Босиком в России

Босиком в России / Новости /

Специальная ретроспектива Helen mission: как это снималось в 2008 году...

В общедоступных галереях портала скоро стартует специальная ретроспектива -  Helen mission. Это один из самых ярких фотосетов Студии RussianBareFeet, снятый в 2006 году. Мы попросили нашего бывшего ведущего фотографа Студии, Владимира Майбаха, проживающего ныне в Израиле (Хайфа), рассказать об этой эпохальной съемке, тем более, что в общем рассказе про 2008 год этот момент был непростительно упущен…

Специальная ретроспектива легендарного фотосета 2008 года на портале "Босиком в России"! Татьяна Анисимова пришла на встречу босая - как и ходила тогда на работу... На фото - созванивается с моделью. Лена бесстрашно вышла "на маршрут" в экстремальных условиях. Она не боялась испачкать или поранить ступни - феноменально! Карабкалась по ржавому железу...


ГОЛОНОГОЕ БРОНЗОВОЕ ЧУДО

Татьяна Анисимова, которую я хорошо уже тогда знал, как научного консультанта только что созданной Ассоциации Босоногих (Новосибирская Ассоциация босоногих была создана в ноябре 2007 года – пр. ред.). Милая женщина, я видел её как раз зимой седьмого года, на улице – и, естественно, полностью обутую. Ну, знал, что она с членами ассоциации запросто может выйти во двор дома, где располагался «Альманах Елены Альмах» (первая штаб-квартира Ассоциации – пр. ред.), побегать босиком по снегу – в самом «Альманахе», где топили на редкость хорошо, подвал всё-таки! – она разгуливала босиком. Но того, что взрослая женщина и достаточно солидная, придёт на встречу босая – вот не ожидал! Пусть даже летом, пусть жара…

Всё равно казалось, что члены Ассоциации не так уж и фанатеют по своему хобби, но пришлось в этом убедиться.

Выпорхнула из автобуса – голоногая, в лёгком платьице, ни следа обуви с собой (в сумочке тоже не было - случайно увидел, когда она её открыла, искала телефон). Татьяну я потом несколько раз снимал, сопровождая первого босотуриста из Италии, Стивена Этторе Петраззини, в 2008 году – и, кстати, могу сказать, ступни у Тани были, что называется, «на уровне». Не порченные угодливой погоней за модой и уродливой модной обувью… в общем, вышла босая, мы поздоровались, Татьяна тут же начала названивать по телефону. А ещё так понимающе кивнул на её голые ступни, слегка запылённые, она небрежно бросила:

- Да, я так на работу хожу летом… сейчас ещё одна босоногая придёт!

Профессионально целилась из игрушечного пистолета, который решили... не подрисовывать. Условность есть условность. Сочетание цветов в этом фотосете невероятно сочное! Босиком - значит, босиком! Везде. Лена на рельсах базы "Вторчермета". У цистерны.


Да, кстати, я не сказал, как возникла идея фотосета. Может быть, я упоминал это вскользь, но не грех повторить. Итак, перед этим приезжал другой босотурист, кажется, из Питера. Поселили мы его на даче у одного из членов Ассоциации – а путь к ней пролегал по дачному просёлку за площадью Сибиряков-Гвардейцев. Одним словом, далеко и грязно; ну, босоногому пошлёпать по глинистой чавкающей жиже летом в радость, да и баня была… Дело не в этом. Так вот, топая между двух страшных на вид заборов из строительных плит, древних, как ступени Баальбека, я внезапно обратил внимание на утонувшие в земле рельсы, пересекавшие эту дорогу; рельсы выползали из-под ржавых ворот и на другой стороне под такие же ржавые створки скрывались.

Конечно, я сразу же подобрался к одним из ворот и нашёл в грубом железе щелочку и припал туда глазами. Мама миа… это было, как любит говорить молодёжь, «что-то с чем-то». В синее небо врезались колеса перевёрнутых железнодорожных цистерн, вздыбленные рельсы; на заднем плане маячили металлоконструкции типичного голливудского боевика про разрушенный мир… В общем, тут была запретная и заповедная, загадочная – и неумолимо притягивающая к себе зона. Где ещё в Новосибирске найдешь такой фотополигон?!

