Босиком в России

Босиком в России / Новости /

PURE DIRT. Линда Марачелли, специальное интервью. Беседа первая: о сексе, детях и затворничестве.

Мы начинаем серию публикаций, содержание которых может показаться спорным для некоторых наших читателей. Тем не менее, это откровения человека, который сам, будучи профессиональным психологом, был и моделью в босоногих фотосетах. И это мнение человека западного, в какой-то мере лишенного наших шаблонов в области нравственности, общественной культуры, а также не «засвеченного» в многочисленных интернет-публикациях. Это большое интервью, разделенное на несколько частей, пойдет у нас в рамках проекта PURE DIRT, так как совершенно точно можно сказать: уж кто-кто, а эта прелестная француженка никогда не боялась до черноты испачкать свои босые подошвы!

Специальная серия: первое откровенное интервью модели сайта Арно Феррана. На самом деле Линде было в 2007 году 34 года и она совсем не была юристом. Отчего ее так представили на сайте Феррана, мы узнаем позднее... Вот такая она - смешливая, веселая, ставящая смайлики буквально в конце каждого предложения... ...и одновременно очень закрытый, достаточно сложный человек, выбравший уединение. Линда совершенно не стесняется демонстрировать чёрные от парижских тротуаров улицы.


От редактора.


ДОЛГИЕ БЕСЕДЫ С ЛИНДОЙ


В 2013-м году, благодаря одному нашему московскому другу, я получил адрес форума французских барефутеров. Зная французский разговорный, я пришел туда и начал пытаться общаться с местными посетителями…


Не могу сказать, чтобы форум меня воодушевил. Примерно те же разговоры – об ощущениях после босоногой прогулки, статьи о пользе бега босиком, мало своих мыслей и много репостов интернет-публикаций. Много грязных пяток. И тут в одной из тем посвященной чистоте французского метро (не разрешению на проход босиком, а именно ЧИСТОТЕ!) мелькает очень знакомое имя! Я ментально вспомнил фотографии сайта французского фотохудожника Арно Феррана. Я написал. И она – откликнулась!


Самое удивительное в том, что стоило мне анонсировать интервью с Линдой в официальной группе  сайта в соцсети ВКонтакте, то меня забросали сообщениями многие мои знакомые: «да! Она и моя любимая модель!!! Ждем публикации!». Насколько велико очарование этой черноволосой и черноглазой женщины, если среди двух десятков моделей, представленных на postmodernwoman.com, она вышла на первое место по популярности!

Излюбленная тема ее сюжетов - метро. Так ей удобно было со съемок сразу ехать на работу. На этом фото на самом деле не жаркое лето. Это французская весна, с температурой около +12 градусов - очень холодно, по тамошним меркам! Линда искренне не понимает причины своей популярности у русских посетителей и считает свои ступни "излишне крестьянскими". Ходить босиком - означает пачкать ноги. Надо просто привыкнуть к этому. Линда на автобусной остановке.


Итак, я общался с Линдой урывками. В конце 2013 – начале 2014 года. На французском языке. Продираясь иногда сквозь дебри психологических терминов: даже зная язык, пришлось копаться в словарях, разыскивая иногда адекватный перевод. Линда оказалась трудным корреспондентам: она писала нерегулярно, по настроению, как и появлялась на форуме – а появляясь, отмалчивалась и забывала читать личные сообщения. Но прелесть этого материала я оценил только сейчас, когда взялся обрабатывать этот массив информации. Это получилась маленькая книга…


Тут – обо всем. От секса до приготовления еды, от босых ног в Париже до фауны болот Камарга, от футфетиша до роли человеческих гормонов, от лесбийской психологии как таковой до философии Бегбедера и Уэльбека. Оказалось, что мы любим одни и те же французские фильмы, читали одни и те же книги…  Впридачу мы почти что одного возраста, мы помним примерно одинаковую эпоху. Одним словом, «разрезание» – на куски и «склеивание» этого материала в непринужденную беседу (которой, естественно, не было, но таков уж стиль!) заняло довольно много времени. И я теперь этому не огорчаюсь. Получилось, может быть, и немного хаотично, и эклектично… но интересно! Это даже не интервью с Линдой, это БЕСЕДЫ С ЛИНДОЙ.

