропе для здоровых босых ног! Фото из сети Интернет.

Владимир, влюблённый в свою специальность, некоторое время надеялся, что кто-то из них пойдёт по его стопам, но не очень огорчился, когда на этих планах пришлось поставить крест. После 9-го класса в лицее оставляли только треть детей, и Майя, а потом и Соня в это число не вошли. Пришлось перейти в другую школу – 29-ю, ту самую, где Соня отстаивала своё право ходить босиком. Каких-то ярких подробностей этого времени в памяти отца не сохранилось, потому что в школу отправляла детей мама и встречала после школы тоже она, пока Владимир был занят своей наукой. Но я почувствовал по его скупым высказываниям («Как-то получалось», «Бурчали»), что всё было не так безоблачно, как изображает Соня, верная своей привычке не зацикливаться на негативных моментах, быть выше любых неприятностей. Интересно, что Майя уже в десятом классе выбрала себе дорогу, решив поступить на биологический факультет Харьковского университета, а Соня – в последний момент перед окончанием школы. Правда, сейчас она собирается бросить биофак ради своего нового увлечения – 3D-печати. Что ж, дело новое, перспективное. Видимо, такая уж судьба у сестёр Баскаковых – проживать одновременно несколько жизней.

Владимир Баскаков, кстати, прояснил путаницу, которую я допустил в предыдущих выпусках, говоря о составе их семьи. У Сони и Майи есть только один родной брат Иван. Говоря о родственниках, Соня часто опускает слово «двоюродный», «троюродный», поэтому я и решил, что у них с Майей есть ещё сводный брат и сводная сестра. Отнюдь нет, Ольгу и Владимира, поженившихся в молодом возрасте, связывает большая любовь на всю жизнь, и никого другого ни в его, ни в её судьбе не было. Сергей, который присутствует на некоторых фотографиях Сони (Иван уже тогда жил в Петербурге) – это сын двоюродной сестры Владимира, а московская «сестра» связана с Соней такой же степенью родства со стороны матери. Иван женат, у него трёхлетняя дочь, так что нашу героиню с полным правом можно назвать "тётя Соня".

Спектакль был в субботу, а Ольга и Владимир планировали остаться до вторника, посетить Франкфурт, через который они уже раз проезжали по пути в Висбаден, но толком ничего не успели рассмотреть. Расставаясь с Сониным папой в Майнце, я вручил ему визитную карточку с моими номерами телефона, обещал после работы встретиться с ними обоими, если они вдруг решат ещё раз заехать во Франкфурт, и показать достопримечательности города. Не скрою, мне очень понравились Сонины родители. Вот было бы здорово, думал я, соблазнить их на босоногую прогулку по осеннему Франкфурту - как водится у туристов, в сочетании с фотосъёмкой. Не думаю, что Ольга, которая, по словам мужа, иногда даже специально фотографирует босых людей на улице, чтобы показать снимки Соне, была бы против. И хотя планы родителей Сони на этот раз изменились и они избрали другой маршрут путешествия, я не теряю надежду, что когда-нибудь такая фотосессия состоится.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДЛЯ БОСОНОГОГО ЧЕЛОВЕКА

В тот день я успел поговорить и с режиссёром «Транзита» Катариной Шенк (другой режиссёр Петер Кант в этот день отстутстовал), и с партнёрами Сони по спектаклю. Все приняли как должное мои слова о том, что я познакомился с ней по интернету в связи с общим увлечением босоножеством. Катарина Шенк сама продавала билеты, спрашивала у каждого, какую цену они готовы заплатить – 8 или 12 евро. Подозреваю, что этот вопрос она задавала специально, чтобы каждому, кто, как и я, выбрал 10 евро, казалось, что он сэкономил 2 евро и в то же время не проявил излишней скупости. Понятно, что режиссёры и артисты живут не за счёт этих жалких сборов, а за счёт спонсоров. Кроме того, Катарина спросила меня, хочется ли мне приключений, и пообещала, что они обязательно будут. И она не соврала…

Табличка в начале босоногой тропы: «Мыслить босиком». Фото из Интернета. Родители Сони, Ольга и Владимир Баскаковы (справа на переднем плане),  специально приехали в Германию на премьеру спектакля «Транзит». Родители Сони Баскаковой. Дети, посетившие тропу в Фройденберге, моют ноги, перед тем, как обуться. Эх, жаль. Нам бы мечталось не так... Фото из Сети Интернет. Александра Индик, примостившаяся в углу перед выходом на сцену, внимательно следит за выступлением коллег. Фото сделано нашим корреспондентом из зала, без вспышки, поэтому качество низкое.

