Босиком в России

Босиком в России / Новости /

PURE DIRT. Линда Марачелли, специальное интервью. Беседа третья: о нудизме, городке Камарг и чистоте в Париже.

Продолжение интервью с моделью Линдой Марачелли, ныне уединенно живущей в горах Французской Юры, в городке Onay. Как всегда, в этом отрывке затронут большой круг тем: от ощущений от публичного босохождения, до рассуждений о значении нудизма и воспоминаний от некоторых периодов жизни…

Продолжение откровенного интервью Линды Марачелли, французской barefoot model. Линда в метро. Французское метро. по ее мнению, очень грязное... Как смотрит эта француженка на Линду... ни дать не взять, наша российская тетенька! Фото и обувного бутика было сделано специально. Линда приобретала обувь на "блошиных рынках" и распродажах.

БЕСЕДА ТРЕТЬЯ: О НУДИЗМЕ, ГОРОДКЕ КАМАРГ И ЧИСТОТЕ В ПАРИЖЕ.

Линда рассказывает о правилах фотосьемки для моделей Арно Феррана и о прогулках по городу Камаргу в компании мэра и его жены...


- Традиционно, Линда, начнем с вопроса, пришедшего от читателей портала «Босиком в России». Тут спрашивают: как вы изменились, когда начали очень много гулять босиком в Париже? Что произошло с вами внутри? Кстати, на работе вы могли быть босиком?


- На работе, в Мёдоне я носила спортивные матерчатые туфли, это требование гигиены и формы. В Монтрё я могла снимать туфли в игровой комнате и даже выходила босой на игровую площадку. Но обувь на детях была требованием безопасности во избежание переохлаждения. Только один мальчик, он китайского происхождения, много раз бывал босиком во дворе, во время пребывания в игровой зоне.


Мне трудно сказать, насколько я изменилась. Я могу точнее сказать: это было не единовременное изменение. Я стала более спокойной, гармонизировала свои эмоции. Ходьба босиком помогает снять стресс, сбалансировать эмоциональный фон и совершенно не важно, где вы ходите. Если вы делаете это публично, это сильнее действует, только и всего. Я тогда одновременно и рвалась к людям, стремясь нести им какую-то миссию, и боялась их. Я научилась более ровно воспринимать людей во время своих прогулок босой.

Линда рассматривает карту метро... но никуда не поедет. Линда в метро. Единственное фото из "личного"... Отрывок из письма своего мужа Линда вклеила в рекламных проспект Камарга. Кстати на фото вверху тот самый Этьен Муру, второй слева. Босиком по Парижу. Пятки становятся грязными в центре...


Дело не в комплексе излишней стыдливости или личной неполноценности, хотя эта задача решается тоже. Дело в самой системе комплексов и ограничений. Я уже говорила про «клубок змей». Когда ты ходишь босиком публично и осознаешь, что ты поступаешь иначе, чем другие, ты делаешь свою собственную жизнь. Ты за нее отвечаешь. Ты не говоришь себе: тут я делаю так-то и так-то, потому, что это принято и кому-то нужно. Ты делаешь так, как нужно тебе! По сути дела, ты расширяешь границы своего личного пространства.  Ты становишься укрепленнее в этом.


- Я хочу повторить вопрос, на который вы уже отвечали, возможно, но он также был задан нашими читателями… Вы не могли не ощущать себя, как объект сексуального удовлетворения… я не буду конкретизировать, что, возможно, могли делать с вашими фотоизображениями и для чего их использовали, однако вы это понимали, верно?


- Видите ли, мои познания об области ФФ на тот момент, в начале фотосессий, исчерпывались экспозицией в Музее эротики. Также я не боялась факта использования… это процесс, который невозможно и не нужно контролировать. Я думаю, что ни одной популярной актрисе не принесли вреда ее изображения, вырезанные из журналов и размещенные в кабинах водителей тяжелых грузовиков, не так ли? На эту тему очень хорошо говорила моя бабушка: «если меня хочет половина мужчин Лепоретто, то это не повод, чтобы менять место жительства: надо просто ходить по другим улицам и заказывать пиццу на дом!».


Я сталкивалась с теориями о том, что фотография имеет некую силу, отчуждающую определенную часть жизненной энергии. Но мне смешны люди, которые утверждают, что это так. Они уподобляются африканским туземцам или жрецам вудуизма, которые говорят, что «фотография крадет душу». Это заблуждение, недопустимое для образованного человека.


Сейчас мне тем более все равно. Мое тело – это только моё тело, и оно остается со мной и не имеет никаких связей с его изображением.

