Босиком в России

Босиком в России / Новости /

BARFUSS-PARK. "Молодые, дерзкие, босые!". Очерк Вл. Залесского.

В очередном выпуске рубрики BARFUSSPARK нашего спецкора в Германии, Владимира Залесского – очерк об австрийской фольклорной музыкальной группе, состоящей из одних девушек, выступающих исключительно, конечно же… без обуви!

Авторская рубрика специального корреспондента портала во Франкфурте (Германия) Владимира Залесского. Слева направо: Лиза Хагенедер, Бернадетт Нойхаузер, Джессика Фельдман, Беттина Хюмер, Мария Хагенедер, Клара Литтрингер. 2013 г. Мария, Джессика и Лиза вместе с представительницами властей земли Верхняя Австрия. Land OO / Schauer. Бад-Ишль, 24 июля 2015 г. На народном празднике в базарный день. Автор фото неизвестен. Интересный монтаж, используемый в целях рекламы группы. Появился на страничке группы 21 января 2014 г.

МОЛОДЫЕ, ДЕРЗКИЕ, БОСЫЕ!

Эти юные девушки, влюблённые в народную музыку, объединившиеся весной 2013 в группу с необычным названием «Buslinie102» («Автобус 102-го маршрута»): сёстры Хагенедер, Лиза (арфа) и Мария (поперечная флейта), Бернадетт Нойхаузер (скрипка), Клара Литтрингер (контрабас), Беттина Хюмер и Джессика Фельдман (обе – аккордеон) – обошлись для краткого описания своей группы на Фейсбуке тремя словами «jung, frech& barfuß» («молодые, дерзкие и босые»).

Не ищите на этой странице названия города, в котором они живут, не ищите адреса группы, кроме электронного. Их нет на YouTube, фактически нет ни одного качественного видео на ФБ. В подписи к одной из фотографий они обращаются к случайным зрителям с просьбой присылать им фото и видео, сделанные во время выступлений. И то сказать, разве неотёсанная публика из австрийской провинции может их так оценить, как могли бы оценить и полюбить их мы? Эти настоящие «бродячие музыкантши», как я бы их назвал, выступают где придётся: в небольших клубах, на сельских праздниках и просто в ресторанах и барах Верхней Австрии, где живут все шестеро, собираясь время от времени для репетиций и выступлений.

На страничке группы в Фейсбуке заявлено следующее: «Начиная с самого первого нашего выступления (летом 2013 г.) мы осознали, что босиком играется проще. С этого момента мы проводим все наши выступления (независимо от погоды) без обуви. Таким образом, мы, «Автобус 102-го маршрута», обладаем собственным фирменным знаком, однозначно отличающим нас от других музыкальных групп. Поэтому и на наших дальнейших выступлениях нас всегда можно будет видеть без обуви».

Не удержался от искушения, поехал в Австрию, как только узнал заранее, впервые за эти годы, точное время и место выступления ансамбля "Buslinie102", хотя шеф-редактор вначале посылал совсем в другое место. "Sehr witzig" ("Очень весело"), - такова была первая реакция девчат, когда я им объяснил смысл своего приезда. И такая же весёлая улыбка цвела на их прекрасных юных лицах, когда мы расставались...

Май 2016 г. Фото Ingrid Schachinger. Джессика Фельдман. RLB OO / Foto Strobl Лиза Хагенедер. Фото Willi Hitzenberger Мария Хагенедер. Фото Willi Hitzenberger Беттина Хюмер. Фото Willi Hitzenberger

А вот о чём мы говорили во время коротких перерывов, которые девушки могли себе позволить.

«ХАРМОНИКА» И ДРУГИЕ

Корр.: Кто у вас задаёт тон?

Buslinie102: В каком смысле?

Корр.: Ну, сначала в прямом смысле, в музыкальном. Я заметил, что перед каждым номером, да и в ходе исполнения вы смотрите время от времени направо, как бы равняетесь на Марию. Значит, флейта задаёт тон? Мария играет у вас роль дирижёра?

