Босиком в России

Босиком в России / Новости /

НЕУЛЫБЧИВОЕ ЛИЦО РОССИЙСКОГО БАРЕФУТИНГА

НЕУЛЫБЧИВОЕ ЛИЦО РОССИЙСКОГО БАРЕФУТИНГА

Михаил Фролов (из г. Лотошино, Московской области). "Группа здоровья" Антона Никитина (Москва). Михаил Фролов (из г. Лотошино, Московской области). "Группа здоровья" Антона Никитина (Москва). Четвёртый слева - Андрей Битцевский. Михаил Фролов (из г. Лотошино, Московской области).

Научиться ходить босиком по снегу гораздо проще, чем честно себе признаться: зачем это делаешь?


За последний квартал ушедшего года, включая, впрочем, и первую декаду года наступившего, портал «Босиком в России» опубликовал рекордное количество интервью с зарубежными любителями Barefoot Lifestyle. Гостей из каких только стран мы не слушали! США, Мексика, Франция, Хорватия, Канада и многие другие. И, вероятно, сейчас самый удобный случай поговорить о нашем, российском барефутинге, представленном широко в области Босонета – главным образом, в соцсети ВКонтакте, и в гораздо меньше степени, в сети Facebook, где босоногое сообщество знает, главными образом, только Ольгу Гавва из Санкт-Петербурга, как живую икону этого «босоногого стиля жизни». Что ж. давайте поговорим! Тем более, что не так давно интервью сайту дал, а точнее, попытался дать Михаил Фролов из подмосковного города Лотошино.


Одна моя знакомая, в течение не одного года уже не раз наблюдающая наших мужчин-барефутеров, как-то заметила мне не без сарказма: а что, у вам, мол, все «такие»? И я её сарказм понимаю. Я и сам порой с некоторой грустью наблюдаю за мужчинами и юношами, посещающими массовые акции Новосибирской Ассоциации Босоногих, да и… не только за ними, за нашими. Увы, устойчивые пороки вкуса и воспитания никакими босопоходами не исправишь, никакими босоногими подвигами не компенсируешь. И дело не в моей личной оценке…

На нас смотрят посторонние люди. Те самые, кому мы изо всех сил стараемся доказать, что босиком – это «СТИЛЬНО, МОДНО И ЗДОРОВО!», как написано в первых строках описания нашей профильной группы в ВК. Потому, что по виду отдельных мужских представителей выходит и не совсем модно, и совсем не стильно, не здорово и вообще как-то невесело.


Но это шут с ним, как говорится, а важно ещё и другое. На вопрос о «корнях» барефутинга, любви к хождению босиком – которая, как мы уже с вами прекрасно знаем, рождается совсем не на пустом месте! – очень немногие отвечают честно. Без обиняков и без подросткового кокетства. На моей памяти чётко об этом в интервью высказались только киевлянин Андрей Новоселов, о котором мы совсем недавно вспоминали, и новосибирец Олег Аронов.

"Группа здоровья" Антона Никитина (Москва). Михаил Фролов (из г. Лотошино, Московской области). "Группа здоровья" Антона Никитина (Москва). Михаил Фролов (из г. Лотошино, Московской области). "Группа здоровья" Антона Никитина (Москва).

И, читая некоторые интервью, я начинаю понимать, как же страшно иной раз признаться в самых простых вещах! Например, «я люблю ходить босиком, потому, что…» - потому, что на меня так обращают внимание, я получаю свою дозу этого наркотика, что тешит мой лёгкий эксгибиционизм или заполняет вакуум моего общения. Или «я хожу босиком, потому, что…» хочу закадрить босоногую девушку, со всеми вытекающими последствиями и любоваться её красивыми голыми ногами. Или я делаю это потому в компании с нами, что у самого кишка тонка. Боюсь в одиночку, однако!

