Босиком в России

Босиком в России / Новости /

BARFUSS-PARK с Владимиром Залесским. МАРИНА КОЭН. Доверие и стойкость.

Авторская рубрика специального корреспондента портала "Босиком в России" во Франкфурте-на-Майне Владимира Залесского. Участники ансамбля "Тари" (Кёльн). В современном танце босые ноги – основная «обувь» исполнителей Марина Коэн: "Мне нравилось находиться босиком, поэтому я так и делала, даже не обратив особого внимания, есть ли ещё кто-то без обуви в зале". Марина Коэн. Фотограф Juergen Klack.

Очередной выпуск рубрики BARFUSS-PARK - и очередное интервью нашего специального корреспондента в Германии. На этот раз перед нами человек искусства, тонко чувствующий не только танец, музыку, но и эстетику босых ног...

МАРИНА КОЭН. ДОВЕРИЕ И СТОЙКОСТЬ

11 июня 2017 года во Франкфурте-на-Майне проходил фестиваль "Jad LaShalom" («Стремление к миру») в честь 100-летия еврейской благотворительной организации Zentrale Wohlfahrtstelle и 95-летия родоначальницы еврейского танцевального искусства в послевоенной Германии Тирцы Ходeс. Перед началом концерта долго чествовали эту "общую маму" всех выступавших исполнителей. Тирца Ходeс родилась в Германии и, спасаясь от нацистов, нашла приют в Палестине, а через несколько десятков лет, уже став известным в Израиле специалистом по еврейскому танцу, по приглашению  Zentrale Wohlfahrtstelle  вернулась в страну, погубившую всех её родных, кроме младшего брата, которого ей тогда удалось забрать с собой - вернулась, чтобы искусство еврейского танца в возрождённых общинах Германии никогда не умирало.

Один из номеров обратил на себя моё особое внимание. И не только моё. Пятеро босоногих исполнителей, двое молодых людей и трое девушек, были как-то особенно тепло встречены всеми зрителями. Вот какой краткий отзыв оставил в моём блокноте присутствовавший на фестивале бывший артист Петербургского балета на льду Михаил Ломовский (Ганновер):

Кадры из танцевального спектакля «Les soeurs» («Сёстры»), 2016-2017 г. История двух сестёр, двух разных мировоззрений. Вдвоём идут они по жизни, и каждая по-своему видит окружающий мир, в силу своего характера. Первый серьёзный хореографический опыт Марины -  постановка «Beziehungshaus/chaos» на танцевальном курсе в Akademie Remscheid в 2012 г. Каждая из участниц рассказывает о том, что происходит в её совместной жизни с партнёром, роль которого играет... стул. «Как важно, когда рядом есть близкий человек, который готов поддержать в трудную минуту» - основная идея спектакля «Сёстры».

«Это не танец, а настоящий театральный спектакль с элементами танца. Всё слажено, каждый на своём месте. Коллектив маленький, но это не замечается, так плотно он заполняет собой сцену. Они единственные танцевали босиком, а кроме того, у каждого танцора был отдельный от других индивидуальный костюм, что совершенно по-особенному выделяло их из массы других коллективов, где у всех выступавших были одинаковые костюмы. Я бы поставил в качестве оценки их работы три восклицательных знака».

А мне, никакому не искусствоведу, но специалисту по еврейскому языку и литературе, показалось, глядя на эти тщательно продуманные и великолепно подчёркивающие индивидуальность исполнителей костюмы, что я читаю классический роман конца 19 или начала 20 в., в котором показан переход от традиционного уклада еврейской жизни к современному. Повеяло чем-то хорошо знакомым, созвучным моим увлечениям. Я почувствовал, что хореограф является моим единомышленником. Оставалось только его найти.