Так мы и решили назвать серию.

Линде, давшей разрешение на публикацию исходных текстов, оно наверняка понравится.


Игорь Резун, шеф-редактор портала «Босиком в России».

Босиком по Парижу... Это одна из шокирующих французов серий: холодно! На заднем плане отчетливо виден прохожий в теплой одежде. В вагоне французских "электричек" RER. На улицах Парижа. Линда - профессиональный психолог и модель. Грязные пятки - ее хобби.

БЕСЕДА ПЕРВАЯ: О СЕКСЕ, ДЕТЯХ И ЗАТВОРНИЧЕСТВЕ.

У нашей героини небольшое шале в горах, пять кошек и чужие дети в доме.


- Линда, за то время, которое мы с вами общались на форуме Marcher Pieds Nus Par Plaisir (франкоязычный форум барефутеров, - пр. ред.), вы дали мне пять-шесть прекрасных, исчерпывающих комментариев к вашим галереям… Мы с вами общались на многие темы, вы комментировали наши интервью с иностранными барефутерами. Но только сейчас вы всё-таки согласились, как у нас говорят, для полного интервью и дали мне разрешение на систематизацию всей нашей переписки. Почему? Почему только сейчас?


- Я обладаю некоторыми особенностями, которые могут показаться странными. Мне очень трудно составлять любое письменное послание, я очень напряженно думаю над каждой  фразой.  По этой причине у меня нет аккаунтов в Twitter, и я даже закрыла свой аккаунт в Facebook – я общаюсь в основном, через электронную почту и личные сообщения этого форума. Мне трудно объяснить то, отчего у меня такая трудность с письменным сообщением, возможно, это следствие пережитого в детстве проблемы дисграфии, от которой я смогла тотально избавиться только несколько лет назад… Поэтому эти комментарии к фотографиям дались мне с большим трудом. Я понимала, что вас очень затрудняю и это было еще более неприятно для меня. Но сейчас проблема решена, хотя медлительность в написании слов и обдумывание осталось. Я не люблю текстов.


Я давно слежу за фотографиями на вашем ресурсе и с интересом читаю тот перевод обсуждений вашего сообщества, который вы присылаете. Поэтому я решила, что это довольно нечестно, так долго молчать и сделала небольшое исключение в моем правиле «ни слова наружу без долгой подготовки».

Фотосессия "в офисе", которая стала отправной точкой для многих аналогичных на Студии RBF. О том, как она проходила, вы еще узнаете. Босиком по Парижу. Линда "засветилась" на фоне многих парижских достопримечательностей: здесь она на фоне базилики Сакре-Кёр на Монмартре. Босиком по Парижу. На улицах Парижа.

Линда:

«По матери я итальянка, по отцу – швейцарка, из  Базеля. В Париже я живу с 24 лет. По профессии я преподаватель музыки и пения,  работаю в одном из частных детских садов в Монтрё; также занимаюсь психологией, имею диплом бакалавра. Собственно, как психолог, я познакомилась с Арно Ферраном еще пять лет назад. Уже в то время я запросто ходила босой по Парижу, и не смущалась ни своих грязных пяток, ни чужого мнения на этот счет. Фотосессии не стали для меня откровением или испытанием: напротив, с Арно очень весело и комфортно. Можно сказать, это мое хобби: топтать босыми ногами парижские улицы. Я нахожу в этом очень эротичное и приятное приключение… У нас по-другому смотрят на это, нежели в вашей стране и я буду счастлива, если кому-то мой  пример скажет, что можно вести себя свободно, раскованно и быть при этом  счастливым!»