Мне немедленно захотелось там фотографировать. Какую-нибудь хрупкую девушку. Чтобы на фоне искорёженного металла и мёртвой земли крыльями ангела парили бы её тонкие босые ступни. Чтобы этот силуэт тонкий её был сам, как ангел. Чтобы это было своего рода «Апофеоз войны» Верещагина – только наоборот, может быть, я неправильно выразился.

Вот такую девушку сейчас Татьяна и обещала привести. Вообще, у неё был (и, вероятно, остался), потрясающий дар находить красивых молодых девчонок. Сколько она нам на Студию, можно так сказать, перетаскала!

И я не обманулся в своих ожиданиях.

Великолепные загорелые ступни на фоне ржавого железа. А вы бы так смогли? Фотограф был в шоке... Босиком по гравию, которым засыпана большая часть поверхности... Лена совершенно не стеснялась грязных пяток. У "аццкого вагона"...

Теперь уже не из автобуса выпорхнуло, а из маршрутки вышло такое чудо… то есть длинные и безупречно-загорелые ноги. Прямо бронзовая гладкая кожа. Смуглое тело, гибкое – спортсменка! – лицо с достаточно тонкими, живыми чертами лица и жгучие чёрные волосы. Копной. Короче… прямо подружка Джеймса Бонда из этого фильма, где французская звезда украинского происхождения, хорошо сыграла (имеется в виду актриса Ольга Куриленко в фильме «Квант милосердия», 2008 – пр. ред.)! Я только не помню, он уже тогда вышел, или эту аллюзию я потом выстроил…

- Здравствуйте! Лена. – она подала мне такую же смуглую и скульптурную, как и ступня, руку.

Анисимова меня представила, пощебетала что-то про съемки: мол, тебе сейчас всё объяснят и умчалась в сторону «Альманаха» - точно, пыля босыми ногами. Без вариантов.

Я ПРОСТО ПОД НОГИ СМОТРЕТЬ БУДУ!

…Когда мы с Еленой ехали в дребезжащем автобусе, я провел своего рода рекогносцировку: кто такая, откуда, есть ли опыт съемок. Оказывается, нет, раньше не фотографировалась; окончила «психофак», работает психологом в школе и т. д. В общем, человек, которому прелести босохождения и значение этих фото объяснять не надо. Видно было, что Татьяна Анисимова провела разъяснительную работу добротно.

И, конечно, так вот, босиком, показывая грязные подошвы, Лена отбыла со съёмки домой...

Потом я спросил её: не страшно, что прямо из дома – босиком и далее везде? Там же, похоже, что-то вроде свалки. Признаться, я сам забыл предупредить, но вскользь говорил. Лена тряхнула чёлкой:

- Ерунда. Я просто под ноги смотреть буду!

И тут, кстати, я понял, кого она мне напоминает. Исполнительницу главной роли в «кавказкой пленнице», ту самую «комсомолку, спортсменку, отличницу», которую сыграла Наталья Варлей! Отчаянная, озорная, и вся какая-то очень положительная. И, видимо, такая же бесстрашная: по крайней мере в автобусе ей наступили на ногу. Не каблуком, конечно, кроссовкой… Лена только поморщилась резко отдернула ступню; ничего там страшного не было, конечно – но она об этом потом не вспомнила ни единым словом.

Итак, мы приблизились к этой самой базе. Это уже потом я узнаю, что мы попали на территорию «Горвторчермета». То есть отслужившая своё железнодорожная техника, списанная, катилась сюда и полная ржавого металла. И пустая и просто валилась с рельс к конце расходящегося веера путей. Так сказать, шла по этим рельсам на убой. Постакалиптическая картина; жалко, именно такой мы не застали – но запросто могли предположить. А вообще, там, на этой базе, было пустынно. Только горело ослепительно-синее небо над заросшими травой рыжими горами металлического лома и где-то вдали что-то гудело: не то элеватор, не то пресс, в общем, некое строение, где поднимали пыль грузовики.