О тех, кто не боится открыто и честно назвать себя «фут-фетишистом», я уже не говорю. Слово это подобно позорному клейму…

Одним словом, я не люблю, когда врут мне и ещё больше не люблю, когда врут самим себе.


Михаил Фролов ярко отметился в группе Ассоциации в соцсети ВКонтакте в самом начале января: появились его фото босиком на снегу. Такие вещи мы всегда приветствуем – это вам не рассказы из рода «охотничьих баек». Это честное свидетельство человека, действительно прошедшего этот путь. А то, что Михаил его прошёл, я не сомневался ни разу: «обморожений избежать никак нельзя, если ты ходишь всегда босиком, хоть маленькое обморожение, но всё равно ты получаешь…» - написал в ответах на вопросы Михаил – «Когда температура на улице очень низкая -15, -20 градусов желательно на ночь смазать ступни ног жирным кремом, и оставить на всю ночь, что бы крем полностью впитался. На следующий день, когда я выхожу на улицу и иду по снегу, в начале две-три минуты я чувствую холод, а потом такое ощущение что как будто бы я иду летом по песку».


Примерно тогда же я обратился к Михаилу дать интервью, справедливо полагая, что такой опытный человек будет полезен нашему порталу не только изложением своих физических ощущений от зимнего барефутинга, но и скажет что-то толковое, по самой сути…

Михаил Фролов (из г. Лотошино, Московской области). "Группа здоровья" Антона Никитина (Москва). Михаил Фролов (из г. Лотошино, Московской области). "Группа здоровья" Антона Никитина (Москва). Михаил Фролов (из г. Лотошино, Московской области).

Тем временем Михаил продолжал постить фото. Он штурмовал босиком в январе московские магазины, делал фото. Ну, я бы сказал, что немного однообразные, ну да ладно: не у всех под рукой личный фотограф! Обмолвился: «Пока нет, не пробовал (речь шла о переходе Москвы-реки босиком – пр. авт.), но завтра хотим попробовать!».

Как раз в это время Михаил и прислал свои ответы; а вот на мой вопрос в ВК: «Михаил, "хотим" означает, что вы кого-то на снег вытащите? Это интересно. А то всё один да один…» он уже не ответил. Это было симптоматично.


Ну, оставим пока на время эту тему и перейдем, собственно, к ответам Михаила. Вообще, технология подготовки наших интервью достаточно простая: вначале выдаются 10-20 самых общих вопросов, получаются ответы; потом идет «копка вглубь», то есть следуют вопросы уточняющие и т. д. Мы не любим, когда нас держат за дураков, и своих читателей дураками не считаем.


Про свой населённый пункт, где он живет – районный центр Лотошино, Михаил, к сожалению, ничего не написал. А зря. Пришлось самому искать в Сети; кабы Михаил интересовался историей места проживания (что вообще-то, всегда отличала человека по-настоящему культурного), он бы мне рассказал, что в старину Лотошино было одним из центров русской торговли. Большинство жителей села торговали собственными изделиями (игрушки, пирожки и прочее) с лотка, а людей, торговавших так, называли лотошниками; это и дало название населённому пункту, лежащему на северо-западе Московской области, примерно в тридцати километрах от Волоколамска…

Ладно, я не обиделся. Добро хоть Михаил рассказал о своей профессии, точнее о многих профессиях: «По специальности я электрогазосварщик, а профессий у меня было много! Работал в охране, на фото аватара я как раз в форме охранника, потом в ЦентрЛесхозе, по восстановлению лесных насаждений, в настоящее время работаю в Москве…».

"Группа здоровья" Антона Никитина и посетившая их в прошлом году Ирина Пономаренко из Магнитогорска. Михаил Фролов (из г. Лотошино, Московской области). Ирина Пономаренко в Москве летом. Сейчас она живёт в Казани и обещает весной снова выйти с нами на связь!

Естественно, я поинтересовался: а где сейчас работаете?