Комментарий к галерее http://rbfeet.com/foto/users/933.htm получен в январе 2013 года.


- Вы можете, Линда, сегодня прибавить что-то к этой информации – первому комментарию, полученному от вас? Помню, я тогда был просто в восторге…


- Я действительно удивилась тому, что вы нашли меня на форуме, и тому, что написал человек из России. То, что я написала вам – правда, так как я думала, что смогу оказать вам такого рода помощь в вашей работе, о которой вы сообщили – своими изображениями. Я не предполагала, что мы с вами будем общаться на различные темы.

Босиком по Парижу. Один из редких кадров на многолюдной улице... Босиком в одном из парков. В Булонском лесу. Босые ступни, испачканные глиной - фирменный приём Феррана, который стал нашим!


Сейчас я могу дополнить, да. Полное имя мое Линда-Эвелина Фабио Марачелли. Это традиция двойных имен есть в роду моей матери, она из Вероны, а также тут указано имя моего дедушки, Фабио. Моя мать настояла, чтобы так было записано в документах, поэтому у меня иногда были проблемы с заполнением коротких строчек в документах… Я окончила закрытый кальвинистский колледж системы IMI в Люцерне, и курсы преподавателей музыки. У меня были в юношеском возрасте небольшие проблемы с наркотиками, вследствие чего начались проблемы в семье. Я преодолела эту неприятности сама, но решила уйти из-под семейной опеки.


- Вот что любопытно… вы очень легко признавались мне в разных вещах, в определенных жизненных трудностях, которые с вами случались в жизни – которые, возможно, другой человек решил бы скрыть! – и сейчас тоже легко говорите о тяжелых моментах, но тем не менее остаетесь очень закрытым человеком. При этом вы достаточно откровенно комментируете различные формы сексуальности, ссылаясь на свой опыт – в комментариях, от вашего имени… Это тоже несколько непонятно для меня.


Поймите меня правильно: я задаю вам так много вопросов частного характера потому, что, как я выяснил, многие посетители портала «Босиком в России» хотят узнать вас не просто, как бывшую модель сайта Арно Феррана, а как человека. Вы мне написали, что «парижский период» вашей жизни закончился, и вы «закрылись от мира». С чем это связано? Как я понял, больше вы не работаете на Арно Феррана?


- Я не могу назвать это собственно «работой». В то время, когда я снималась для фотосетов postmodernwoman.com, это был 2002-2005 годы, я работала в Монтрё и Мёдоне, в частном детском саду, и нескольких детских организациях – это являлось основным моим заработком. Фотосеты были для меня интересными практическим экспериментом… Потом Арно приглашал меня эпизодически, когда я бывала в Париже, так как моя работа была связана с бизнес-консультациями и командировками. С 2007 года я уже не снимаюсь, и три года назад  времени я переехала в Оней (город Onay, область Franche-Compte, Французская Юра). Я выбрала этот город, так как там жила первая жена моего отца и мне удалось сделать удачное вложение в недвижимость. Это очень маленький городок, через него проходит всего одна автодорога, из Шантонне в Велесмес. Это коммуна, специфическая сельское образование для таких людей, как я. В Оней живет всего около полутора тысяч человек и мало туристов, так как их основной поток направляется на горные курорты через Грей и Вевр. Железная дорога также далеко.


- С чем, если не секрет, вызвано ваше уединение? Разочарование в жизни?

Босиком на природе в пригороде Парижа. Линда профессионально изучала феномен ФФ и скоро расскажет о своих знаниях... В базилике Сакре-Кёр. Если случалось попасть "на природу", Линда делала это охотно.


- Не могу сказать, что я разочарована в жизни. Я довольно успешно состоялась в своей узкой области, по которой я стала специализироваться в Париже – частное психологическое консультирование детских и семейных проблем. У меня здесь достаточно клиентов, чтобы заниматься спокойной работой.