Приключения были, особенно для босоногого человека, хотя, конечно, она не предполагала, что кто-то из зрителей будет смотреть спектакль босиком. Хорошо, что я тренировался три года назад в чём-то подобном, поднимаясь и спускаясь без помощи рук по пожарной лестнице дома, в котором живу. Потому что в «зрительный зал» на чердак трёхэтажного здания пришлось, освещая себе путь мобильными телефонами, карабкаться по ступенькам оставленного строителями сооружения типа лесов – знаете, такая металлическая лестница с дырочками, врезающимися в подошву при каждом шаге. Свет на чердаке был, и все декорации были готовы к спектаклю, но игравший дворецкого Владимир Руденко был настолько убедителен, сокрушаясь по поводу полной неподготовленности зрительного зала, и так натурально чихал, вороша старые ковры, что и я поверил было вначале, будто сюда сто лет не ступала человеческая нога, ни обутая, ни босая...

От Катарины я узнал, что участники спектакля жили весь этот месяц в палатках – что ж, кому кому, а Соне к этому не привыкать. Сценария не было, его сочиняли все вместе, исходя из возможностей каждого, стремясь как можно полнее представить творческий диапазон молодых артистов. Был танец, были шуточные репризы, было жонглирование. И Соня продемонстрировала свои главные таланты – она посвистела и попела. Как Соня мне потом призналась, она исполняла мелодии своего сочинения. А я-то был уверен, что это какая-то джазовая классика. Раньше Соня перепевала Эллу Фитцджеральд и Нину Симон, а сейчас достигла такого этапа, что может опереться на свои собственные силы, и сейчас у неё уже целых 20 композиций собственного сочинения!

В ткань представления были вплетены монологи артистов от своего имени, каждый играл фактически себя. Я спросил потом у Сони, является ли правдой грустная история, которую она рассказала. «Грустная? - удивилась Соня. – Нет, смешная!» Ах, в 19 лет всё смешно, даже рассказ о собственной неудаче, которая, впрочем, никак не повлияла на её судьбу, потому что талант, который гонят в двери, влезает через окно... «Всё, о чём я рассказала и о чём ребята рассказывали, на 100% правда», - заверила меня Соня.

Героиня одного из наших прошлых репоратажей, профессиональная артистка Анна Орколяйнен, которую я попросил посмотреть запись выступления Сони, сказала, что её рассказ выглядит естественно и убедительно, но ей надо ещё поработать над сценическим голосом. Опытный артист, даже если он говорит шёпотом, его слова звучат громко и чётко. Особенно финал был неясным – там, где были ключевые для всего рассказа слова. Конечно, всё придёт к Соне с опытом. Во всяком случае, то, что она, будучи певицей, а отнюдь не драматической артисткой, смогла продержаться два часа на равных со студентами и даже выпускниками театральных институтов – это уже большое достижение.

МЕЧТЫ В ПРОШЛОМ, ПЕСНЯ В НАСТОЯЩЕМ

Вот русский перевод рассказа Сони о себе: «Это такое восхитительное чувство - петь сейчас эту композицию перед вами на сцене, в то время как год назад я была в очень трудном положении. Понимаете, всю свою жизнь я пою. Я пою везде. Я пою на улице и дома, я пою всё время, если я не ем или не говорю. Все знают, что Соня певица. Мои родные знают, что я певица, мои друзья знают, что я певица, я учусь на певицу, и всю свою жизнь я являюсь певицей. Но однажды вечером я находилась на крыше и вдруг поняла, что я могла бы быть композитором. Я почувствовала, что могу – нет, должна стать композитором. И вечером этого дня я написала эту композицию. На следующий день я схватила ноты и побежала к одному знакомому композитору, я была в эйфории, я говорила себе: «Неважно, что я не учусь в консерватории, я не пожалею времени, я буду платить, я сделаю всё возможное.» Я пришла к нему, и он мне ответил: «Соня, ты певица? Давай оставим эти мечты в прошлом».