Тишина…


А ведь это важно. Не зря зарубежные барефутеры всегда уточняют, где они работают – в офисе или дома, имеют ли они возможность быть босиком на работе, и на этом основании в частности, именоваться barefuter 24/7 – то есть «двадцать четыре часа и семь дней в неделю». Тем, кто не зажат в офисные рамки и работает дома, онлайн или на аутсорсинге, завидуют. И мы завидуем. Иногда те же западные честно признаются: да вот, на работе требуют соблюдать «имидж», поэтому хожу босиком не то, что бы тайно, а там, где меня не узнают… Об этом и наши говорили, это как раз понятно.

Что же у Михаила за такая секретная работа, что он промолчал?!


А вот дальше пошли сплошные непонятки. На вопрос о давности появления этой привычки, и ли склонности – называйте, как хотите, мой корреспондент ответил следующим образом (выделено мной – пр. авт.):


«Да, босиком я начал ходить с семи лет. Начал ходить босиком из-за того, что хотел заболеть и не ходить в школу. В результате заболеть я так и не получилось, но… зато получил несказанное удовольствие от хождения босиком по снегу. Мне это очень понравилось, и я стал разуваться чаще, и понемногу ходить по снегу. Родители, конечно же, об этом не знали. Я очень боялся, что они узнают... После того как я походил босиком по снегу, потом я обувался и затаптывал все свои следы. Мне просто было очень стыдно, если кто-то увидит мои босоногие следы на снегу».


Меня это тем более удивило. Ну, не онанизмом же парень занимался, простите меня! Чего тут «стыдится»?! Бояться – это я ещё понимаю, ибо всё началось-то с неблаговидного намерения увильнуть от школы, но не стыдится…

И снова Михаил НИЧЕГО не ответил.

Как оказалось, стыдился он не только родителей. Стыдился и одноклассников: отвечая на шуточный вопрос – кого вы «обратили в свою веру?», Михаил пишет: «Нет, я ничем не отличался от своих одноклассников, потому что никто не знал, что я зимой хожу босиком. И я никого не хотел обратить в свою веру, это был мой большой секрет!».

Опять секрет! Я позволю себе маленькое отступление.

Когда я сам учился в школе, классе, кажется, в восьмом, был у нас такой переросток-второгодник… не помню, как его звали, допустим, Федя. И что-то он мне сказал: дескать, каждое утро он обтирается снегом. Я спросил с замиранием сердца: и босыми ногами по нему ходишь – то же?! Он это подтвердил.


Мне было не стыдно. Мне было страшно, что я не смогу, а ещё страшно хотелось попробовать. Стыдно мне стало потом, когда я вышли мы с Федей во двор дома на улице Жемчужной в Академгородке, и он, ткнув пальцем в ближайший сугроб, сказал: вот, мол, подходящий!

Тут понимаешь, мамаши коляски катают, дети играют, а мы, как два дурака, разденемся до трусов и будем в снегу кувыркаться; да если даже не до трусов – всё равно дико… на дворе стоял твердокаменный, замшелый восемьдесят третий.

В общем, упросил я Федю отойти в ближний лесок за дом; в Академгородке лески такие – сразу от балконов и там он разделся, действительно, до черных «семейных» трусов, я же просто разулся, ибо был записным хиляком, носки с ботинками снял, закатал штанины и ступил босыми ногами на снег первый раз в жизни…


Ощущений, честно говоря, не помню. Ну, холодно, ну, страшно, что тут же ноги превратятся в кристаллы льда, и азартно, оттого что я делаю что-то вроде как за гранью здравого смысла, взрослыми запрещённое; и приятно – от страха или от адреналина, выплеснувшегося в подростковый организм.

Федя ничего этого не ощущал – он растёрся снегом, рассказал мне походя об очередном половом своём разбое, так как вся школа знала, что он уже вовсю «жил» со студентками из университета и всё, на это мой первый опыт закончился. Повторять мне его было не с кем.