После танца "Leben im Shtejtl" («Жизнь в местечке») я сразу же подбежал к артистам с вопросом, кто у них главный, и мне указали на одну из выступавших – босую девушку в костюме невесты. В голове сразу мелькнуло: «Откуда это у неё, такой молодой? Неужели она знает язык, читала еврейскую литературу?» Но поговорить с Мариной удалось только после концерта, да и то очень кратко, так как всей её команде (в программе фестиваля был ещё номер другого, не молодёжного и вовсе не босоногого, коллектива Марины Коэн) ещё предстояла обратная дорога в Кёльн. Поэтому основное общение произошло уже позже, в ходе переписки. Моё смутное ощущение, что мы настроены на одну волну, переросло в уверенность. Окончательное представление о творчестве и личности Марины Коэн я получил на занятии в Бонне (воркшопе), куда специально поехал, чтобы увидеть Марину в роли преподавателя израильских танцев.

 

ЖИЗНЬ ЕВРЕЙСКОГО МЕСТЕЧКА

Опасность, тревога, твердость и решимость противостоять... Безысходность: «Ну, где ты, Господь?!!! Помоги нам, пожалуйста!!!»
Мне нравится видеть босые танцы. Они дают возможность сполна насладиться красотой и грацией ещё одной части человеческого тела. За погромом приходит надежда, уводящая героев вдаль… в их будущее. В будущее еврейского народа.
Свадьба, предшествующая погрому, является ярким центральным событием постановки «Leben im Shtejtl» («Жизнь в местечке»), 2017 г. Роль невесты играет Марина Коэн. Группа „Tari“ существует с 2015 г. Это всесторонне талантливые, состоявшиеся в Германии ребята, выходцы из Украины и России.

- Итак, прежде всего меня интересует, как рождался ваш незабываемый босоногий номер, погрузивший меня на несколько минут в мир Шолом-Алейхема. Это результат чтения литературы, размышлений над ней? Или вас ведёт интуиция?

- Так и хочется сказать «интуиция», но это, наверное, будет не совсем правдой. Любое произведение - это результат некоего опыта, размышлений над увиденным, прочитанным или услышанным. Очень многое оставляет свой след, и порой это сложно четко зафиксировать. Просто в какой-то момент всё это складывается в определённую картину/видение, которую воплощаешь доступными или милыми твоему сердцу средствами. В моём случае – это танец.

Да, Шолом-Алейхем, причем больше спектакли по его произведениям, а ещё картины Шагала, и лекции по еврейской истории, и книги, поездки, экскурсии, семинары, разговоры с людьми… Да, я размышляю над всем этим. В какой-то момент мои мысли, переживания и чувства вылились в хореографию, которая впервые была представлена во Франкфурте. Создание этой работы я начала с поиска музыки и нашла мелодию «Leben im Shtejtl». Так что появилась прекрасная возможность показать то, что накопилось и созрело.

- Я тоже обратил в своё время внимание на эту музыку в интернете, где она сопровождает показ старинных фотографий с видами местечек. Её исполняет и, вероятно, придумала немецкая клезмерская группа Mesinke. В конце произведения мелодия звучит несколько иначе, более напряжённо, с оттенком драматизма. Это навеяло сцену погрома, не так ли? Но, по-моему, финальный эпизод вашего танца, значительно длиннее? Там несколько тактов, а тут почти половина отведенных на выступление трёх минут тридцати четырёх секунд?

- Владимир, вы верно подметили, что я внесла некоторые изменения в это музыкальное произведение. Немного обработав звуковую запись на компьютере, я смогла подчеркнуть и усилить те моменты, которые были важными для сценического воплощения «Leben im Shtejtl». Не могу с вами не согласиться, что выбранная мною музыка, да и само её название как бы «подсказывает» сюжет постановки.