Босиком в лифте. Босиком по Парижу. У знаменитого Bus Rouge, который катает туристов по Парижу. Босиком в Париже. У Триумфальной Арки...


Видите ли, во Франции  много продукции такого характера, которая отчасти относится к эротическому восприятию или близкому понятию. Например, многие журналы, например, такие, как «ZUT!», или HaraKiri, даже в старейшем PHOTO, они публикуют скандальные фото полностью обнаженных кинозвезд, или деятелей поп-культуры. Эти фотографии тоже могут быть объектом любых сексуальных манипуляций… Но они еще не нанесли никому вреда. Я не пуританка в этой области жизни, я могу позволить себе то, что не запрещаю другим.


Кроме того, это очень глупо и нехорошо: администрировать чужое мысленное пространство. Вы никогда не можете быть точно уверенны в том, что о вас думают, когда вас видят в каком-то образе, и в голом виде тоже. Мужчине и женщине свойственно и нормально думать о сексе, когда они видят что-то, имеющее такой элемент… Вы не сможете сказать, что он или она такого не думает, или думает! Всё, что происходит в голове чужого человека, не является вашей собственностью. Это называется «la t?te de la fissure» (букв.: «взломать голову» - пр. авт.). То, что там внутри - это его личное пространство. И если он что-то думает, не обязательно, что он это сделает, нельзя осуждать за намерение, которое не стало реальностью. Это принцип.

Поэтому я не могу сказать, что догадка о моих босых ногах и то, как можно их использовать, если бы мы с думающим это человеком оказались одни в запертой комнате, как-то для меня означала нечто важное.


- Хорошо. Мы с вами остановились на вашем рассказе о муже. Вы жили с ним вместе, до развода, в Париже?


- Нет, в 1998 году мы с мужем из Парижа переехали в Порт-Камарг (департамент Лангедок-Руссильон), он занимался страховыми операциями, а я преподавала музыку. Это небольшой городок, он не был заполнен туристами, как сейчас. Там как раз строили новый Palais de la Mer (Дворец Моря – пр. авт.), это был очень амбициозный проект департамента. Это средиземноморский город, там большая область дюн и очень много песка приносит на улицы ветрами с побережья. На старинной кладке или можно увидеть песок – когда идешь босиком, песок щекочет голые подошвы, это замечательно!

Это - сажа Парижа. От ходьбы по проезжей части подошвы именно такие! Одно из тех фото Линды, которые ей нравятся. Босиком в метро - проход через турникет. Босиком на стальном полу перехода в метро.


В первый приезд мы обедали дома у мэра Камарга,  Этьена Муру, а потом он пошел показывать мужу дюны, где начиналось строительство. Я была босиком, конечно, муж и мэр – в деловых костюмах. В центре нас встретила Анита Гожиозо, его жена, такая пожилая итальянка, черноволосая: как только она увидела меня, она сняла туфли и сказала, что ей очень приятно к нам присоединиться. Была такая мягкая погода средней осени, в Канаде, как я говорит Ленн, её называют «Индейское лето». Когда мы вышли на краю дюн, Этьен подвернул брюки, разулся насовсем и как раз отдал свои ботинки жене, которая уезжала по делам. Так мы и гуляли втроем, а потом вернулись в город, зашли в рыбный ресторан, ужинали. Потом пошли в мэрию, потому, что мой муж умудрился забыть там свои важные бумаги. Мы шли через весь город, шутили, ми с мэром, который шел босой, все здоровались, это было замечательно и очень душевно!


Я рассказываю вам это, чтобы показать, что наша прогулка босиком, в том числе и городу, не имела никаких иных подтекстов. С Этьеном и его женой была дружба, без дополнительных обстоятельств. Хотя мой муж спустя долгое время не мог ее забыть, эту прогулку. В 2005 году он уехал в Канаду, на постоянное жительство, а в 2008-м, когда он видел мои фото у Феррана, он писал: "я сейчас далеко и уже поздняя осень, но я не могу забыть эту прогулку втроем от дюн и думаю о тебе. Ты в голубом платье напомнила мне Мари Лауренсин…" (Marie Laurencin, 1883 - 1956) — французская художница и гравёр – пр. ред.). Наверное, это были сильные ощущения, не так ли?


- Это очень трогательный рассказ, спасибо…


- О, нет, я абсолютно не сентиментальна. Я просто рассказываю эти истории, чтобы вы могли понять… это можно дополнить еще одной моей любимой фразой из Бегбедера: «Я слишком хороша, чтобы быть счастливой». То есть я слишком полно, до конца, переживаю ощущения от т ходьбы босиком, от того внимания, которые на меня обращали – это когда было в Париже, чтобы считать это каким-то необыкновенным счастьем. Это такое потребление энергетики, которое я увидела в себе. Оно осознается, как ровный спокойный поток, без пика.