Тут не было ни души. Мы запросто попали на территорию сквозь пролом забора, даже не украшенного витой мишурой колючей проволоки; достал я из своего рюкзака бутафорский пистолет, купленный в игрушечном магазине. Кстати, на фото потом планировал дорисовать его, нарисовать чёткое дуло, окружность, но… в конце концов, плюнул. Условность есть условность. Все же будущие зрители наверняка понимали, что дело вовсе не в этом пистолете, и не в том, насколько выдержан саспенс: зачем босоногая красотка в лёгком платьице мечется по этому ржавому аду, в кого целится, какую «Аль-Каиду» тут разыскивает…

Лена оказалась действительно бесстрашной. Каюсь, я сам обувь не снимал; одно из первых правил фотографа на подобных съемках – техника безопасности. Модель-то видит, куда она наступает, и где идёт, а вот фотограф смотрит только в объектив. И тут до травмы недолго! Но я смотрел, как голые ступни девушки совершенно бесстрашно топают по выжженной солнцем земле, усыпанной растолченным кирпичом и щебнем, и завидовал. Это круче, чем подружка Бонда!

Лена отважно карабкалась на рыжие металлические конструкции, совершенно непонятного нам обоим, предназначения. Конечно, я проверял перед этим металл рукой – насколько нагрелся; нет, не до степени ожога, но горячеват… если кто-то думает, что это легко, попрыгайте босиком на крышах старых металлических гаражей: такую радость вы найдёте практически в любом районе. Ступала по этому царапающему босые подошвы, неласковому металлу. Лена цеплялась за него голыми ногами, голыми руками… Погружала ступни в глинистую землю, кучи которой тут были рассыпаны. Конечно, эти ноги очень скоро запылились; но поразительно, что даже суглинок не мог скрыть их великолепный загар.

Конечно, с точки зрения чистого эстетства, ступни у новой модели были хорошие, но мало чем примечательные. Хорошие ступни вполне среднего уровня. Широковатые во взъеме, с тренированными щиколотками, немного «крестьянские». Пальчики прижаты друг дружке, мизинчик «желудем» - но не загнутый, что характерно для многих, ещё не рожавших. Но очарование в бесстрашии этих ступней – было.


АДСКИЙ ВАГОН И МАШИННОЕ МАСЛО

…В общем, лазили мы по этому ржавому железу довольно долго. Я реально утомился. Лена – ни капельки. Наблюдая, как она довольно профессионально вскидывает «оружие» в разные стороны, целится и так далее, я не выдержал:

- Ты откуда так хорошо с пистолетами обращаться умеешь?

- Да папа научил… - немного нехотя призналась девушка – Он у меня полковник милиции!

Вот такие дела.

Потом мы пошли к цистерне. Вообще, ещё раз подчеркну: сочетание абсолютной тишины – шум какого-то производства на горизонте ощущался, как фон, равномерный и через полчаса мы его просто перестали слышать! – и полного безлюдья рождало совершенно фантастическое ощущение. И исковерканного железа, вздыбленной земли вокруг. Что-то такое из пейзажей «Безумного Макса», учитывая красно-коричневый колер местной глинистой земли.

Ох, как я жалею, что я тогда не говорил с нашими моделями! Точнее – не было задания говорить. Не было практики всех этих интервью, которые сейчас на сайте публикуются; да и говорить я не мастак, я по другой части; тем более, если не с мужиками и не под водочку… Был момент, когда мы сделали передышку в который раз. И Лена, устроившись на камне (это вот те самые бетонные блоки, на которых она позирует, подложив под себя купленную мной газету), положила мне ступни на колени, обтянутые брюками. Что-то я ей о них хотел рассказать. Просто так сделала это, без всякого кокетства. В ней его вообще не было. И я положил руку на эту тёплую, нагретую солнцем кожу, гладкую и в то же время упругую. И, наверное, что-то сказал: я сейчас не помню.