«Leben im Shtejtl» - жизнь еврейского местечка. Если задуматься, то не так много времени утекло с тех пор, когда европейское еврейство обитало в небольших городках – штетлах. Это была тяжёлая жизнь со своими радостями, горестями и надеждами. Мне осталось только воплотить это в сценические образы и наделить их движением. По каким-то причинам Бог, как кажется нашим героям, отворачивается от них. Их ждёт обособленная жизнь в еврейском местечке, со своими традициями, переживаниями и радостями. Свадьба становится ярким центральным событием этой постановки. За ней погром. Опасность, тревога, твердость и решимость противостоять. Безысходность: «Ну, где ты, Господь?!!! Помоги нам, пожалуйста!!!» На смену приходит надежда, уводящая героев вдаль… в их будущее…

- Может быть, в будущее еврейского народа?

- Да, можно сказать и так.

- Вы знаете, не меньше, чем национально-историческая, меня впечатлила лирическая линия постановки. Я увидел, как жених с вами знакомился, как ухаживал, как добился и как ликовал по этому поводу. Пишу без кавычек, настолько угадываются эти ситуации постепенного сближения, развития чувства, впрочем общечеловеческие, как и в произведениях Шолом-Алейхема. Сколько целомудрия и в то же время глубокого чувства в поведении молодых людей! Как они гордятся друг другом! Как искренне доброжелательно относятся к влюблённой паре все окружающие! А этот обмен жестами между мужскими персонажами, когда жених рассказывает другу о предстоящей свадьбе, с чем последний от души его поздравляет! Но особенно это нежное, робкое прикосновение рук невесты к лицу жениха, символизирующее несбывшееся из-за погрома счастье – на это нельзя смотреть равнодушно, берёт за самое сердце. Ещё мне запомнилось, как ваши герои реагируют на зловещую весть, переданную изменившейся музыкой. Первая реакция – это, конечно, паника, каждый реагирует по-своему, кто-то ломает руки, кто-то схватился за голову, кто-то стремится спрятаться, а спрятаться некуда тому, кто виноват по факту своего рождения. Но проходит совсем немного времени, и вот жертвы нашли в себе силы овладеть собой, построиться, приготовиться лицом к лицу встретить нападение, и это уже их маленькая победа. Женщины сзади, мужчины спереди – но что они могут, горстка храбрых, но безоружных людей, что они могут с их добрыми чувствами и маленькими радостями, с их любовью и дружбой против непреодолимой грубой силы, как они со своими такими уязвимыми босыми ногами могут устоять против (воображаемых, конечно) кованых сапог превосходящих их врагов? Они уходят, как всегда уходили евреи, в очередное изгнание, истерзанные, но несломленные. Или не изгнание, а обретение долгожданного дома? Хочется верить в счастливый конец двухтысячелетней истории скитаний и страданий еврейского народа, провожая взглядом гордую поступь покидающих сцену ваших героев (особенно гордую, потому что исполнители босы). Как вы умеете задеть тончайшие струны еврейской души! Как умеете не переборщить с экзотикой и в то же время передать особенности национального характера - сердечность, жизнелюбие, оптимизм! Марина, неужели Вы не профессиональный хореограф?

- Благодарю за комплимент! Смотря что считать профессиональным. Если это запись в дипломе об окончании того или иного ВУЗа, то это одна история. Если же принять во внимание ежедневную практику, саморазвитие, непрерывное обучение и неодолимую тягу к любимому делу, то вырисовывается другая картина.

- Безусловно! И всё-таки, что вы закончили здесь, в Германии, и что на родине? Чем ещё в жизни пришлось заниматься, кроме того, чем занимаетесь сейчас?

- У меня есть два высших образования. Бакалавр по истории в Международном Соломоновом Университете, г. Киев, и бакалавр в области наук по общественным связям с дополнительным предметом психология. Вторую степень я получала уже в Германии (Rheinische Friedrich-Wilhelms-Universität Bonn). Также на протяжении четырёх лет работала вожатой, была продавцом-консультантом в магазине одежды, занималась с детьми на группах продлённого дня в начальной школе.

- Скажите, а вы сами от начала до конца придумываете эти свои "спектакли" длиной в две-три минуты? (Михаил видел другой ваш мини-спектакль в Дюсбурге, а сколько их всего в вашей творческой биографии?)