- Вы упомянули о том, что просто гуляли с мужем босиком, уже не будучи супругами. Это ведь все равно была форма общения?

Босиком в Париже. На улицах Парижа. Шесть утра... Босиком по Парижу. Линда на одном из мостов через Сену. Фото у дверей, куда она никогда не зайдет.


- Из нашего союза это осталось единственными, чем мы могли заниматься без дополнительных взаимных обязательств. Мою муж любил хорошие рестораны, придти в них в простом виде и хорошо поесть, выпить… Он к тому же страшный «барахольщик», мы с ним обошли все «блошиные рынки» Парижа, от Сен-Уана, до Ванва и до моего Монтрё, у мета работы. Он обожал шляться по распродажам, мне это мало нравилось… а больше всего мы гуляли в Венсеннском лесу, где есть тропинки и под ногами сырая земля. Ему очень нравился черный ровный цвет земли на моих подошвах, он любил это моё состояние.


- А сам?


- Сам он периодически ходил босой, но всё-таки не так часто, как я. Он уделял этому меньше внимания, это не заряжало так его эмоционально сильно. Но он очень не любил носки, я знаю, и он даже на деловые переговоры с клиентами мог придти без носков под штиблетами1


- Расскажите еще что-нибудь о Порт-Камарге. Судя по всему, это очень провинциальное и милое место!


- Я там работала в Центре досуга, под руководство Бернадра Броза, там было около 60 ребят, в-основном, мальчишек, мы занимались их воспитанием. Дети из разных семей, очень многие имели погибших родителей-рыбаков. В окрестностях Камарга создали лагерь, где тренировали их лазить по скалам. Это мое самое любимое место в пригороде. Скалы нагреваются на солнце, и босая ступня очень хорошо чувствует их тепло, каждый выступ, они не скользкие от тепла… Я дала пример многим детям преодолевать скалы босыми.

Крупный план ступней - фирменная "фишка" Феррана. В телефонной будке. Париж - как любой мегаполис, грязен. Босиком по Парижу. Босиком по Парижу.


Очень люблю узкую прямую улочку Rue des Combattams, она была при мне заново вымощена ребристой плиткой, по которой приятно ходить босыми ногами. А наше любимое кафе находилось на набережной Кольбер. Там подавали великолепное алиго, картофельное пюре с сыром из Оверни. Я немного равнодушна к еде, хотя моя итальянская бабушка обожала готовить. Скорее, я ленива, чтобы стоять у плиты, я знаю, как хорошо готовить, но я не хочу тратить время на это.


А если поехать к Арлю, то там, в дельте Большой Роны, располагаются совершенно чудесные тростниковые болота. Там проложены деревянные мостики-дорожки и можно наблюдать за всякими насекомыми и другими обитателями этой болотной местности. Там много красивых гордых цапель, они совсем не боятся людей и стоят совсем-совсем близко от мостков.


Когда никого не было на мостках, я просто ложилась животом, так, чтобы мое лицо было совсем близко от воды и наблюдала разных жуков и насекомых, живущих на ее поверхности. Это потрясающие существа! И жабы, кстати, очень красивые жабы… По этим мостикам так приятно ходить босыми ногами, они нагреты солнцем. А можно сойти с них в некоторых местах и тогда твоя голая нога пойдет по мху, совершенно мягкому, и иногда будет проваливаться во влагу болота. Очень приятное, ощущение, такая щекотка, сочетание прохладного мха, он никогда не нагревается и почему-то прохладной воды! С мостков почти никто не сходит, боятся промочить и испачкать ноги, но я же бывала там босой, и могла пачкать их сколько угодно.


Эта грязь очень отличается от парижской. После луж на ногах остается серый цвет, налет, а в дельте Роны грязь после высыхания имеет изумрудный цвет, я наблюдала его на своих ступнях.


- Камарг – это ведь рыбацкий город, с самой древности живший только этим… Интересно, есть ли суровые босоногие рыбачки в этих краях?

Скандальный номер журнала HaraKiri, посвященный нудизму. А этот номер HaraKiri был посвящен ФФ. Заголовок гласит: "Это может быть вкусно. если вы добавите перца!". Французы - известные гурманы. Босиком на строительной технике. Для Парижа - редкий кадр! Просто символ. Лучше не скажешь... Провинциалка у пригородного поезда...