Слева направо: Мария Хагенедер, Беттина Хюмер, Лиза Хагенедер, Бернадетт Нойхаузер, Клара Литтрингер, Джессика Фельдман. Фото со странички Марии Хагенедер (загружено 5 августа 2013 г.). Клара Литтрингер. RLB OO / Foto Strobl Девушки делают вид, что едут на праздник в Штайнбахе-у-Циберга 15 июня 2017 г. Фото рекламное, постановочное. Слева направо: Бернадетт, Клара, Беттина, Джессика. Источник: Landjugend Steinbach am Ziehberg.

Buslinie102: Да, она вступает. Но иногда вступает контрабас, то есть Клара, которая всегда стоит слева.

Корр.: А в переносном смысле? Кто в группе за главную? Я смотрю, на визитной карточке стоят номера телефонов только обеих аккордеонисток Беттины и Джессики. Это они ведут страничку на Фейсбуке и отвечают на вопросы читателей?

Buslinie102: Нет, у нас нету главной. Беттина и Джессика только отвечают на телефонные звонки. А на страничке пишут все, кто в это время не занят.

Корр.: Насколько типично для народной музыки такое сочетание инструментов: флейта, арфа, два аккордеона, скрипка, контрабас (когда вы в полном составе)? Или так получилось случайно: на чём учились играть– с тем и пришли в группу, отсюда и необычныйнабор инструментов?

Buslinie102: Да, сегодня мы не в полном составе. Отсутствуют арфистка Лиза и скрипачка Бернадетт. Каждый из инструментов, на которых мы играем, используется в народной музыке.

Выступление группы по приглашению Frauenreferat - ведомства по делам женщин земли Верхняя Австрия. Land OO / Schauer Иногда девушки выступают просто на улице, как 8 июля 2016 г. в столице земли Верхняя Австрия Линце. Слева направо: Мария Хагенедер, Джессика Фельдман, Беттина Хюмер, Клара Литтрингер. Фото Вл. Залесского. Слева направо: Мария Хагенедер, Джессика Фельдман, Беттина Хюмер, Клара Литтрингер. Фото Вл. Залесского. Слева направо: Мария Хагенедер, Джессика Фельдман, Беттина Хюмер, Клара Литтрингер. Фото Вл. Залесского.

Корр.: Даже арфа?

Buslinie102: Даже арфа. Но в целом в таком составе не выступает ни одна фольклорная группа.

О контрабасе я не спросил, потому что и так знаю: этот огромный инструмент, который повсюду таскает хрупкая Клара, входит в состав классического трио еврейской народной музыки, уходящей корнями в немецкую: скрипка, контрабас и духовой инструмент, только у клезмеров (еврейских народных музыкантов) это обычно кларнет, а не флейта. Смеющийся кларнет и плачущая скрипка, точно как в жизни – и смех, и слёзы. И контрабас для контрапункта, который солидно подтверждает: «Да, да, да, да». Капеллы клезмеров бродили по еврейским местечкам, играли на свадьбах и других семейных праздниках. А аккордеон относится к другой половине моей души – славянской. Это же почти что русская гармонь, по-немецки инструмент так и называется – Harmonika.

Этот инструмент ведёт со слушателем задушевный разговор. На аккордеоне играл мой отец, пока был здоров (его кончина омрачила и отсрочила на некоторое время подготовку этого репортажа) – в основном «Полонез Огинского» и «Амурские волны». А дедушка по маме, который даже не знал нот, подбирал по слуху на мандолине русскую «Коробейники» и еврейскую «На припечке». Сама мама, ушедшая в 2007 г., пела в молодости украинские песни в студенческом хоре. А я так и остался просто слушателем, но, поверьте, я слушатель понимающий и благодарный. И я могу оценить качество игры босоногих девушек из австрийской провинции, которых слушал бы с утра до вечера и не уставал бы восхищаться.