- Да, сама. У меня многие хореографии «повествовательные», где находят соединение танец и театр. Просто душа к этому лежит. Так что мне немного затруднительно чётко отграничить. Скажу так, схожего с тем, что видел Михаил, пока четыре: «Kindertransport», танцевально-театральная постановка на историческую тему (переселение более 10. 000 еврейских детей из Германии в Великобританию в ноябре 1938 – сентябре 1939 – В. З.) в рамках еврейского летнего лагеря ArtEck, «Ein Märchen» и «Les soeurs» («Сёстры»), представленные на общегерманском танцевальном конкурсе соответственно в 2014 и 2017 годах, и «Leben im Shtejtl».

- Вы знаете, ещё до того, как вы начали танцевать, я обратил внимание на вашу пятёрку. Бросилась в глаза какая-то особая интеллигентность и особая одухотворённость этих людей. Как называется ваша молодёжная группа, и как долго вы танцуете вместе?

- Группа существует с 2015 г. и носит название «Тари», что на иврите означает «свежий». Это всесторонне талантливые, состоявшиеся в Германии ребята, выходцы из Украины и России. Танец для них – это хобби.

 

"ХОТЕЛА УЗНАТЬ, КАК ЭТО ЧУВСТВУЮТ ВЗРОСЛЫЕ НОГИ..."

- Любите ли вы ходить босиком? Где вас можно увидеть босиком вне выступлений и репетиций? Каковы Ваши ощущения от хождения босиком?

- Люблю. Летом, когда тепло, на пляже. В другое время года очень быстро мёрзну. К сожалению, в моей квартире, расположенной на первом этаже, достаточно прохладно, чтобы даже в тёплое время года позволить себе эту роскошь.

Поэтому «отрываюсь» на природе в жаркие месяцы. Мне нравится ощущать голыми стопами разные поверхности, особенно люблю дерево (пол из деревянных досок, пирс…)

- Совершенно верно, тактильные ощущения ступней – это богатство для тех, кто понимает. А вот по колкому гравию вы не пробовали ходить? Я знаю: поначалу трудно. Но многие обожают именно это, говорят – такой прекрасный массаж! И что-то в этом есть, может быть, плюс и «преодоление себя»…

- Да, что-то в этом есть. Вот, помню, отдыхала в Хорватии, там камни острые, люди надевают пляжную обувь. То есть у меня тоже была пляжная обувь, но мне было интересно попробовать обойтись и без неё. Детям в этом отношении легче, у них меньше веса приходится на единицу поверхности. Они как бы не замечают этих камней. А я хотела узнать, как это чувствуют взрослые ноги.

- Попробую угадать: «Leben im Shtejtl» - не единственный поставленный Вами босоногий танец?

- Да, у меня есть исключительно босоногие танцы, например «Todas las palabras», «Les soeurs», «Leben im Shtejtl», или же босоногие роли, как две основные героини в «Ein Märchen». Думаю, что в обуви все эти композиции потеряли бы часть своего «я».

- Вы сами, как постановщик, решаете, как ваши исполнители будут выглядеть. Какие факторы лежат в основе вашего решения, что тот или иной танец будет исполняться босиком или, наоборот, в обуви?

- Да. Правда, бывает, что некоторые детали - это идея самих исполнителей, но на 99,9% это всё же моё видение. Босые ноги очень выразительны и «красноречивы», особенно когда это разработанная, «танцевальная» стопа. Босоногость – это как дань свободе в танцевальном мире. Отход от балетной строгости к вольному выражению чувств. Особенно в современном танце (модерн, контемпорари) босые ноги – основная «обувь» исполнителей. Это мне очень импонирует.

Конечно, я учитываю условия, в которых будут выступать танцоры. Им должно быть удобно, и чем меньше будет препятствующих факторов для хорошего исполнения – тем лучше.

