Босиком в России

Босиком в России / Новости /

BARFUSS-PARK с Владимиром Залесским. ЧЕЛОВЕК, ЗНАЮЩИЙ СВОИ ПРАВА, Надина Костер (Франкфурт).

Очередной выпуск рубрики нашего франкфуртского корреспондента Владимира ЗАЛЕССКОГО – очередная босоногая героиня. И она не разыскана на просторах Facebook, а в буквальном смысле поймана на улице. Итак, заметив за столиком кафе босую немку, наш корреспондент не преминул познакомиться с ней… И не ошибся!

Эксклюзивные репортажи и интервью специального корреспондента портала во Франкфурте (Германия), Владимира Залесского. Вот такой Надину и увидел на улице, за столиком кафе, наш корреспондент... Надина курит, но тут уж мы не стали ничего ретушировать в угоду требованиям "здорового образа жизни". Вот ТАК она идёт в банк. И из банка. Туфли, в которых она ходит там - в сумочке. Надина в кафе.

>
ГДЕ ОНО, СЧАСТЬЕ?

Милая усталая молодая женщина, сотрудница одного из франкфуртских банков, возвращается с работы домой. Сегодня ей не нужно торопиться. Трёхлетнего сына заберёт из ясель его отец  - так она его называет, иногда проскальзывает "мой друг", но никогда "мой муж", что вернее всего говорит о кризисе в личной жизни… Недавно она объявила ему, что их отношения исчерпали себя и она будет искать для себя новую квартиру. На работе тоже сплошные нервы. Надина чувствует себя unterfordert (недогруженной), попросту говоря, работа не заполняет её целиком, она чувствует себя в силах и хотела бы работать больше. Всё же начальница, являющаяся причиной постоянных стрессов Надины, как видно, не такой уж зверь, сегодня она отпустила девушку с работы: вчера Надина прищемила металлической дверью пальчик ноги; именно из-за того, что была в бюро обутой. Боль не утихает, придётся завтра идти к врачу, просить больничный. А сейчас она как бы вне времени. Дома её никто не ждёт. Можно посидеть в любимом кафе у железнодорожного вокзала, выпить стакан капуччино, выкурить сигарету. И задуматься, где оно, счастье, которое она искала, когда восемь лет назад приехала во Франкфурт.


Её родина - Лаузиц, земля лужицких сорбов, славян, которые так и не создали своего государства и на протяжении всей обозримой истории Германии были её подданными. Но она не знает, в отличие от её матери, не только лужицкого, но и русского языка, так как в школу пошла уже после Wende  - так многие называют самоликвидацию ГДР и воссоединение Германии. Сама она, переехав с семьёй в Нижнюю Саксонию, прошла обучение в конторе адвоката, сдала государственный экзамен. Но её чем-то привлёк Франкфурт, город банков, финансовая столица Германии, да и, если не считать недавно отколовшегося Лондона, всей Европы. Во Франкфурте много всяких контор, в работниках с такой квалификацией нуждаются.

Её ценят на работе и прощают некоторые странности. Например, что иногда приходит на работу босиком или сбрасывает ненавистную обувь по дороге домой. Думала ли она, что именно поэтому, а ни по какой другой причине сейчас мимо её столика пройдёт совершенно случайно оказавшийся в районе железнодорожного вокзала симпатичный стареющий джентльмен и окликнет с русским акцентом "Guten Tag". И она ответит, сама не зная почему, на приветствие, хотя раньше никогда этого человека не видела.

…Я когда-нибудь расскажу, что Надина в первый момент подумала обо мне. Ей потом было очень стыдно за эту свою первую мысль. И мне стыдно до сих пор, что я подумал о ней сперва, когда заглянул в её разные - да, да! - разные глаза. Но мы пока не расскажем об этом никому. Умолчим и о том, что она в своё время пережила, как её несколько раз приходилось буквально вытаскивать с того света. Что по сравнению с этим какой-то прищемлённый пальчик... Сейчас Надина мечтает выучить голландский, итальянский, арабский и китайский языки. Но больше всего ей хочется знать русский, о котором она говорит с большой теплотой. Кстати, она твёрдо знаёт, что её имя созвучно русскому слову "Hoffnung", "надежда", и даже процитировала мне в немецком переводе "Кошкин дом" Маршака, который ей читала в ГДР-овском детстве мама. Она и свои собственные замечательные стихи прочитала о светлой и тёмной стороне человека.