 

Автобус, арендованный для живописных снимков. В автобусе Лиза и Бернадетт, остальные идут следом. Слева направо: Джессика Фельдман, Беттина Хюмер, Клара Литтрингер. Фото Вл. Залесского. Девушки не боятся никакого покрытия под босыми ногами. Асфальт так асфальт! Слева направо: Мария Хагенедер, Джессика Фельдман, Беттина Хюмер. Фото Вл. Залесского. Мария Хагенедер. Фото Вл. Залесского.

БЕЗВОЗМЕЗДНАЯ РАБОТА

Корр.: Вы сами пишете музыку или используете готовые произведения?

Buslinie102: Используем готовые.

Корр.: Есть ли среди вас профессиональные музыканты?

Buslinie102: Нет, мы все любительницы, с образованием в объёме музыкальной школы. Ни для кого из нас музыка не является основной профессией. Репетируем и выступает в свободное от основных занятий время.

На выступлении в июне 2017 года. Фото Вл. Залесского. Мария Хагенедер и Джессика Фельдман. Фото Вл. Залесского. Обе аккордеонистки (слева направо), Джессика Фельдман и Беттина Хюмер. Фото Вл. Залесского. Наши соотечественницы непременно сказали бы: "Асфальт - он же холодный! Он мёртвый!!!". А девушки о таких глупостях не думают... Слева направо: Джессика Фельдман, Беттина Хюмер, Клара Литтрингер. Фото Вл. Залесского.

Корр.: Как вы познакомились друг с другом? Как всё начиналось?

Buslinie102: У нас была общая учительница музыки. Это знакомая мамы Марии и Лизы Хагенедер, которая также учительница музыки. Некоторые из нас учились в музыкальной школе в Петтенбахе, откуда мы все родом (за исключением Беттины, которая живёт в Форхдорфе – В. З.), некоторые в Вельсе – это в сорока минутах езды от Петтенбаха.

Корр.: Мария и Лиза идут по стопам матери? Кто старшая среди сестёр?

Мария: Я старшая. Музыка входит в число специальностей, которые я осваиваю в университете в Зальцбурге - помимо математики и спорта. А Лиза ещё не определилась.

Корр.: Вы, наверное, все студентки?

«Здорово играли, девушки!» – написала под этим фото одна из руководительниц сельской молодёжной организации Лидия Кирхвегер. Слева направо: Беттина Хюмер и Клара Литтрингер. Фото Вл. Залесского. Девушки совсем не возражали, когда наш спецкор снимал их босые ноги крупным планом... Прощальный снимок. Слева направо: Мария Хагенедер, Беттина Хюмер, Клара Литтрингер, Джессика Фельдман. Фото Вл. Залесского. Клара Литтрингер. У неё самый большой инструмент - больше её самой! Фото Вл. Залесского.

Buslinie102: Да, многие из нас студентки или хотят стать ими. Беттина изучает фармацевтику в Граце.

Корр.: Почему не в Линце? Или уж сразу в Вене, раз всё равно жить в другом городе?

Беттина: В Линце университета нет. А Грац мне просто больше нравится.

Австрия по размеру и по количеству населения сравнима со средней немецкой федеральной землёй, но при этом сама подразделяется на федеральные земли. Не в каждой из них есть университет. Кроме всемирно известного Венского, есть ещё университеты в столице земли Штирия Граце и в Иннсбруке, столице Тироля. А Петтенбах находится в земле Верхняя Австрия, столица которой – Линц. За пределами этой земли девушки не выступали ещё ни разу.

Корр.: А на кого учатся остальные? Вот, я уверен, что Клара хочет стать учительницей. Я видел, как она обрадовалась семи-восьмилетнему ребёнку, который подошёл к вам в перерыве, как сразу же начала с ним общаться –очаровательное зрелище. Такой искренний интерес к детям – признак педагогического призвания.

Выступление группы на концерте известного в этих местах хора в городке Шарнштайн в мае 2014 г. Фото Gerhard Heuzontner. Босиком водить - не запрещено! Кристина заправляет машину... Фото Вл. Залесского. Это та самая девушка, которую наш спецкор увидел на автозаправке: вышла из машины босиком. Вл. Залесский: «Четверо приехали на двух машинах, а босая вышла одна Беттина. Она же была и за рулём одной из машин». Особенно понравилась этому босоногому мальчику тётя Клара, которая очень ему обрадовалась и сразу же начала с ним играть...