Музыка, танец, исполнитель – всё должно находиться в гармонии. Эту гармонию просто чувствуешь и понимаешь, что «именно так» будет лучше всего. Мне нравится видеть босые танцы. Они дают возможность сполна насладиться красотой и грацией ещё одной части человеческого тела. Но я никогда не прибегала к босоногости ради её самой. Просто в какой-то момент творческого процесса я понимала, что этот танец будет «босым» или же «обутым».

«Жизнь в местечке» был с самого начала перед моим мысленным взором босоногим. Это дополнительный фактор, который подчеркивает (на мой взгляд) созданные образы и историю в целом. Это близость к земле и традициям. Босоногость в этой постановке для меня очень органична.

- Если мы признаём, что босоногость связана с определёнными идеями в искусстве (не только в вашем), то что это могут быть за идеи? Можно ли сделать здесь какие-то обобщения?

- Вот несколько спонтанных мыслей по этому поводу: близость к Земле, незащищённость, доверие и стойкость (когда стопы уже привыкли к разным ландшафтам, покрытиям и т.д.). Простота, которая может оказаться чем-то возвышенным. Красота и законченность.

- Считаете ли Вы, что босоногие люди как-то по-особенному красивы?

- В случае красоты человека не в одной-то босоногости дело...  Никогда раньше об этом не задумывалась. И да, и нет. Зависит от других составляющих.

- От каких? Каковы ваши личные критерии эстетики в искусстве? Что, по вашему, главное, всё-таки, кроме гармонии, общей? Вы же понимаете, «на вкус и цвет…» и т. д. Вот вы бы сделали какой-то танец на грани фола, пощёчины общественному вкусу, с элементом скандальности – или это «не ваше»?

- Наверное, всё зависит от того, какая цель поставлена. Мною движут другие мотивы, есть идея, мысль, которую я хочу провести, а какие средства я при этом использую, это уже другой вопрос. Но скандал ради скандала – это не моё.

- Есть ли у вас образец в искусстве?

- Я назову Вам два имени. Мне очень нравятся работы Пины Бауш (создательница жанра «танцевальный театр») и Раду Поклитару (современный хореограф, создатель театра «Киев модерн-балет»).

 

МНЕ НРАВИЛОСЬ НАХОДИТЬСЯ БОСИКОМ...

- Я заметил, что на фестивале во Франкфурте вы, в отличие от других танцоров, после выступления не спешили надеть обувь. Не обуваясь, прослушали все номера. Точно так же вышли получать награду. Вели себя абсолютно естественно, будучи в какие-то промежутки времени единственной босоногой среди обутых. Обулись только один раз и окончательно, выходя из зала. Чего здесь больше? Лени обуваться-разуваться? Или желания продлить состояние, которое для вас является естественным и привлекательным, желания настолько сильного, что оно побеждает смущение от несоответствия своего облика ожидаемому окружающими людьми?

- Лени здесь не было. Мне нравилось находиться босиком, поэтому я так и делала, даже не обратив особого внимания, есть ли ещё кто-то без обуви в зале.

- Сегодняшнее занятие продолжалось неполных три часа. А сколько времени занимает обычная репетиция?

- Зависит от того, с кем на данный момент работаю. Если это группы на постоянной основе (речь идёт о любительских коллективах), то отведенные им полтора часа в неделю. Бывает, что и немного задерживаемся, но я прилагаю максимум усилий, чтобы вложиться в график. Когда речь идёт о проектах для конкурсов, то несколько раз в неделю где-то по три часа.

- Несколько часов интенсивного босоногого танца – хорошая тренировка для подошв ног. Некоторые особо нежно устроенные танцовщицы надевают специальные полуносочки на переднюю часть стопы, куда приходится основная нарузка. Пользовались ли вы когда-нибудь чем-нибудь подобным? Или вы принципиально отвергаете все эти приспособления, потому что они портят цельность образа?