Я, конечно, дико завидую Михаилу по причине того, что он вот в своё время смог обойтись без компании и продолжил зимнее босохождение, а я - нет; но –то рассказал этот эпизод потому, что я легко могу признаться – а главное, проанализировать, чего это мне было «стыдно», и чего «страшно», а он вот… побрезговал.


Далее Михаил пишет: «Практически постоянно босиком я стал ходить в 32 года. Вообще большую часть своего времени я провожу босиком, зимой и летом, в любую погоду. Обуваюсь я очень редко, когда, например, иду в поликлинику и в другие государственные учреждения». Отвечая на вопрос о реакции соседей, отмечает: «Реакция соседей по дому разная, некоторые соседи переживают за меня, беспокоятся, что я могу заболеть, а другие наоборот радуются, что я закаляюсь и забочусь о своем здоровье, говорят молодец».

И опять возникает вопрос - что побудило-то в тридцать два года? До возраста Христа ещё рано, год оставался… Почему вдруг стали так ходить постоянно? Неужто проснулись и решили – с понедельника начинаю? И какой был подготовительный период – неужели вы не увеличивали постепенно время и маршрут таких прогулок?

Опять не ответил Михаил. А вот это было бы нам как раз с практической стороны интересно. Потому, что я прекрасно помню, что побудило меня (это другой разговор, да и в интервью своих я часто об этом говорил!), что побудило многих других моих товарищей. Почти документально описан семикилометровый поход Александра Колмогорова босиком по льду Обского моря в апреле… (это широко обсуждалось на форуме www.rbfeet.com, а больше - на форуме Ольги Гавва - пр. ред.) Много раз о практике подготовки к круглогодичному хождению босиком рассказывала сама Ольга Гавва. Все, кто пробовал ходить босым по снегу, всегда отмечают, как они тренировались, а не так: прыг! - и пошёл.  Это ценная, полезная информация.

Снова отмолчался наш герой.


«В магазинах другая ситуация. Многие продавцы шокированы увиденным, когда я захожу в магазин босиком. И многие задают вопрос, Как вы так можете ходить зимой босиком? Разве вам не холодно? На что я им отвечаю, что это у меня такой образ жизни, что я хожу так постоянно, и мне очень нравится ходить босиком всегда и везде» - говорил Михаил. Ну, вот тут уже я начинаю не то, чтобы сомневаться… нет, это возможно. Достоверно известно, что так живёт та же самая Ольга из Питера. Но вот её-то день как раз буквально по минутам расписан – куда она пошла, зачем, какие у неё есть причины – точнее, какие были бы причины использовать обувь, почему она этого не делает и как она справляется с этим. Я уж молчу о том, что как раз Ольга очень четко сказала, что человек, достигающий высот в статусе барефутера в условиях России (а тем более Сибири) и гордо носящий знак «барефутера 24/7», не может вот так проснуться утром после дождичка в четверг и пойти по этому миру босиком. Ещё ни у кого так не получалось. У всех было период подготовки своего организма и увеличения длительности босоногих прогулок в холодную погоду…

Видно, Михаил у нас гомонюкулюс какой-то…


Конечно, рассказал Михаил и забавные случаи. Например: «Некоторые люди при виде человека, идущего зимой босиком недоумевали, не понимая, почему он так идёт. Другие просто не обращали никакого внимания. Многие показывают жест: «класс!» и за такой образ жизни. Ещё был один случай, здесь в Москве. Когда я шел по улице босиком, ко мне подошел молодой человек (узбек) и спросил, мол, брат, что у тебя случилось? Почему ты идёшь босиком? Может, тебе чем-нибудь помочь, нужна помощь? Я ответил: Спасибо тебе за сочувствие, у меня всё в порядке, просто мне так нравится ходить босиком зимой и летом». Жаль, не рассказал о реакции узбека. Мне вот очень интересно. Ибо у меня, как правило, долгие беседы с такими интересующимися происходят.