Клара: Вы думаете? Да, я действительно мечтаю стать учительницей, для этого я изучаю, тоже в Граце, математику и историю.

В Австрии, как и в Германии, будущий учитель не может ограничиться одним школьным предметом, он должен иметь диплом как минимум по двум специальностям, причём не смежным, как, например, математике и физике, такая подготовка - нечто само собой разумеющееся, а что-нибудь из совершенно разных областей.

Корр.: А что делают ваши младшенькие, как вы их называете – Лиза и Бернадетт?

Buslinie102: Они только в прошлом году сдали экзамен на аттестат зрелости. А теперь путешествуют. Лиза находится уже год в Африке, вернётся в августе.

Корр.: Наверное, со своим другом?

Ноги Марии на выложенном торцами брёвен полу Музея письменной культуры в Петтенбахе. 2013 г., один из первых концертов. Беттина Хюмер занимается конным спортом, и, судя по всему, это ещё одно место, где можно увидеть её босой... Вл. Залесский: «Сидящему человеку легче - можно положить одну ступню на другую, как часто поступала Джессика...» «...или поднять так, чтобы подошва только одной ноги соприкасалась с некомфортной поверхностью, как это делает Беттина». На выступлении в июне 2017 года. Фото Вл. Залесского.

Buslinie102: Нет, с подругой. Она не развлекается там, а безвозмездно работает (macht ein Volontariat), преподаёт английский язык в Камеруне.

Безвозмездно – это не значит совсем бесплатно. Наверняка, в Камеруне Лизе предоставили жильё и, возможно, бесплатное питание, да и какие-то деньги на карманные расходы ей, возможно, регулярно платят. Работа считается безвозмездной, если кто-либо не получает зарплату в соответствии с тарифом. Пока девушки играли, я подошёл к Иоганне Гегенляйтнер, ответственной за сегодняшнее мероприятие в местной молодёжной организации, уже второй раз приглашающей Buslinie102 для музыкального сопровождения своих праздников. Задал, между прочим, осторожно вопрос: «Имеют ли что-то девушки от своей сегодняшней работы?» Иоганна ответила утвердительно, но дала понять, что речь идёт о скромном вознаграждении, которое ни в какое сравнение не идёт с усилиями музыкантш. И, конечно, их работа строго в юридическом смысле тоже должна считаться безвозмездной  (freiwillig, ehrenamtlich). Я тоже так работал год, заменял старшего коллегу, набирался опыта, пока тот не вышел на пенсию и со мной не заключили в 2001 г. полноценный договор как с преподавателем немецкого языка.

Корр.: А Бернадетт? Надеюсь, она осела где-то поближе? Хотя бы она с другом путешествует?

Buslinie102: Нет, с подругами. Она ещё дальше – в Юго-Восточной Азии.

Я не стал подробно расспрашивать, но мне уже стало ясно, что этих шестерых девушек, не имеющих вредных привычек (ни одна из них не курит), со скромными потребностями в отношении одежды и, конечно, обуви, знающих только учёбу и музыку, способных кинуться с головой в безвозмездную работу «в пользу бедных», не нужно расспрашивать о личной жизни. Ни одной фотографии, где бы они были изображены с любимым мужчиной, на их страничках нет. А «годы странствования» для молодых людей, ищущих себя, своё призвание - это для Европы нормально. Повидают мир и вернутся, будет что вспоминать, когда жизнь войдёт в заданную колею. И ничего с ними не случится. Мария уже раз проведала сестру в Камеруне и уверена в том, что переживать ни за неё, ни за Бернадетт не следует.