Возможно, это следствие климакса: когда я снималась у Арно, мне было 33 года, я ощущала, что приближаются какие-то перемены в жизни. Сейчас мне 45, я совершенно спокойна и у меня другое понимание жизни, появилась потребность закрыться, вместе с тем, не уходя в тип монашеской жизни. Я не знаю, насколько долго это продлиться, но сейчас я такая, как я есть и это меня устраивает. Может быть, этот период закончится, может быть – нет, я не хочу гадать.


- Еще один вопрос столь же личного характера. Когда мы с вами говорили о мужчинах, вы сказали, что это «эксперимент даже сложнее, чем женщины». Как я понял, вы сейчас одна… я немного не понимаю, почему вы, при вашей эффектной внешности, не хотите, скажем так, иметь партнера… Или дело в том, что у нас в России до сих пор, скажем так, не приветствуется – в вашей ориентации?


- О, нет! Если вы говорите про сексуальную ориентацию, то я всё-таки больше традиционал. У меня были некоторые эксперименты в молодости и среднем возрасте, с женским сексом, как у многих европейских женщин. Это интересный опыт, если не увлекаться. Он очень чувственный, дает очень яркие ощущения. Но у меня был некоторый опыт семейной жизни, после которого мы с мужем поняли, что исчерпали наши отношения. Разрыв произошел, кстати, незадолго до моего приезда в Париж и съемок у Феррана.


Я сказала так, потому, что у меня с возрастом появились достаточно высокие требования к мужчинам-партнерам, чисто психологического свойства. Это не проблема, но это затрудняет мой выбор. Кроме того, я хорошо себя чувствую и одна… у меня есть частные случаи встреч, но это встречи для поддержания тонуса и собственной сексуальной жизни, я считаю, что это достаточно. Когда я говорю «эксперимент», я имею в виду, что для меня важен не столько секс, он является необходимым инструментом, для меня важнее область человеческих отношений. Здесь очень важно настроить механизм взаимодействия совершенно точно, а это довольно трудно. Психика мужчины, на мой взгляд, еще более сложная, чем психика женщины, так как она менее всего поддается трансформации. Или поддается с большим трудом.


- От этого брака, как вы говорили, у вас осталась дочь…


- Да, ее зовут Жозин, он взяла фамилию отца, Баильи. Сейчас ей почти двадцать лет, она занята в области экологии, много работает в командировках, в частности, во Французской Гвиане, изучает проблемы возобновления естественных запасов пресной воды и пищевых ресурсов. Также заочно обучается в Университете Прованса. Мы с ней иногда видимся. Мы также оказались самодостаточными людьми, которые могут жить и общаться на расстоянии, сохраняя психологическую связь.


- Конечно, вопрос на языке: а она как часто ходит босиком?


- Там, где она работает, это могут делать только местные жители. В Гвиане довольно много паразитов и змей. Я вижу ее босой только у себя, тут. Как-то она так и прилетела, добираясь ко мне через через Лондон: там была страшная жара и Жозин разулась еще в аэропорту. Но я не могу сказать, что она фанатик этого: как большинство ее сверстников, она предпочитает удобную спортивную обувь.


- Хорошо, вернемся к вашей теперешней жизни. Итак, коммуна Оней, горы Юра… когда нам, русским, говорят слово «коммуна», мы представляем либо фаланстер в духе  Фурье, либо коммуну хиппи, как в Голландии. Как выглядит ваша коммуна?


- Наверное, есть некоторые черты этих понятий, но, конечно, организация жизни в Оней лишена идеологических рамок и предписаний. Тут нет анархизма, антиглобализма и прочих движений. Я также не могу сказать, что тут живут хиппи. Да, в Оней много представителей творческих и гуманитарных профессий. Большая часть – фрилансеры. Наш мэр, или административное лицо, поклонник философии Бегбедера, он близко знаком с ним. По сути дела, тут много людей, которые так или иначе разделяют философские концепции этого писателя. Они просто занимаются деятельностью, которая не предполагает тесных социальных и информационных связей с современным миром. Если это побег, то он лишен  политических манифестаций или протеста. Как говорят здесь: «мир может не беспокоиться за меня, а я не буду беспокоить его».