- Вы знаете, в Камарге я видела много женщин, работающих на рыбацких лодках и катерах. Действительно, у них очень красивые загорелые ноги, очень мускулистые ступни. Я трогала кожу одной из них – одна очень плотная, но это не от хождения босиком, это от морской соли. Кроме того, у них мозоли на больших пальцах: очень интересно, что при маневрировании они этими пальцами прижимают веревки снасти, мне так рассказали.


В пределах набережной, порта я видела многих босых женщин – а также на рыбном рынке, но их нет в городе, где они предпочитают такую грубую, простую обувь китайского производства (скорее всего, имеются в виду китайские шлепанцы – пр. авт.). я думаю, босая рыбачка является скорее романтическим мифом…


Когда рыбаки привозят свежую рыбу, они сваливают ее прямо на каменную набережную. Там очень много жирных котов, которым остаются остатки от накупленной или поврежденной сетями рыбы… Меня удивляло, как они спокойно сидят и ждут, когда останется то, что им можно дать! Они довольны своей жизнью и в качестве своей службы отпугивают от рыбных куч птиц и собак, и других кошек. Хотя чайки, бывают, хватают рыбу из кучи… А на камнях остается много рыбьей чешуи, она очень клейкая. Я много раз вынуждена была после прогулок босиком по набережной отчищать эти чешуйки от голых подошв. Впрочем, на рыбном рынке у меня были те же проблемы: рыбья чешуя лежит под ногами, как ковер, ее много. Мой муж ворчал, когда мне приходилось садиться на стул у лавки и счищать чешую с пяток…


Вообще, сейчас Камарг сильно разросся и уже совсем не тот, я там последний раз побывала в 2010 году. А он старый напоминает мне наш Оней. В том числе возможностью совершенно спокойно бродить босиком. Я хочу отметить, что тут можно расслабленно гулять, очень медленное течение жизни – так было и в Камарге. Прогулки с босыми ногами в маленьких городках ценны именно этим, неторопливостью, легкостью. Ты как будто не идешь, а течешь водой по этим улочкам.


- Хорошо, тогда мне непонятно одно: почему же тогда летнее, по крайней мере, босохождение в этих местах, в том числе и в коммуне Оней, не повсеместно?

Ах, я испачкала ступни? Какая прелесть!


- У меня нет ответа на этот ваш вопрос. Кроме одного, что я предполагаю: большинство людей живут не так, как хотят, а как «положено жить». Иначе бы не существовала моя профессия, связанная с психологическим консультированием. Однако многие проблемы, имеющиеся у человека, позволяют ему существовать с переменным комфортом. Решение этих проблем означает нарушение этого состояния, люди не хотят этого.


- А во французской деревне? Ведь юг Франции – это огромный аграрный район…


- Во французской деревне прагматизма еще больше, чем в городской среде. Всё, что имеет ценность, может быть выражено в деньгах, приветствуется. С этой точки зрения, если бы фермер узнал, что хождением босиком в городе можно заработать деньги, он одобрил бы это занятие для своей жены или дочери, несмотря ни на какие традиции. Но, по моим наблюдениям, у современных французских фермеров такая же психология буржуа, стремление перейти в другой социальный слой и класс потребления, и, следовательно, пользоваться всеми возможными благами цивилизации и предметами потребления. У меня были небольшие наблюдения недалеко от Безансона, где я прожила два месяца, улаживая юридические дела по покупке недвижимости в Оней.


Я беседовала с одним из фермеров, у которого покупала свежий сыр, о необходимости обуви. Он согласился, что в большинстве случаев обувь не так необходима, как кажется. Однако для того, чтобы начать жизнь без обуви, ему нужна сильная мотивация: он привык к ней, нет стимула что-то менять. Он сказал, что если бы ему платили за это столько, сколько он выручает в выходной день на сельскохозяйственной ярмарке, он бы хорошо подумал, и возможно,  согласился!


В некоторых местах, кроме того, для постоянной босоногой жизни, нужны определенные навыки. Например, тот же Камарг расположен в Лангедоке, а сельская местность там очень каменистая, очень мало травы и много каменных россыпей. Такая россыпь начиналась сразу за дюнами и я несколько раз ранила там ноги. Собственно, это не главная причина, но очевидно, что сами особенности местности формируют традицию в отношении обуви. В этих местах обувь издавна выполняла защитную функцию, что отразилось на менталитете.


- В этой связи как вы прокомментируете сознательный отказ от одежды, как от такого предмета, необходимого не 365 дней в году, особенно в условиях средиземноморского климата? На с часто упрекают в том, что мы непоследовательны: ходим босиком, но не носим одежду.