Беленькая Джессика бросается в глаза на любой фотографии. Все они девушки улыбчивые, но когда улыбается Джессика, сразу вспоминаются героини советских фильмов 30-50-х годов – все эти трактористки, передовые доярки, свинарки и так далее с их ослепительными белозубыми улыбками. Но я не угадал со специальностями. Действительно, какое там сельское хозяйство, единицы заняты в нём в современной Европе, даже в такой преимущественно сельской местности, как та, где живут девушки. Хотя профессия одной из них - Джессики всё же оказалась достаточно экзотичной для женщины, и косвенное отношение к сельскому хозяйству она тоже имеет, как же без электротехники в современном селе, так что трактористок я вспомнил не случайно.

Итак, все шестеро при деле, при занятии, которое обещает достойные доходы, или готовятся к таковому, никто из них не сидит на шее ни у родителей, ни у любимого человека. У каждой свой круг друзей, вместе они встречаются только для музыки, но это значительная часть их жизни. Каждый месяц, иногда раз в несколько месяцев, у них выступления, в тёплое время года – на открытом воздухе. Целый день играть трудно. А ещё добровольно взятая на себя обязанность выступать только босиком!

Я вначале подумал, что их где-то на травке поставят или, может быть, коврик под ноги постелят. Как бы не так! Девушки расположились с инструментами так, чтобы зрители, сидящие за столами и поглощающие еду и питьё, как можно лучше видели и слышали их. Лужайка находится слишком далеко от расставленных столов. Итак, на травке под забором девушки оставили свою обувь, а что было целый день под их босыми ногами? Марии достался участок старого, шершавого и потрескавшегося, асфальта, и она героически простояла не нём целый день, почти не переступая с ноги на ногу. Я потом лично проверил – чистая тёрка.

Аккордеонистки, Джессика и Беттина, сидели на таком же жёстком и колком асфальте. Но сидящему человеку легче, на ступни приходится не весь вес, да и можно положить однуиз нихна другую, как часто поступала Джессика, или поднять так, чтобы подошва только одной ноги соприкасалась с некомфортной поверхностью, как это предпочитала делать Беттина. Может быть, Клара, стоявшая с другой стороны, где асфальт был уже гладкий, чувствовала себя комфортнее? Как бы не так. Асфальт-то гладкий, но по нему рассыпаны мелкие острые камушки. А рассыпанные редко острые камушки – это ещё хуже, чем сплошной гравий. Когда я сам проинспектировал это место, понял, почему Клара время от времени поднимала то одну, то другую ногу и стряхивала что-то с пятки.

БОСИКОМ - ЭТО ПРАГМАТИЧНО!

Корр.: Я наблюдал за тем, как вы мужественно преодолеваете небольшие трудности и неудобства, с которыми неизбежно сталкивается босой человек. Особенно забавно было смотреть, как Клара боролась с мелкими камушками, которые прилипали к её пяткам. Скажите, не тяжело вот так целый день провести на некомфортной поверхности?

Buslinie102: Нет, совсем не тяжело. Мы к этому привыкли. Мы выступаем так уже четыре года.

Корр.: А как всё начиналось? Кому первой пришла в голову идея выступать босиком?

Беттина (эта бойкая и до невозможности симпатичная миниатюрная шатеночка вообще отвечала чаще других, но чётко я могу приписать ей только данное высказывание - В.З.): Это было выгодно с прагматической точки зрения.

Тут уж я опешил. Как может хождение босиком сочетаться с прагматичностью? И какая тут может быть выгода? Такт, что ли, босой ногой отбивать? Так это и обутый человек может не хуже.

Корр.: То есть???

Беттина: Первое наше выступление было в 2013 г., на празднике, подобном этому, в Форхдорфе (соседний с Петтенбахом городок, насчитывающий 7 тыс. жителей, в то время как в Петтенбахе нет и 5 тыс. – В. З.). Конечно, на своё первое выступление мы надели всё самое красивое, в том числе самую лучшую обувь. У некоторых она была совсем новой, ещё не разношенной. Стояло жаркое лето, очень скоро возникли потёртости, затем пузыри.