- Чем вы занимаетесь в Оней?


- Здесь у меня хороший дом, очень похожий на традиционное швейцарское шале, как это было у матери моего отца под Базелем. Оно достаточно просторное, чтобы я могла содержать пять кошек. Да, я писала вам, что я держу пять кошек, одна кошка сиамская, а остальные – разные виды экзотов. Они очень дружественные и спокойные, редко мяукают, и очень чистоплотны. Они дружественны к человеку, другим кошкам и даже собакам. Очень привязываются к хозяину, и я с ними себя ощущаю гармонично… Кроме того, я беру на дневное воспитание некоторых детей с проблемами их развития, продолжая свои профессиональные умения, полученные из периода работы в частных детских садах и наличие кошек, активно играющих с детьми, очень помогает мне.


- Вы любите детей, вероятно?


-  Это сложно назвать «любовью»… Мне нравится с ними общаться, я люблю их прямой взгляд на мир и очень честную философию нет, конечно, я не работаю с детьми, которых еще выкармливают молоком, у меня более осознанный возраст, чтобы можно было говорить… немного поем, рисуем, гуляем, разговариваем и играем. Да, это главное качество детей: непосредственность. Я сама очень непосредственная. Я люблю дурачиться, с ними играть. Иногда дома мы устраиваем такой кавардак, бегаем из комнаты в комнату так, что дом сотрясается… у меня нет «кнопки включения взрослого», как говорит один мой клиент.


- Ну, и конечно, нельзя не задать вопрос: живя в такой местности, уединенно, в коммуне… вы ходите босиком?


- Да, очень часто, потому, что тут нет активной жизни, как в Париже, нет метро, транспорта, мероприятий… я совершаю прогулки, работаю и играю с детьми, общаюсь по электронной почте. Это не требует наличия обуви. В период с июня до конца сентября стоит, как правило, очень спокойная и теплая погода. Меня ограничивает только погода, я не люблю холодной, мертвой земли под ногами.


Линда:

«Тем, кто смотрит на мои фотографии, кажется, что я не люблю свои ноги. Они все время грязные, испачканные, и пятки шершавые. Но на самом деле я хорошо знаю, как грубоватая кожа ступни нравится многим мужчинам – это только кажется, что они любят все гладкое и мягкое! На самом деле кожа ступней должна быть крепкой и четко ощущаемой… Мне нравятся свои ноги. Они у меня «крестьянские», такие же были у моей бабушки и я помню, что дед говорил, что у хорошей женщины пятки всегда напоминают печеную корочку хлеба…»


Комментарий к галерее: http://rbfeet.com/foto/users/939.htm, добавлена в январе 2013 г.


- Вы говорили, что даже во время работы в частном детском саду вы могли позволить себе появиться на работе босиком…


- Да, это было нормально, так как я принимала душ перед работой, это естественное условие и могла находиться там без обуви. Если вы говорите о гигиене, то с этим было все в порядке, так как я выполняла рабочие требования.


- Представляю себе, Линда, ситуацию в российском детском саду: воспитательница – у нас так называют работников вашей профессии, приходит на работу босая и с грязными пятками. Душ у нас перед работой воспитательницы не принимают! Даже если она помоет ноги в дамской комнате, последует выговор от начальства… Кроме того, могут возмутиться родители, доверившие детскому саду своих детей: как так, такая «замарашка» будет их воспитывать?


- Я много читала некоторые комментарии по поводу «грязи», которые вы мне присылали. В этом смысле я могу сказать, что ваше общество не созрело для разумного прагматизма. В каком-то своем ответе я писала, что для европейского общества уже не так важны традиции, и собственно, традиционный подход к тем или иным профессиям, тут важен результат и соблюдение формальных требований. У меня не было проблем с этим, тем более, что я работала в частной сфере.