И много ещё чего НЕ рассказал мой новый знакомый по переписке. Про магазины не рассказал – где его принимали радушно, где равнодушно, а где пытались не пустить. А такие проблемы есть в каждом городе, не верю, что их нет в Москве – российская супермаркетная торговля одинакова.

Как вы передвигаетесь зимой и летом по московскому метро, куда босиком не пускают? Не сказал. А этой проблеме не первый год, с ней все босоногие москвичи сталкиваются и каждый решает её по-своему.

Знакомы ли вы с другими босоногими в Москве, встречались ли? Не сказал… а в Москве наших людей много, неужели даже по ВК не нашел никого?

Что с московскими реагентами, которыми там улицы посыпают? Ноги не обжигали? Тоже проблема острая, как я знаю по форумам босоногих – но, видно, у Михаила ноги обрели вдруг прочность листовой стали; не сказал.

Что вообще с микротравмами: как часто, насколько тяжело, как справляемся? Не сказал. А между тем такие микротравмы для любого босохода – это привычное дело, но привычен и способ «работы» с ними, и удивительно, что Михаил, столь опытный человек, тут вдруг отмолчался…

Что планируете делать в жизни, какие планы на ближайшее будущее? Тем более не сказал. А это – тем более интересно.

Ведь есть среди босоходов наших вполне успешные, социализовавшиеся люди; это я о мужиках – о женщинах не говорю, для них стать мамой уже означает выполнить одну из самых благородных миссий на Земле… но среди них, мужиков, много и таких, что уже под сороковник – а не пришей, простите, к одному месту рукав. Долбанутые фрики. Странные чудаки без сверхспособностей.  Или, как справедливо говорят обутые сограждане… обыкновенные лузеры.

И это, мягко говоря, уже вызывает подозрение.


Постить свои фото Михаил прекратил: как раз после того, как я поинтересовался, будет ли с ним на фото кто-то ещё. Видать, не получилось. Да и, наблюдая за ним, анализируя его уклончивую недоговоренность в ответах, я в этом и не сомневаюсь.

Ещё один наш девиз: «Мы открыты, как наши пятки!». И плохо, когда ходят босиком с угрюмым лицом непризнанного гения, добровольного отшельника – это худший вид толстовства, надуманная и пошлая аскеза. Показалось мне, я именно такое выражение святого мученичества и застыло на хмуром лице Михаила.

А это как раз плохо. Такие «акции» и такие «босоходы» нас только дискредитируют, добавляют нашей идее ненужного «фриковства», отпугивают от нас тех, кто ещё только собирается сделать босой ногой шаг по городскому асфальту…


Михаил молчал, игнорируя мои сообщения, просьбы, хотя ВК не обманешь – в Сеть он заходил после этого много раз, даже один ответ-комментарий на стене группы, под прошлыми фото, оставил.

Но на ОДИН из дополнительных вопросов Михаил всё-таки ответил. Сразу, буквально через четверть часа. Моментально. Не раздумывая!


- Что вы думаете о фут-фетише и фут-фетишистах?

- Ответ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ. О фут -фетише и фетишистах я вообще не думаю. Я их просто ПРЕЗИРАЮ.


Вот так. Понимаете? Он их «презирает», ни больше и не меньше. Интересно, будь он бригаденфюрером СС, он бы в какой концлагерь их поместил – в Бухенвальд или в Дахау? И будь он Данте Алигьери – в какой круг ада?!

Это ответ меня просто добил.