Пришлось некоторым девушкам сбросить обувь. А те, у кого ноги были целы, тоже разулись, чтобы не нарушать гармонию. Оказалось – здорово, масса приятных ощущений в дополнение к удовольствию от игры на музыкальном инструменте. Мы были так воодушевлены, что тут же решили: будем всегда выступать без обуви и сделаем это нашим фирменным знаком, чтобы быть непохожими на других.

Надо отдать должное характеру обуви, которая, будучи небрежно сброшенной с девичьих ног, как попало валялась на травке. Никаких каблуков. Скромные балетки, в меру разношенные. Независимо от того, как часто и как много девушки из группы «Buslinie102» ходят босиком вне выступлений, здоровые ступни они сохранят надолго.

Корр.: Помните, 18 июня прошлого года вы играли в церкви, дали целый концерт? Вы не ответили тогда на вопрос, который я задал вам по этому поводу на Фейсбуке.

Buslinie102: Разве? Не помним такого. Ну, и что же вы хотели знать?

Корр.: Я спросил, будете ли вы и в церкви выступать босыми или в виде исключения в обуви. Хоть вы тогда и не дали мне ответа, но я его со временем получил. Итак, на своём бенефициарном концерте в церкви вы были в строгих одеждах, а не в фольклорных нарядах, и обутые. Это потому что вы исполняли классическую музыку, которую, наверное, неприлично играть босиком и в Dirndl (название платья с фартуком, в которое девушки были облачены на этом празднике – В. З.)? А может, просто вам запретили? Или сами не решились?

Buslinie102: Да нет, никто не запрещал.

Корр.: А вы спрашивали разрешения?

Buslinie102: Нет, мы и не думали спрашивать разрешения. Нас пригласили, зная о том, что мы выступаем везде и всегда босиком, зачем же спрашивать?

Корр.: Ну и что же, почему всё-таки были в обуви?

Buslinie102: Да просто пол там был очень холодным. Мы сначала попробовали – нет, не нравится, неприятно. Кстати, насчёт классической музыки неверно. Мы и в церкви исполняли народную музыку. Может быть, немного осовремененную, но это всё равно народная музыка.

Корр.: А я-то подумал, что в церковь босых не пускают, замечания делают. Теперь понятно, что это было ваше решение. А где ещё можно встретить вас босиком, кроме как на выступлениях?

Buslinie102: Дома все мы стопроцентно босиком!

Корр.: Значит, и на всех репетициях можно вас видеть босыми, вы же репетируете, как я узнал из Фейсбука, дома, по очереди у каждой?

Buslinie102: Да, и на всех репетициях.

Я ещё спросил - а вот Мария ещё босиком во время тренировок по гимнастике, да? Робкая и не очень разговорчивая Мария потупилась, слегка покраснела и тихо назвала вид спорта. Нет... Не гимнастика. Гимнастика – это так, детство. Кое-что, конечно, девушка может и сейчас, чем она гордится. Но не это главное. Главным для неё, как оказалось, является увлечение... футболом. Кстати, женский футбол в Германии и Австрии – один из лучших в мире.

Корр.: А как команда называется?

Мария: Просто Pettenbach.

Корр.:Ладно, буду отныне болеть за клуб Pettenbach, желаю стать когда-нибудь чемпионками, ну хотя бы Австрии... Скажите, девушки, вот вы четверо приехали на двух машинах, а босая вышла одна Беттина. Она же была, кажется, и за рулём одной из машин. Правильно?

Беттина: Правильно.

Корр.: А кто был за рулём второй машины?

Buslinie102: Джессика. Но это вышло случайно. Мы все водим машину, закончили школу вождения, сдали экзамены на права.

Проверил сейчас по собственным фото: первой вслед за бойкой смугловатой Беттиной, которую я обутой так и не увидел в течение всего дня, разулась Клара, потом Джессика, и последней, уже перед самим выступлением, Мария.

Корр.: Беттина, а где твоя обувь сейчас – дома или в машине?

Беттина: В машине. Я сразу разулась, перед тем как выйти.