Владимир Залесский: "У Надины приятные, женственные ступни...". Надина: "У меня много увлечений. Я шью – раз, вышиваю – два, вяжу спицами – три, вяжу крючком – четыре..." Грязные пятки совсем не смущают эту женщину. Она - знает свои права! Владимир Залесский: "Надина, сообщая тогда об этом происшествии мне по телефону, обронила: «Я шла к врачу босая, кроме шуток». Надина показывает место на ступне, травмированное металлической дверью в банке. Травмированное в тот момент, когда она была в обуви!

>
Надина поделилась очень поэтичными мыслями о том, что её существование всегда протекало на границе: в детстве - на границе Германии с Польшей, нынче - на границе Франкфурта с Оффенбахом. И очень часто на границе жизни и смерти... У этой молодой женщины, несмотря на хрупкое здоровье, столько нерастраченных сил. Вот сейчас благодаря мне она освоила ещё одну, совершенно новую для себя роль - босоногой фотомодели. Она изо всех сил старалась меня понять, делала всё, чтобы выполнить как можно лучше мои совершенно нестандартные пожелания, а как это у нас получилось, можно увидеть в иллюстрациях.


ТРИДЦАТЬ ТРИ НЕСЧАСТЬЯ

>Итак, получив редакторское письмо с вопросами, я начинаю задавать их Надине. Конечно, хочется сделать это не казённо, не через почту, а в такой обстановке, чтобы эта молодая женщина ощутила хотя бы частичку теплоты, переданной ей из России, из Сибири, которую тут считают едва ли не Арктикой…

И вот мы снова сидим в кафе у вокзала. Нам удобно здесь встречаться: ведь мы едем одним и теме же трамваем, только с разных концов. Я как-то уже писал, что Германия ближе, чем принято считать, в связи с плохим качеством фотоаппарата, который подводит в самый нужный момент. А в этот день я напрасно понадеялся на вошедшую в поговорку немецкую пунктуальность. Встреча, назначенная на одиннадцать часов утра, состоялась в полпервого после полудня. Мобильный телефон Надины не работал, просто не работал, не принимал сигнала, и всё, я уже было вернулся домой; на своём компьютере прочитал посланное час назад сообщение, что она уже садится на шестнадцатый трамвай... Впрочем, она так мило и так искренне стала извиняться, что я просто не мог на неё всерьёз сердиться.


Надина явилась на встречу соответственно погоде в элегантном светло-сером пуловере, поверх которого была накинута чёрная с крупными пуговицами, похожая на униформу, чёрная кофточка. Джинсы, как же без этого. Те же распущенные, никак не убранные волосы. Один большой раскрытый зонтик и два маленьких в сумке (она ещё побывала по дороге в магазине; ладно, с женской природой ничего нельзя поделать). И облегающая ноги до самой лодыжки спортивная обувь на толстенной подошве. «Я тебе уже говорила по телефону, что меня на перекрёстке сбил велосипедист. Пострадала в основном нога, всё остальное оказалось несущественным, ни рука, ни рёбра уже не болят, но ступню он тогда здорово задел - сильный ушиб, надо щадить». Случилось это ровно через день после нашей первой встречи.

Владимир Залесский: "Надина обклеила пластырем прищемлённый металлической дверью четвёртый пальчик левой ступни вместе со здоровым третьим: так, мол, меньше болит!". Владимир Залесский: "Она при мне, нисколько не смущаясь, прямо за столиком на улице, где мы сидели, смазала всю ступню, включая подошву, питательным кремом..." Владимир Залесский: "Сейчас Надина мечтает выучить голландский, итальянский, арабский и китайский языки. Но больше всего ей хочется знать русский..." Надина: "В немецких мужчинах мне больше всего нравится честность. Уважение. Признание ценности другого человека. В русских... Русские мужчины очень серьёзны". Надина: "Нет, я стараюсь вытеснить эту мысль, о том, что мои ступни кажутся кому-то эротичными - и у меня это довольно успешно получается!".