Не могу не привести ещё одного комментария, объясняющего участие Сони в зарубежных выступлениях:

Центр Современного Искусства "Дах" - экспериментальный театр, созданный в 1994 г. в Киеве известным режиссёром Владиславом Троицким. С 2016/17 года является членом Европейской Театральной Конвенции, что даёт некоторые преимущества в выживании. На первых пяти фото представлены фрагменты не так давно поставленного спектакля "Анна Каренина". Как видите, почти все герои в этой сценической версии классического романа босые. Такое уж оно, современное театральное искусство. На первом фото слева молодые актёры Семён Кислый и Катруся Петрашова, справа - Владислав Гоголь и Надежда Голубцова. Поскольку на последующих мы видим почти исключительно Семёна и Катрусю, значит они, как видно, и играют главных героев - Анну и Вронского. Возможно, на втором и третьем снимке с ними ещё муж Анны, которого представляет Игорь Димов - видите, как он волком смотрит на тех двоих. Теперь посмотрите внимательно на последнее фото. Это уже другой спектакль, премьера которого состоялась три дня назад - 18 октября. За столом сидят Александра Индик и Семён Кислый (на этот раз обутые). Как вы думаете, чьи босые ноги видны, если второй лежащий на полу человек - Игорь Димов? Ответ ясен... Нет, много фото не будет, как 6 июня в Киеве – будет только одно, сделанное в момент встречи с нашим сокровищем, с нашей замечательной босоножкой, которая вчера раскрылась передо мной ещё как минимум в двух ипостасях – композитора и актрисы. А в момент прощания снимать было нечего... Зато поболтаю сегодня с её родителями, которые ещё не уехали...

Пост в группе «Новосибирск босоногий» от 20 октября 2018 г.

Итак, Соня, по жизни босоножка, мучилась в этот вечер в ботинках, а вот другая участница 22-летняя Александра Индик по воле режиссёра несколько раз обувалась-разувалась прямо на сцене. После спектакля кеды с полуносочками остались лежать там, где она их оставила – в том самом углу, где она ждала свой выход, чтобы станцевать на сцене вместе с таким же босоногим Владимиром Руденко, и где я несколько раз успел её щёлкнуть.

Правда, саму Александру я после спектакля уже больше не увидел и разговаривал только с 22-25-летними молодыми людьми, которые сгрудились вокруг меня, единственного русскоязычного зрителя, да ещё и земляка. Мы поговорили о новаторских спектаклях Влада Троицкого, в частности об «Анне Карениной» Оказалось, что персонажей я идентифицировал точно, только вот судьба Анны у них другая, чем в романе Льва Толстого – она не бросается под поезд, а умирает при родах. Я спросил их, почему в «Анне Карениной» они играют босиком, стоит ли за этим какая-то мысль. «А вы заметили, что на сцене лежат чистые листы бумаги? – ответил кто-то из ребят. - Так было задумано автором. Если бы мы были в обуви, то оставляли бы на чистой бумаге следы, и её нельзя было бы повторно использовать»

Ну, верить на сто процентов этому обяснению мы, конечно, не обязаны, тем более, что и в других спектаклях Троицкого очень много босоногих ролей. Хотя, может быть, в данном случае они и говорили правду, просто они не могли знать всего, что происходит в голове режиссёра. Вот бы спросить самого Владислава Троицкого! Во всяком случае, хорошо, что молодые артисты с удовольствием избавляются от обуви и что они с пониманием отнеслись к моему желанию прийти как-нибудь, когда я буду в Киеве, на их спектакль босиком. «Приходите, как вам удобно!» - горячо заверили меня они. – «Приходите, будем рады.» Что ж, значит ждите нового репортажа из Киева, где любят босоногих людей и рады им!

Специальный корреспондент портала во Франкфурте-на-Майне (Германия) Вл. Залесский. Подготовлено редакционной группой портала.

Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: mordella@ngs.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».