Корр.: А я-то думал, что ты и машину вела босиком. Законы ведь этого не запрещают, насколько я знаю по Германии. Правда, у нас была как-то дискуссия в прессе. Одни утверждали, что при вождении обувь как раз нужна, чтобы крепче нажимать на педаль. Другие – наоборот, что босиком лучше, потому что меньше вероятность соскальзывания, нога как бы крепко обнимает педаль. Так ни о чём и не договорились. И полицейские молчат по этому поводу. Никогда не сделают замечания только за нахождение босиком за рулём, если нет других правонарушений. Неужели у вас в Австрии по-другому?

Buslinie102: Наш учитель в Fahrschule (школе вождения) говорил, что босиком водить машину нельзя.

Я бы, может, и поверил моим собеседницам и не стал бы копаться в интернете, если бы не одна встреча на обратном пути. Проходя мимо заправочной станции, я как раз увидел девушку, которая выходила босиком из машины, собираясь её заправить. Я попросил эту девушку, которая представилась Кристиной, разрешить её сфотографировать. Кристина была очень польщена вниманием к ней, но не согласилась считать своё поведение чем-то из ряда вон выходящим. Просто она никогда не слышала ни о каком запрете на вождение транспортных средств босиком.

И ничего подобного я не нашёл и в интернете. Я провёл только несколько часов в Австрии, прошёл только один раз мимо автозаправочной станции и сразу же наткнулся на эту девушку – никакую не босоножку стопроцентную, просто ей стало невыносимо жарко в обуви, и она решила, что обувь некоторое время покатается в машине отдельно от неё. И сколько таких Кристин ездит по дорогам Европы, да и мужчин тоже? В последующей переписке я сообщил девушкам всё, что знаю по этому поводу, они приняли мою информацию к сведению и сердечно меня поблагодарили.

АВТОБУС, КОТОРОГО НЕТ

Девушки охотно отвечали на мои вопросы в течение примерно двадцати минут, присев, все четверо, к расставленному для их отдыха в стороне столику, но дали понять, что долго рассиживаться не будут, им надо, мол, дальше работать. Чувствовалось, что дело не в деньгах, которые Landjugend-Grillerei пообещала им заплатить за сегодняшний день, я прочитал в их глазах детское нетерпение: «Нам уже хочется снова играть, отпустите скорее!» Последние три вопроса я всё же задал им во время обеденного перерыва, пока они ждали заказанных блюд, в присутствии сидящих рядом жующих и пьющих гостей, доброжелательно прислушивавшихся к нашему разговору.

Кстати, о реакции людей на мою деятельность можно сказать ещё кое-что интересное. Мало того что в Штайнбахе-у-Циберга, селе в предгорьях Альп, состоящем из одной улицы с одноимённым названием и насчитывающем всего 819 жителей, меня серьёзно восприняли как корреспондента из Германии (для австрийцев Германия, где, за исключением баварцев, все говорят на каком-то непонятном языке, почти такая же экзотика, как и Россия, так что я мог спокойно сойти за сотрудника немецкого издания), один из них даже решил, что я менеджер группы, раз всё время кручусь возле девушек и щёлкаю фотоаппаратом. На это я ответил, что менеджера у девушек нет и быть не может, ибо играют они безвозмездно, сами рекламируют себя, сами организуют свои выступления и наличие менеджера могло бы им только помешать. А про себя подумал: а почему бы и нет? Ездить с ними повсюду, заботиться о них, развлекать, воспитывать, развивать, способствовать их росту, слышать их звонкий смех, любоваться движениями гибких ножек, иногда даже по-дружескитискать эти ножки – другу ведь многое позволено… Каждый день вбирать в себя эту юную прелесть… Чем не рай?

Можно только мечтать о такой работе!

Корр.: Откуда взялось название группы – «Автобус 102-го маршрута»?

Buslinie102: В самом начале, когда мы искали оригинальное название для коллектива, то сложили количество струн на всех наших инструментах. Получилось 102. Но как сделать из этого красивое название? Ансамбль «Сто две струны» - название какое-то претенциозное. И тут кого-то из нас осенило, кого именно – трудно сейчас сказать, что это число выглядит, будто номер автобуса! Так и пошло: «Автобус 102-го маршрута».