Мне запомнилась её реакция. Прямо, как у Александра Сергеевича: «Хвалу и клевету приемли равнодушно…». В данном случае девушка «приемлила» не равнодушно, а с живым, но совершенно ровным интересом. Просто познавала мир. И хотя я не сомневался, что с Татьяной Анисимовой у них наверняка состоялся разговор о том, кого заведут её босоногие фотографии, этих отважных загорелых ступней – кое в чём просветил. Лена не выразила никакой эмоции. Сказала с непередаваемой вежливостью: «Интересно!».

Вот она вся была такая – совершенно ровная, невозмутимая, настоящий психолог.

Ну, а потом мы пошли сниматься в разбомбленный пассажирский вагон, на полу которого – месиво осколков выбитых стекол, фанеры, картона и грязных гнилых тряпок. Там она балансировала на всём этом, не боясь – а просто остерегаясь порезаться. Совершенно хладнокровно, как и подобает девушке Бонда. А на выходе – это вы увидите, как я понял, в одной из последних частей публикуемого фотосета! – мы вышли к какой-то конструкции, заваленной бочками и оттуда что-то вытекало. Я выразил опасение, что тут могут быть химические жидкости, хотя специфического запаха не было. Лена тут же отреагировала:

- Да ну… это просто машинное масло, похоже!

И влезла босой ногой в лужу. Её подошву в глине и этом масле вы можете лицезреть на фото…

Возвращались мы по ординарной улочке, пошли другой дорогой, в обход базы. Кстати, вот тут-то я смог разуться, наконец! И не упустил случая поснимать девушку ещё в «цивильных», обыкновенных местах – например, на ступенях какого-то там кафе или магазина, закрытого безнадёжно и давно. Рассматривая свои грязные ступни, которые к тому времени уже были просто фантастически испачканными, Лена с чувством какого-то внутреннего открытия резюмировала:

- Да-а, теперь я понимаю, что грязные ступни – это круто…

Я настолько был истомлен жарой, работой и передвижениями, что даже не нашёл сил спрашивать, что она имеет в виду.

Так вот, можно сказать, всё это присказка. Потому, что конец у этой истории печальный. Нет, не в плане модели: хотя, как мне сказала Анисимова, Лена вышла замуж и уехала в Москву. Дело не в этом. Ровно через год я, помня о таком фантастически колоритном «полигоне», решил повторить съёмку. Пошли мы туда уже не помню, с кем…

И вместо раздолбанных плит забора увидели новый, без единой щёлочки, да ещё оконтуренный арматурой с колючей проволокой. Над местом, где мы тогда поникали на базу, красовалась стеклянно-металлическая будка охраны.

Я позвал. Вышел упитанный охранник в чёрной форме с эмблемой неизвестного мне ЧОПа.

Я вкратце обрисовал ситуацию. Поснимать, мол… Охранник колебался. Я посулил бутылку коньяка. Охранник хмыкнул, ушёл посовещаться. А потом вернулся и сказал:

- Брат, извини, не получится… Тут везде камеры стоят. Хозяин нам дюлей даст. Не можем!

Вот такое пришествие капитализма в Россию. И с той поры я уверился: удачный фотосет на одном и том же месте бывает в жизни фотографа только раз!

А Лена… что ж, она сейчас далеко. А то бы мы повторили: пусть и в другом образе.

Очарование этого фотосета, этой «Мисии Хелен» не меркнет с годами.


От редакции: мы сейчас пытаемся связаться с Еленой, которая, по нашим сведениям, находится в Новосибирске. Возможно, мы порадуем вас новой фотосессией с этой прекрасной девушкой и интервью с ней!


Подготовлено редакционной службой портала «Босиком в России». Использованы фото Студии RBF. Автор комментариев – Владимир Майбах.


Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: mordella@ngs.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».