- Я думаю, что жесткой парадигматической связи между этими двумя формами отказа нет. Хотя есть сходство, я согласна. С одним моим партнером мы прожила четыре месяца в общине нудистов в Сидхарупе, в лагере рядом с Гоа и все там, включая нас, ходили нагие. Я уверена, что натуризм также имеет право на существование, как и тот же ФФ, но по моим наблюдениям, от этой формы существования мало меняется психика. Отсутствие табуирования гениталий само по себе не ведет к возникновению какой-то новой формы человеческого социума… В-принципе, отсутствие такого табуирования есть и у меня, и у многих моих знакомых, но я бы не включилась в борьбу за отстаивание этой формы поведения для всех. Среди многих компонентов подсознательных ощущений обнаженного человека – ощущение беззащитности. Оно есть также у тех, кто впервые решил снять обувь и пойти босиком среди других. С точки зрения работы психологического механизма различий нет. Однако вопрос в степени и готовности принять эту меру беззащитности… я могла бы сказать, что натуризм хорош, как временная мера, как разгрузка эмоционального состояния.


- Вы прожили четыре месяца в Гоа… как вы не прониклись модными среди западных интеллектуалов увлечениями вроде буддизма, вайшнавизма?


- Видите ли, моя юношеская религиозность полностью заменена на рационализм. Я стала очень рациональна после того, как порвала с семьей и уехала в другой город, а после в Париж. Я боюсь, что я не смогу увлечься никакой верой, потому, что мне все заменяет ratio и наука. Психология, это тоже достаточно точная наука, так как рефлексы и типовые реакции множество раз проверены, испытаны и описаны.


К тому же мне кажется, что я стала немного социопатом. Я устала от постоянного общения в Сидхарупе уже в первый месяц.


- Вы как-то написали, что освобождение от обуви и от одежды есть похожие формы ликвидации «перегородки» между человеком и миром. Но вы вот, например, уехали в Оней, и, как я понимаю, всё-таки отгородились от мира. Кстати, как тут не вспомнить другого вашего соотечественника – Уэльбека, которые тоже описал способ виртуального бегства от мира?


- Я согласна, с какой-то стороны отказ от одежды, временный, или периодический отказ от обуви дают возможность полнее ощущать то, что мы называем миром. Улицы города – это также часть мира, я ее воспринимаю, как его неотъемлемую часть. С другой стороны, отказ от обуви изолирует тебя в рамках психотипа, ты становишься немного другим, как пишет Уэльбек, fait ? partir de rien (аналог. русскому выражению «из другого теста» - пр. авт.). Это отсекает тебя от привычных реакций.


С другой стороны, всевозможные гаджеты, повышающие уровень вовлеченности в коммуникацию, делают мир более далеким: ты улавливаешь небольшую его часть, теряются ощущения… Я не люблю терять ощущения, поэтому я выбрала такой путь: уйти от коммуникации, оставив минимум, придти к ощущениям. Мне очень нравится его роман «Элементарные частицы» и то, что он говорит о любви, как форме взаимодействия личностей.


- Убежденные натуристы, как и многие из ходящих босиком, говорят о чувстве единения с Природой, о более тонких ощущениях… а вы одинаково легко гуляли босой и в мегаполисе Парижа, и в маленьких городках, и в сельской местности. Как вы, кстати, можете объяснить, с точки зрения психолога, эту антитезу, существующую по крайне мере, в России: «в деревне» босиком можно и хорошо, «в городе» - плохо.


- Я могу предположить, что в вашей стране разрыв между городской культурой и культурой традиционно деревенской, очень велик. Во Франции есть буквально пара-тройка таких городов, где подобный разрыв ярко ощущается. В остальной среде разрыв между урбанистической культурой и типично сельской не столь велик… Даже в Париже за последнее десятилетие все очень изменилось, благодаря архитектурной и социальной политике. То же самое и в маленьких городах Средней Франции.


Кстати, я столкнулась с таким мнением, переписываясь с некоторыми людьми из Восточной Европы, с мои знакомым Францем Дину. Он румын. В Румынии очень большой диссонанс между промышленными центрами, такими, как Плоешти и деревенской средой. Возможно, у вас во многом так же…


Я думаю, что главную роль играет не собственно ощущение городской «грязи» или экология, а подсознательное ощущение городской среды, как угрожающей здоровью. Это влияние стрессов, быстрого ритма жизни, и плохой экологии, а также угроза техногенных катастроф, криминала. На таком внутреннем уровне формируется отношение к городу, как к опасной среде и возникает внутренний запрет на беззащитность, на хождение без обуви. В деревне никакой угрозы не осознается, поэтому там человек соглашается отказать от обуви. Но это, скорее, характерный стереотип поведения типично городского жителя.