Корр.: А я-то думал, что это реальный автобус, который вы используете, когда съезжаетесь на репетиции.

Buslinie102: Да зачем же нам съезжаться, если мы живём в одном городе?

Корр.: Значит, нет никакого автобуса с номером 102 в ваших краях?

Buslinie102 (смеются): Нет такого автобуса.

Корр.: А как же тот микроавтобус, на котором вы катались в прошлом году и снимались возле него? Все решили, что это и есть загадочный 102-й.

Buslinie102: Этот автобус реальный (знаменитая модель Volkswagen шестидесятых годов – неумирающая классика, легенда эпохи, любимец множества самых разных людей: семейных бюргеров, компаний хиппи, террористов из «Красных бригад» и других… - пр. ред.). Но мы на нём никуда не ездили. Мы его арендовали, чтобы сделать интересные фотографии.

Корр.: И они у вас получились! И розыгрыш получился великолепный. Я, когда шёл сюда, всё ждал, когда же покажется за поворотом микроавтобус с четырьмя весёлыми девчатами. Все глаза проглядел. Ответьте тогда, почему один из лучших снимков с этим автобусом появился на одной из ваших страничек в апреле этого года? Вы что, снимали эту сценку в апреле?

Buslinie102: Да нет, конечно, это всё снималось один раз, летом прошлого года, однако кое-что опубликовано позже. Вы же видите, Лиза и Бернадетт там с нами, они тогда ещё школу не закончили.

Корр.: Тогда следующий вопрос. Вот вы говорили, что на первом же своём публичном выступлении сделали удивительное открытие – что босиком выступать можно и что это очень-очень приятно. А чисто с музыкальной точки зрения – есть ли преимущества у музыканта, работающего босиком?

Buslinie102: Нет, ничего такого нет. Просто удовольствие, приятные ощущения.

Корр.: И последнее: сколько времени вы ещё пробудете здесь? Не подбросите ли меня в Петтенбах, к вокзалу?

Buslinie102: Нет, к сожалению. Мы будем здесь долго, до тех пор, пока последние гости не разойдутся. Обычно это происходит очень поздно.

Корр.: И так и пробудете целый день босиком?

Buslinie102 (хором, задорно): Да-а-а!

Корр.: И домой уедете босиком?

Buslinie102 (так же дружно): Не-е-ет!

Вот и всё, не считая того, что я перед тем, как отправиться в 10-километровый поход до ближайшего вокзала, разулся и ушёл в таком виде, в каком не решился прийти из опасения, что деревенские жители меня неправильно поймут. Девушки, которые в это время оказались в помещении столовой, сердечно пожелали мне guten Heimweg - «счастливого пути домой». Подействует ли на них мой пример, будут ли они чаще ходить босиком в повседневной жизни, отвергнут ли окончательно все предрассудки, внушённые им взрослыми? Будем надеяться, что да!

Хотя нет, не всё. Вспоминаю, что был ещё один вопрос, который я задал чуть раньше девчатам из «Автобуса 102-го маршрута» - единственный, на который они не смогли ответить: «Каковы перспективы вашей группы?» Лишь потом я понял почему. Они очень довольны своим маленьким сиюминутным успехом, вниманием людей, одобрением этой, в общем, невзыскательной публики. Это не дело их жизни, а увлечение юности, которым они занимаются, пока оно доставляет им удовольствие. Наверное, и босоножество тоже не кончится, пока есть молодость и связанный с ней избыток сил, румянец во всю щеку и разумная храбрость в сердце. Девушки из «Buslinie102» просто не хотят думать о будущем, они живут сегодняшним днём, и дай Бог, чтобы этот счастливый день для них не кончался.

Подготовлено редакционной группой портала rbfeet.com. Текст и фото Вл. Залесского, также использованы фотографии Сети Интернет и фото, предоставленные Buslinie 102.

Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: irezun@yandex.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».