- Полуносочки, как Вы их назвали, помогают, например, при исполнении вращений. Стопа не так сильно натирается. На самом деле всё упирается в привычку и практику. Своих полуносочков, в которых мне действительно было бы удобно, я ещё не нашла. Если кому-то всё же комфортнее прибегнуть к помощи этого приспособления, то почему бы и нет. Например, полуносочки телесного цвета не очень заметны окружающим. Если танцор без них не может, то лучше ими воспользоваться и станцевать в них всё чисто и чувственно.

- Здесь в Германии, при наличии большой степени индивидуализма, характерной для современного западного общества, публике, действительно, всё равно, босая вы или обутая, как вы выйдете на сцену… а вот на родине на вас бы оглядывались, может быть, и шушукались, и вообще – ОЦЕНИЛИ бы это, и не всегда в положительном ключе. Как вы думаете, почему? И рискнули бы вы так себя вести, например, на концерте в Москве или родном Киеве, зная о том, что вы «нарушаете общепринятые приличия»?

- Я уже около тринадцати лет живу в Германии и поэтому не могу достоверно рассказать, что бы было в ситуации, если... в современном Киеве и нынешней Москве. Это всё будет скорее в виде домыслов.

- Марина, я обратил внимание, как органично смотрелись босиком танцы, которые вы выбрали для своего воркшопа: исполненная достоинства и удали арабская по происхождению, но ставшая с возвращением на свою землю евреев босоногой «Дебка», энергичная, радостная «Хора Хадера», воплощающая оптимизм народа, взявшего своё будущее в собственные руки и отбросившего все предрассудки и условности, которые мешают строить это будущее, завораживающая своим плавным ритмом «Баллада об источнике», основанная на какой-то древней легенде, а какая уж обувь у источника, да ещё в древние времена, и даже, как ни странно,не имеющий ни какого отношения к Востоку детский танец «Бим Бам Бом», который доставил мне особенное удовольствие, потому что вы выбрали меня в качестве партнёра. Кроме того, я хочу отдать должное вашему мастерству как педагога. Было приятно наблюдать, как постепенно вы переходили от простого к сложному, как терпеливо закрепляли и многократно повторяли пройденное, умудрялись, не ломая ритма, перебегать от одной неумёхи к другой, на ходу придумывая, как видоизменить то или иное движение, чтобы его легче было выполнить, не забывая похвалить даже за минимальные успехи, так что все чувствовали себя комфортно, даже такая бездарь, начисто лишённая чувства ритма и координации движений, как я. Мне, как преподавателю, имеющему дело в основном со слабыми учениками, близок такой стиль. Знаете, ещё на фестивале, когда я только впервые увидел вас, ваше вдохновенное сосредоточенное лицо, чёткие жесты, услышал негромкие, но не допускающие возражения команды, я понял, что ослушаться вас просто не смогу, если до этого дойдёт... Марина, в чём секрет вашего влияния на людей, почему все вас слушаются?

- А по-вашему, в чём состоит этот секрет?

- Наверное, в том, что у вас есть какой-то внутренний стержень, какой-то несбиваемый моральный камертон. Убеждённость в правоте того, что вы делаете. Безошибочный вкус. Правильный педагогический подход. Требовательность к себе, дающая право требовать от других. Особая чуткость, позволяющая каждому раскрыться с максимальной полнотой, показать всё, на что он способен... Поэтому люди тянутся к вам, и поэтому всё задуманное у вас получится. Ваши лучшие номера и лучшие ученики – впереди.

- Спасибо, Владимир. Я отметила, что вы умный, эрудированный и целеустремлённый человек. Общаться с таким интересно. Спасибо вам за опыт такого глубокого и объёмного интервью. Желаю Вам множество интересных встреч, дел по любви и зову души и вообще очень много всяких приятностей в жизни!

 

Специальный корреспондент портала во Франкфурте-на-Майне (Германия) Вл. Залесский. Подготовлено редакционной группой портала.

 

Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: mordella@ngs.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».