- Хорошо, давайте суммируем те мотивы, по которым, скажем так, жить босиком (и ходить тоже), позитивно, с точки зрения вашего личного опыта. Это сексуально, это способ привлечь партнера, это способ избавиться от комплексов и зажимов, это возможность поддерживать постоянно ровный эмоциональный фон… То есть то, ради чего красивая молодая женщина может пренебречь традиционными каблуками и выйти на улицу босой, так?


- Я не могу сказать, что я проводила время в Париже полностью без обуви. Да, в период съемок я почти ей не пользовалась, так как привыкла, но все-таки я не была барефутер 24/7 (как мы уже уточнили у наших иностранных друзей, это понятие всё-таки означает «24 часа 7 дней в неделю» - пр. ред.). Тем не менее, я этим пользовалась почти для всех тех целей, которые вы перечислили.


- Не хочется заставлять вас повторять банальности про «городскую грязь», но мне просто вот любопытно, всё-таки где в Париже чисто, где грязно?


- Могу сказать, что очень чистые улицы центра на правом берегу Сены. Очень чисто в Дефансе – гуляя там, я даже не могла сильно испачкать подошвы. Остров Ситэ очень чистый и район больших Бульваров. Монмартр более чистый, чем Монпарнас… а вот парижское метро очень грязное. Также грязно на набережных Сены. Но я хочу сказать, что иногда случаются забастовки служб коммунального хозяйства и тогда в Париже за один день становится очень много мусора, очень нечистые тротуары и даже газоны… Мне кажется, что средний уровень чистоты, с краткими кризисами, характерен для всех европейских мегаполисов. Ну, конечно, есть еще кварталы социального жилья, где убирают очень плохо. Последние годы в Париже положение хуже, я начинала в 2011 году видеть даже плевки бетеля (жевательный табак, оставляющий густые красно-коричневые следы – пр. ред.), как в Индии. Очень грязно после больших дождей, видимо, это следствие неблагоприятного по составу  воздуха, все осаждается. Это личные ощущения.


- Вам, наверное, как психологу, были хорошо понятны все подтексты фотосессий Арно Феррана?


- В принципе, да. Я хорошо понимала, что эксплуатируется тема босых ног, но это не шло вразрез с моим личным ощущением и чем-то, что я мола бы назвать постыдным. Босая женщина в транспорте – намек на дорожную интрижку, приключение, в магазинах и торговых центрах – намек на публичный стриптиз…


- Кстати, я обратил внимание на то, что нет ни одного снимка в  торговом зале, среди полок с товарами!


- У Арно был конфликт по поводу таких снимков, не со мной, сделанных в универмаге «ТАТИ», разногласия с владельцами. После этого мы не заходили дальше холла. Я уже говорила, это распространенная правоприменительная практика во Франции: все территории, за небольшим исключением, имеют своего частного хозяина. Нарушение прав публичности грозит судебным разбирательством.


Линда:

«Будучи психологом, я изучала социально-психологическую подоплеку уличного босохождения, на материалах, в частности, хиппи. Да, босые грязные ноги на улице – это протест против «цивилизации комфорта» и «общества потребления». Одновременно это и демонстрация скрытой сексуальности: голые ноги ассоциируются с вызывающей наготой, что противоречит нормам морали. Наконец, это демонстрация «грязного» поведения, также не укладывающегося в рамки… в итоге получается великолепный коктейль из естественности, секса и протеста. Думаете, я не ощущаю этого? Ощущаю. И вот не раз во время наших прогулок по Парижу с Арно я видела, как мои босые ступни возбуждают тех, кто это тоже чувствует…»


Комментарий к галерее: http://rbfeet.com/foto/users/945.htm, добавлена в январе 2013 г.


Босиком в автомобиле – у меня была такая фотосессия, это сочетание двух сексуальных сверхидей для мужчины, двух sex toy для мужчины: Автомобиля и Женщины. Все остальное является стандартным использование картинки «беззащитности» - босиком, женщина, город. Арно сам когда-то изучал психологию, так как работает в рекламе, он хорошо рассчитал все моменты привлечения интереса к своему ресурсу.


- Тогда давайте пройдемся по «местам боевой славы», как у нас говорят. По вашим съемкам. Буквально пару слов о каких-нибудь обстоятельствах, моментах, ситуациях… если вы, конечно, помните!


- Это удивительно, но я помню практически все фотосеты. Каждый приносил что-то новое. Я находилась в периоде очень жадного познания, так как прошлый период жизни провела в состоянии постоянного контроля со стороны семьи и окружения отца, поэтому в Париже старалась наверстать упущенное. Это были беспорядочные знакомства им связи, алкоголь и легкие наркотики, принятые в молодежной среде. Тем не менее, я отчетливо помню этот период жизни.