>
Я помню, что Надина, сообщая тогда об этом мне по телефону, обронила: «Я шла к врачу босая, кроме шуток». А как она шагает босиком, глядя прямо перед собой и ни на кого не обращая внимания, я уже видел. Тогда она при мне, нисколько не смущаясь, прямо за столиком на улице, где мы сидели, смазала всю ступню, включая подошву, питательным кремом и обклеила пластырем прищемлённый металлической дверью четвёртый пальчик левой ступни вместе со здоровым третьим: так, мол, меньше болит. Сейчас от несчастного случая распухла вся правая ступня.


У ВАС ОЧЕНЬ ГРЯЗНЫЕ НОГИ!

Босиком она побывала, оказывается, не только у врача, но и у адвоката. Дело в том, что велосипедист, травмировавший её, поступил непорядочно, укатил с места происшествия – я думаю, это выглядит мерзко не только с точки зрения европейского менталитета... Хорошо, что она заключила в своё время страховку от несчастного случая.

Таким образом, всё это надо было обсудить с адвокатом, и она зашла к первому попавшемуся по дороге. Контора была на третьем этаже, сотрудницы с изумлением посмотрели на её босые грязные ноги, но ничего не сказали. Самого адвоката не было, она лишь смогла договориться об аудиенции в другой день. Но самое интересное случилось, когда она спускалась с тремя ошалевшими мужчинами, служащими другой конторы, в роскошном вылизанном лифте. «У Вас очень грязные ноги», - обратился к ней один из них, наверное, в первый раз в жизни увидевший в учреждении босого человека и мучительно соображавший, как бы политкоректнее выразить своё отношение к этому социальному и физиологическому нонсенсу.

«Со мной только что произошёл несчастный случай, я не могу носить обувь» – ответила Надина. Собеседник чуть сконфузился: ему, вероятно, казалось, что его фраза подобна библейскому яблоку с Древа Познания, и Надина, как Ева, должна воскликнуть что-то вроде: ой, я же голая! – да спрятать свои проклятущие «грязные ноги» куда-нибудь подальше. «Я ничего плохого не имел в виду, я просто говорю, что Вам нужно помыть ноги, а то все смотрят на Вас» - выдавил почтенный немец.

Владимир Залесский: "Её ценят на работе и прощают некоторые странности. Например, что иногда приходит на работу босиком или сбрасывает ненавистную обувь по дороге домой". Владимир Залесский: "И ведь ей, действительно, наплевать на ЭТО и на многое другое, чего требует от неё общественное мнение...". Владимир Залесский: "Вот сейчас благодаря мне она освоила ещё одну, совершенно новую для себя роль - босоногой фотомодели..." Владимир Залесский: "Она изо всех сил старалась меня понять, делала всё, чтобы выполнить как можно лучше мои совершенно нестандартные пожелания". Надина: "Я юрист и знаю свои права. По дороге на работу и с работы я могу быть одета, как угодно".

>И на это Надина с гордо поднятой головой, с ясным высоким лбом, не закрытом волосами, отвечала: «Ну и что, пусть смотрят, мне наплевать на это». И ведь ей, действительно, наплевать на это и на многое другое, чего требует от неё общественное мнение...

Надина одета скромно, но со вкусом. Яркая, бросающаяся в глаза молодёжная мода – не для неё. И не только потому, что на работе дресс-код. Я догадался, спросил: «Ты любишь классический стиль?». Надина подумала, ответила: «Да, классический и спортивный. Больше ничего».

У неё приятные, женственные ступни – совсем не миниатюрные, но и не исполинские. С хорошо развитыми пальцами, которые не загибает крючками-молоточками страшная сила обуви. Она показала мне ещё в первую встречу свои босоножки на совсем невысоком каблуке, и при мне она тогда купила две пары шлёпок.

Обувь, вредно влияющую на развитие и функционирование стопы, Надина инстинктивно отвергает. «Почему ты носишь именно такую причёску? У тебя не возникало желание сделать нечто более модное, стильное, модельную стрижку или, там, завивку? Или это принципиальный отказ от «украшения себя»?» - на этот вопрос Надина ответила: «Да, ты знаешь, наверное, это так, я не люблю украшать себя».


ОДИНОКИЙ ПОЛЁТ НОЧНОЙ ПТИЦЫ

Надина: "Во время ночных прогулок я веду себя правильно. Не кокетничаю. Поэтому никто не смеет меня тронуть". Владимир Залесский: "К месту встречи мы едем одним и теме же трамваем, только с разных концов..."