…Замечательный, хоть и несколько излишне сентиментальный, на мой взгляд, французский писатель Ромен Роллан как-то сказал: «Нет опаснее больных, чем слишком здоровые люди!». Эту фразу я выписал себе в блокнот примерно в том же восьмом классе, когда впервые прошёл босиком по снегу. И с тех пор несу с собой всю жизнь. Как только вижу человека, пышущего таким, особенно «моральным» здоровьем, сразу думаю: либо малообразованный дурак, либо ханжа-мерзавец. Презирать и ненавидеть гораздо проще, чем попробовать понять; это святое движение неискушенного и примитивного ума, самое первое. Ату их! Стрелять, как бешеных собак, извращенцев! При всей моей нелюбви к «каблукастым дурам» я всё-таки готов их простить, когда они всё-таки снимают эти каблуки и мне их… жалко: потому, что я понимаю, что не они такие, жизнь такая; жизнь-погоня-за-модой, в которой они варятся с детства.

А тут – сразу презираю…


Да, мне тоже не по нутру многие особи мужского пола, которые осаждают случайно обнаруженную в ВК модель Студии RussianBareFeet – расспросами про пяточки, неуместными предложениями. Но я их скорее, жалею, потому, что знаю: мы живём в век невротических расстройств, наши комплексы бегут впереди нас, и не дай нам Бог тоже сорваться в невроз – не на почве одного, так на почве другого. А невроз на почве сексуальной неудовлетворенности – самый страшный.

Вот почему я иногда жестко преграждаю путь в группу ВК – и, соответственно, пусть к личным данным моделей некоторых, особо болезненно-настойчивых товарищей, но никогда не призову вешать их на фонарях. Более того, я из принципа защищаю и буду защищать их права: хоть лично мне форма их поведения не импонирует, но я буду бороться за легализацию того, что называется фут-фетиш. Мне нравится женская ножка. ступня, им тоже; Михаилу – женская грудь или попа…

И что, Михаил Фролов святее в своих пристрастиях?

Правильнее? Здоровее?

С каких это пор эротоманы, интересующиеся исключительно размером «бабских буферов», могут считаться солью земли и единственно верными выразителями полового инстинкта, данного нам Природой?!


Неулыбчивое лицо у российского мужского барефутинга. Хмурое. То омраченное печалью за «Святую Русь», в косматой бороде, то неприятно сочетающееся с нестрижеными ногтями на ногах; то отражённое в учениях разных сект – от «наследия Грабового» до «родноверства-неоязычества». А еще хуже, когда под маской барефутера скрывается обыкновенный человек со сперматоксикозом, да ещё, избави Боже, с латентной акцентуацией на босые женские ноги – который сам начинает так ходить, с тайной мыслью, что тут же на него бросятся девушки, такие же красивые, как модели сайта «Босиком в России», и зацелуют до смерти. Предварительно, конечно, разувшись…


Я вполне допускаю, что после этого материала г-н Фролов на меня смертельно обидится и почтёт это за личный выпад. Нет, Михаил, ничего личного. Ответы я ваши дал без изменений, только грамотёшку подправил, не обессудьте. Что еще желать? А написал потому, что вы, увы, не первый такой. Это тенденция, однако. Всё больше у нас появляется таких барефутеров, и чем меньше их было бы, тем лучше.

В Москве есть и другие. Есть Андрей Битцевский, есть Кирилл Корчагин, есть группа Антона Никитина. Вы с ними всё-таки познакомьтесь! Может они вас научат хотя бы одному: улыбаться в камеру. А то босоножить по снегу и московским магазинам вы научились, а вот выглядеть соответственно идее максимально открытости миру – нет. Бука букой.

И ещё, Миша, живите мужиком! Бывшего (или действующего?) охранника трусость по отношению к самому себе совсем не украшает…


Postscriptum: Если вы, Михаил, всё-таки найдёте в себе зачатки мужества говорить откровенно, я готов продолжить диалог и даже принести извинения в профильной нашей группе ВКонтакте. Адрес вы знаете!

Игорь Резун, член Союза журналистов РФ, шеф-редактор портала «Босиком в России».


Фото из числа размещённых Михаилом Фроловым в группе Новосибирской Ассоциации Босоногих в соцсети ВКонтакте, а также из группы «Любители ходить босиком».

Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: mordella@ngs.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».