- Кстати, а вы храните у себя на домашнем компьютере те самые фото, того периода?


- Видите ли, по условиям контракта, который каждая из нас заключала с фирмой, руководимой Арно, мы теряли все права на фото. Они отчуждались в пользу владельцев сайта. Мы имели возможность получить оригиналы только 15 понравившихся фото с каждого фотосета.


Я достаточно реалистично отношусь к своей внешности, но не склонна преувеличивать свою привлекательность. Поэтому выбирала мало. К тому же у меня не было домашнего компьютера, и большинство снимков делалось в бумажном варианте. Я потеряла большую часть моих архивов при переезде в Оней. Но я не очень жалею об этом, так как такое сожаление неэффективно.


- А еще какие условия содержал контракт?


- В-основном, условия ограничения прав на распространение и тиражирование фотографий. Серьезно ограничивались права публикации в СМИ и Интернете: на тот момент не существовало сети Facebook, однако существовал какой-то фотосервис в Yahoo, и в договоре было введено понятие «публикация в Интернет-сети». Забавно, что Барбара, прочитав текст договора, потом сказала мне, что все условия по использованию фотоматериала точно копируют контракты с порноктерами, заключаемые в таких студиях. Вероятно, Арно просто взял за основу такой документ, это распространенная практика в фоторекламном бизнесе.


- Разве в этих документах нет условия ответственности снимающей стороны – и получающей право на фотографии! – за размещение ваших фото на тех же порносайтах?! У нас, в Студии, такой пункт имеется.


- Во-первых, я хорошо представляла себе тот риск, на который иду и то, что снимаясь в таких фотосетах, я делаю что-то очень специфическое, возможно, относящееся к сфере секса. Во-вторых, я не добропорядочная мать семейства, я не работник муниципальной сферы и не политик… во Франции нет собственно уголовного наказания за размещение на порносайтах  чьих-либо фото или на иных: существует общее законодательство об авторских и смежных правах. Кроме того, если есть факт нанесения ущерба деловой и социальной репутации, вы подаете в суд, нанимаете дорогих адвокатов, это нигде не делают автоматически, это дорогостоящий процесс! При этом адвокаты другой стороны, также занятые, легко смогут доказать отсутствие такового вреда. Франция – страна судей и адвокатов, а народ может выступать лишь присяжными или подсудимыми… кажется, так говорил Бальзак!


- Напоследок, о том фотсете, в платье с вырезом на подоле, у Сакре-Кёр. Мы сейчас дали финал фотосета. Кажется, там вы гуляете как раз по «блошиному рынку».


- Да, это место торговли. Я зашла туда, потому, что мне надо было купить дешевые туфли для работы в садике, мои прежние вышли из употребления. Я хорошо знаю свой размер, и там можно мерить обувь на босую ногу, это не ситуация в бутике. Я выбрала размер и начала мерить. Продавец, пожилой араб, увидел, что я босая, с грязными пятками. Он начал причмокивать языком и говорить, что я не берегу свои ноги… я сказала ему, что у меня всё хорошо, и подошвы не такие грубые, как ему кажется. Он попросил потрогать. Я поставила ногу на полочку с обувью, и он трогал мои ступни – это было так смешно! Мне было щекотно, я смеялась, а фотограф стоял рядом и нервничал, очень сильно, так как шло время, а ему нужно было сделать много с снимков, чтобы выполнить норму. Он не мог снимать араба без разрешения! По его мнению, я бездельничала, что было очень нехорошо. Этот араб мне продал туфли с хорошей скидкой – я была этим очень довольна.

(продолжение следует)

Галерея: http://rbfeet.com/foto/users/1513.htm


От редакции.


ЭТО НАШИ ПТИЦЫ. ТАМ, НА БОЛОТАХ КАМАРГА…

Что ж, очевидно, пришла пора мне писать короткие послесловия к выпускам этого интервью. В какой-то мере рубежного и эпохального для портала «Босиком в России». Во-первых, мы вернулись к истокам – с чего начинали, и сейчас я будто снова пересматриваю эти фото, так поразившие меня в своей время и толкнувшие на создание сайта. В самом деле: Париж, француженки. Гуляют босиком. А сибирячки где? А Новосибирск где?!


Но дело даже не в этом. Я до сих пор поражаюсь (хотя догадывался, что так оно и должно бы быть!) той избирательности, с которой эта женщина отвечает на мои вопросы и вопросы наших читателей. Всё по-другому…

Ведь спроси нашего россиянина или россиянку, без доверительной атмосферы чая на кухне или «пол-литры» – мол, а с кем вы вчера спали и как это происходило, вообще? В морду дадут, стопудово. Наманикюренной ладошкой иди костлявым мужским кулаком. А вот если спросишь, например, о вероисповедании. Тут аж хлынет: либо я-де православный и вообще, либо мы-де-славяне, язычники, и были раньше круче всех, и т. д., и т. п.