>…Надина показала мне все свои богатства: тоненькое ожерелье, небольшие серёжки, часики. Не серебро - цирконий. Всё хорошо подобрано, изысканно и одновременно скромно. Минимальный макияж. И мы продолжили разговор за столиком кафе.

- Так как это всё-таки было, когда ты появлялась на работе босиком? Всё-таки была какая-то реакция?

- Ты знаешь, нет. Я сразу иду в туалет и мою ноги в раковине. До сих пор никто этого не видел. Или, может быть, видел, но не сделал замечания.

- А если бы сделал?

- Меня это мало волнует. Я юрист и знаю свои права. По дороге на работу и с работы я могу быть одета, как угодно.

- Может ли кто-то из твоего банка последовать твоему примеру?

- Наверное, нет. Эти люди всё-таки из другого теста. Вот как ты думаешь, много найдётся девушек, которые бродят ночью по нескольку часов в одиночестве по городу?

- Как, ты гуляешь ночью одна по городу?

Я откровенно изумился. Конечно, Франкфурт – город достаточно благополучный, но всё-таки…

Надина не засмущалась и в этот раз: «Да, я ночная птица. Укладываю ребёнка спать и примерно в одиннадцать часов вечера отправляюсь гулять. Если Пауль проснётся, папа рядом. Так всегда стояли наши кровати: папа, мама и ребёнок посередине. Но в три часа ночи я всегда дома. Мне достаточно спать в сутки только три с половиной - четыре часа».

Она рассказала, что это началось, когда умер её отец. Тогда же наступил и резкий поворот в жизни страны, а вскоре они и сами уехали на запад, в Нижнюю Саксонию. Всё это, вместе взятое, было стрессом для Надины.

- Хорошо, а ты не боишься во время своих ночных прогулок встретить э-э-э... плохих парней?

- Я веду себя правильно. Не кокетничаю. Поэтому никто не смеет меня тронуть.

- Ты владеешь каким-то видом самообороны?

- Да, я прошла курс самозащиты, но заниматься серьёзно, скажем, дзюдо или каратэ не хочу. Кто занимается  подобными видами спорта, даёт подписку, что не будет применять их приёмы в обычной жизни. А всем другим, и мне в том числе, разрешено для самозащиты всё, в том числе и эти приёмы. Я помощник адвоката, я знаю свои права...

Последнюю фразу она повторила с нажимом, твёрдо – и я не сомневаюсь, что все свои права она знает. Собственно, как и большинство её соотечественников. Потом она добавила: «Впрочем, всегда есть кто-то, кто за меня беспокоится и кто звонит мне даже ночью, поэтому я знаю, что никогда не пропаду.

ПРО МУЖЧИН И РОССИЮ…

- Что ты ценишь в мужчинах, в частности в немецких мужчинах, больше всего и что тебе в них НЕ нравится?

- В немецких мне нравится больше всего честность. Уважение. Признание ценности другого человека. В русских... Русские мужчины очень серьёзны. Но, с другой стороны, у них есть чувство юмора. С ними хорошо отдыхать. С итальянцами тоже хорошо вместе веселиться, но надо проявлять осторожность, не позволять им выходить за рамки. Турки делают слишком много комплиментов. Французы просто обаятельны. В общем, ко всем можно и нужно приспособиться.

А что не нравится? Лесть. Когда не уважают тебя как личность, а только пытаются всеми средствами затащить в постель. Но мои знакомые знают: есть граница, которую я не даю перейти. Если я говорю «нет», это значит «нет». Не так, как в той известной шутке о женщинах и дипломатах, не «может быть», а именно «нет».

- Кстати, как ты относишься к идеям феминизма, значит ли это слово что-то для тебя?

Тут, над этим вопросом, пришедшим мне от шеф-редактора, Надина крепко задумалась, закурила новую сигарету и лишь тогда ответила: "Я ведь из ГДР. Мы воспитывались по-другому. Мы о многом не слышали. У нас был другой круг понятий. Нет, не могу выразить своего отношения к данному движению".

- Тогда интересно знать, что вообще тебе нравится из бывшего наследия СССР и ГДР?

- Ах, на этот вопрос как раз мне очень легко ответить. Это просто моё детство, как можно отвергать своё детство?

Надина помешала маленькой ложкой свой молочный напиток и уверенно произнесла по-русски «чайная ложечка». Практически без акцента. И я понял: Надина не может по существу ответить на этот вопрос, потому что она относится к тем, кто идеализирует всё, что связано с ГДР и СССР, и ей всё нравится. Она мечтает посетить Россию, говорит: "Я хочу побывать в Ленинграде. Как он сейчас называется? Ах да, извини. Со времени основания Петром Первым он носит немецкое название, как и многие другие города, возникшие в это же время? Что ж, всё равно, как город называется. Я хочу видеть эти купола, эти мосты, эти прямые улицы, эти дворцы на фоне Невы. Я видела всё это только на картинке в детстве. Но я не знаю, как сейчас будут смотреть в России на меня, немку".

Я успокоил её: в России к немцам уже давно относятся очень хорошо, как и ко всем людям с Запада. Я предложил ей ещё более экстремальный вариант путешествия – махнуть не просто в Питер, а ещё и в Сибирь, в гости к Ассоциации Босоногих.  Привёл стандартные аргументы, развенчал все «страшилки», рассказал, что в Сибири не бродят по улицам медведи и морозы под минус сорок градусов не трещат за окном с сентября по май… Надина всё время восхищённо слушала и в конце отнюдь не сказала «нет».

- Надина, если ты считаешь себя «недогруженной», то чем ты заполняешь эту недогруженность? Может быть, у тебя есть хобби – тогда какое?

- Скорее, какие. У меня много увлечений. Я шью – раз, вышиваю – два, вяжу спицами – три, вяжу крючком – четыре...

Очень скоро, когда дошли до оригами и макраме, не хватило пальцев рук. Легче было назвать, чем она из традиционных девичьих занятий НЕ владеет. «Я сама этому всему научилась», - с гордостью произнесла она. Надина занимается и живописью, владеет акварелью, пастелью и рядом других классических техник. Она, правда, самокритично заметила: «Только рисовать линии, воспроизводить очертания предмета я так и не научилась».

Увлекалась искусством каллиграфии. Любит в новогоднюю ночь пускать фейерверки, сама или с друзьями. Хотя ребёнку положено в это время спать, но он держится изо всех сил, очень хочет посмотреть. Наверное, в маму пошёл и соней уже никогда не станет... В школе Надина научилась переплетать книги. «В младших был предмет Werken, то есть труд. Но я со второго полугодия третьего класса ходила в школу в Западной Германии, там ничего подобного нет» - вспоминает она.

- Надина, а как ты считаешь: есть ли какая-то разница между «западными» и «восточными» немцами в смысле босоногого поведения? Существовал ли в ГДР такой же культ «чистоты» и «стерильности», как в бывшем СССР? Или, наоборот, восточные немцы чаще позволяли себе босоногость?

- Трудно сказать... Я ведь раньше не задумывалась над этими вопросами.

Я продолжал идти по списку задания, по списку вопросов…

- Вот ты примерила не себя роль «босоногой фотомодели» И как, понравилось?

- Ещё как понравилось!

- Думаешь ли ты о том, что твои ступни кажутся кому-то эротичными?

- Нет, я стараюсь вытеснить эту мысль, и у меня это довольно успешно получается. Я просто не думаю об этом, и всё.

- И последний вопрос: Надина - это не типично немецкое имя, скорее французское. Почему оно было выбрано твоими родителями?

…Надина ответила просто: сейчас это как раз довольно распространённое немецкое имя. Но во всех странах и на всех языках оно восходит к русскому слову «надежда». Будем надеяться и мы, что девушка справится со всеми своими проблемами. В том числе с нашей помощью. Потому что босохождение лечит. И тело, и душу.


Беседовал специальный корреспондент информационного бюро портала во Франкфурте (Германия), Владимир Залесский. Фото автора. Подготовлено редакционной группой портала rbfeet.com

ВСЕ ФОТО ИНТЕРВЬЮ


От редакции.

НАША...


Удивительная страна – Германия. При том, что немки сидят в сауне вместе с немцами, совершенно голые, никаких там плавок-купальников; при том, что немецкая порнография считается самой грубой в мире – тут тебе и анальный секс сплошь и рядом, и фантазийное использование человеческих экскрементов… При том, что во время Октоберфеста средний бюргер считает не зазорным отойти в уголок ресторанной веранды и помочиться на стенку, при всех, а привычка портить воздух за столом во время обильной трапезы с тушеной капустой (описанная, кстати, до крайности этим сражённым Фадеевым в «Молодой гвардии»!) – это вообще детская шалость, так вот, при этом всём: вам, дескать, нужно помыть ноги, потому, что все смотрят на вас!