Тут иначе. Линда легко рассказывает о сексуальных похождениях (ну, как тут не вспомнить известную феминистку Арбатову, точно перечислившую всех свои любовников за сорок лет!). Вообще легко говорит о сексе. Как о шопинге, о своем да чужом. А вот от вопросов о вере, о том, о своем религиозном воспитании, о политике,  отмалчивается, либо, говоря по-английски, no comments. То есть это как раз святое и интимное.

Господи, ну какие же мы разные…


Меня, как профессионала, конечно же зацепили драконовские, иначе не назовешь, требования контракта на фотосет. Это мы еще мало знаем, в следующих сериях будет больше… 15 фотографий – и адьё! Это как так?! У нас по контракту со Студией RBF модель получает от 30 до 50 фото с одного фотосета. Никаких гарантий, что твою голову не «пришьют» к телу Чиччолины, занимающейся анальным сексом с орангутангом – тоже весьма впечатлят. Никаких прав у модели, кроме как нанять дорогостоящего адвоката (что ни одна, естественно, делать не будет!) и потом мотаться по судам.


Забегу вперед: не судите строго Линду. Она занималась ЭТИМ, то есть хождением босиком «на потребу» хоть и без внутреннего протеста, в охотку, но и ради денег. Увы, это проза жизни. Деньги. Пусть и небольшие, были нужны – для чего, она еще расскажет, я не утерпел и совершенно неполиткорректно этот вопрос задал! И это реальность, правда – от которой никуда не уйдешь. Пока есть спрос, будет и предложение. Так исстари на Западе. Так и у нас… сейчас, и глупо это отрицать или воевать с этим – такова сама природа человеческого общества.


…Промолчу про натуризм – не моя тема, не специалист, как говорится, хотя тоже нет каких-то комплексов, с ним связанных. Другое умилило: про мэра Камарга. Ну, пусть Порт-Камарг (где, кстати, проходят бои быков, и вообще очень много быков, но об этом не догадался спросить!) это как наше Кольцово под новосибирском: и сейчас-то там чуть больше 30 тыс. населения, а тогда-то было максимум тысяч пятнадцать! Но все равно: вы можете себе представить мэра Кольцово, Николая Красникова, шествующего по улице босиком, с подвернутыми офисными штанами, с пиджаком в руке, в компании таких же, простите, придурков?! Нет. А там – запросто. Я видел фото этого г-на Муру – вполне приятный сухопарый француз лет сорока.

Вот это, понимаете ли, оглаживает сердце. И дело не а популизме, дело в простоте. К такому мэру можно придти – хоть босиком, хоть в шортах. И поговорить за жизнь. А у нас, как вы сами знаете… Ну, понятно.


Публикация продолжается. Мне даже жалко: я-то, готовящий всё интервью, и читавший всё, уже все знаю. А вы только еще узнаете. Ну, и, боюсь, ваши открытия будут иногда потрясающими…

Кстати, на болота Камарга – а вся дельта Верхней Роны представляет собой бо-о-ольшое болото! – те самые цапли, которые не боялись Линду, прилетают зимовать из нашей Сибири.

Так-то вот!


Игорь Резун, шеф-редактор портала «Босиком в России».

Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com.


Публикация является уникальным произведением, принадлежащим ресурсу rbfeet.com.  При размещении ссылки на публикацию в соцсетях ВКонтакте, Одноклассники. Twitter, Facebook необходимо указывать авторские права портала rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: mordella@ngs.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».


English:


All rights reserved. Copying and reprinting of text materials is possible only with reference to rbfeet.com.


The publication is a unique piece belonging resource rbfeet.com. When placing links to the publication in social networks VKontakte, Odnoklassniki, Twitter, Facebook necessary to indicate the copyright of the portal rbfeet.com. Copying of photographs belonging Studios RussianBareFeet, possible only with the permission of the administration's official portal. If you are the copyright of any material contained on this website, and does not want to spread it, we will remove it. Term of consideration of your treatment - 3 (three) days from the receipt of the term technical removal - fifteen (15) days. We consider only the treatment by email at e-mail: mordella@ngs.ru. We abide by the rules of ethics, the provisions of the Federal Law of 13.03.2006 № 38-FZ "On Advertising", the Federal Law of 27.07.2006 № 152-FZ "On Personal Data".