Потрясающе. Страна контрастов.

А ещё это вот «Я знаю свои права!».

Ей-Богу, я бы променял всю нашу чинность-благородность, посконность и домотканность, приличия и щепетильность, толстых с достоевскими на это вот, коротенькое: «я знаю свои права и это моя свобода!». Не глядя бы променял. Потому, что рабы немы, и мы как раз рабы, а такие, как Надина – нет.  И никогда, - слышите, никогда! – даже за миллион долларов вы не найдёте ни в Москве, ни в провинции, сотрудницу банка, которая могла бы так вот заявить шефу: мол, по дороге на работу и с работы я могу быть одета, как угодно. А потом мыть ноги в раковине. И при этом не быть уволенной из этого банка к чертям собачьим за полчаса…

Нет такого в России, при всей её скарамыжной духовности и межеумочном почвенничестве.

…И вот всё же Надина – на сегодня самая симпатичная для меня из собеседниц Владимира Залесского. Из всех его этих немецких врачей, оверсайдеров и экспериментаторш с дырками в самых частях тела. Почему? Потому, что, как ни странно, даже на фотографиях Надина выглядит – не смейтесь! – простой русской бабой. Точнее, немного советско-российской; такой, знаете, из рязановского «Служебного романа». Усталой, несмотря на «недогруженность». Не особо ухоженной (я ничего плохого этим сказать не хочу, не думайте – просто она совсем не гламурно-холёная, как наши банковские леди!). Простой. Домашней. И… немного невезучей, несчастной, опять же – как наша русская баба, пашущая на семью и ребёнка.

Сил нет, как хочется её приголубить, привезти в Новосибирск, окружить вниманием и заботой, носить на руках – ну не всё время, а так чтобы ещё и босиком с ней погулять, но вы же понимаете, метафора это, галимая метафора. Подарить ей не только белые питерские ночи, но и звенящие алтайские водопады, ослепительное небо Горной Шории и т. д., и т. п.

Ещё Надина нравится тем, что она тоже, как и монструозная Лу, как и достославная Алина, немного не в себе. Точнее, не от мира сего. Или просто инаковая. Разные глаза, это, знаете ли, перст Судьбы. Этим небеса метят не каждого… Словно определяя и трудную судьбу, и девиантность во многом. Бродить ночами по Франкфурту – это не хуже, чем дреды таскать на голове. Но она вполне социальна, у неё есть ребёнок, она РАБОТАЕТ, а не рядится в тогу напускной отрешённости и фальшивой гениальности. Она – простая. Может быть, потому, что она из ГДР? Понимаете, она из ГДР, из улучшенной  и доработанной копии нашего СССР, то есть – она наша с вами. Восточная немка по духу, это-то и задевает ностальгическую струнку, это и тревожит сердце…

Конечно, я бы порекомендовал ей другую причёску. Хорошие волосы, могли бы закрыть её высокий лоб, смягчить выражение лица. Хорошая фигура, широкие плечи, длинные ноги… Эх, как бы она заблистала в фотосетах Студии RBF! Но Франкфурт далеко, надежда призрачна… Надежда – да, есть, и немецкая, и наша. Может, закончится полоса её невезения, дадут ей огромную премию и мы эту немецкую Надежду встретим в Новосибирске?

Я не знаю, как в этом стандартном моём послесловии, в котором хочется обратить внимание на многое: и на набившее оскомину лицемерие европейской (немецкой иже с ней) морали, и на вековое российское рабство духа, и на фразу о «серьёзных русских мужчинах» - о немецких, кстати, тоже, ибо они «уважают личность», а у моих соотечественников, да по отношению к бабе, с этим туговато! –в общем, там, где хочется сказать о многом, сказать просто: мы тебя любим, Надина!

И передать частичку теплоты из Сибири во Франкфурт.

Надежде…

Одним словом, есть надежда, что вы меня поняли.


Игорь Резун, член Союза журналистов РФ.

Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: mordella@ngs.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».