В Оней тем более нет таких проблем, так как люди удовлетворены качеством моей работы по занятиям с их детьми. Если говорить о требованиях либо ограничениях, которые накладывает на меня моя нынешняя профессия, то я вам писала, что одно из таких – не быть публичной персоной «здесь и сейчас». Поэтому я вынуждена была отказать вам в использовании частных фото, так как это является таким требованием… Я мало изменилась, так как соблюдаю диету и работаю над фигурой, сохраняя ее, и общим тонусом, однако я изменила прическу и цвет волос. Я максимально возможно ушла от прежнего образа без применения пластических операций.


- Но я всё-таки немного удивлен тем, что вы отказались запечатлеть себя, скажем так, «здесь и сейчас»… Это может как-то повлиять на вашу работу?


- Как я уже говорила, в Оней существует очень закрытое корпоративное общество, не желающее активного выхода в окружающий мир. Мы с моими друзьями, у которых я беру детей, договорились, что все наши фотографии будут закрыты от Сети Интернет. У нас принято даже отказываться посылать свои семейные фото по электронной почте. Сейчас очень многие почтовые серверы подвержены риску взлома… Это просто способ охраны частной жизни. Многие не хотят, чтобы я была в Интернете публично, с моими взглядами, как персона, воспитывающая их детей. Это очень деликатная область отношений.


- Но… ваши клиенты знают про ваши съемки для сайта г-на Феррана?


- О, это то, что называется «срок давности исключает наказание». Это то, что было растиражировано, и никто не может контролировать эту ситуацию. Это нормально.


- Скажите, а вообще, много босоногих в Оней? Как вообще, тут к этому относятся? По-другому, нежели в Париже?


- Затрудняюсь сказать что-либо определенное, так как жизнь в коммуне Оней более медленная и спокойная. Тут нет туристов, тут нет прохожих. Надо сказать, что люди, которые сознательно переехали жить в Оней, не слишком настроены на активные знакомства, им вполне хватает общения в виртуальном мире. Но да, я сталкиваюсь с людьми в банке, например, в магазине.  Правда, в магазинах, очень небольших, тут работают пенсионеры, я нечасто видела босых людей, разве что продавщица магазина пряностей, куда я иногда захожу, она до сих пор ходит в очень старинном длинном платье и босиком, я видела это несколько раз… И еще, когда меня подвозил таксист из Шантонне, он тоже был босой, так как была жаркая погода.


У меня есть буквально несколько друзей, в том числе художница из Канады, Эва Ленн, которая рисует картины на продажу, у нее небольшой дом. Туда я прихожу босиком, как и те люди, которых она собирает. Но это не является каким-либо кружком или обществом, это скорее всего, нормальный прагматизм: если не существует формальных требований быть в обуви или климатических условий, требующих ее, то зачем она?


- Тут не могу не спросить, так как недавно столкнулся с похожим отзывом… послушайте, а почему во Франции, кроме вашего форума, нет такого объединения босоногих, как в России? И вообще, эта ваша «босоногая жизнь» более виртуальна, чем реальна?


- Вероятно, у нас нет таких острых проблем, как в вашей стране, мы с вами обсуждали это тогда, когда вы первый раз писали мне. Я интересовалась этим феноменом со своей стороны тоже, я анализировала и сейчас могу сказать, что, наверное, средний европеец более ленив в выражении общественной активности, чем даже англичанин или американец. Здесь люди с некоторым подозрением относятся к любым формальным общественным союзам, считают, что в их основе лежит либо политика, либо коммерческие интересы. Тем более, что жизнь многих европейцев, если у них нет финансовых, этнических или социальных проблем, направлена внутрь себя, а не вовне. Как писал тот же Бегбедер: «Самые лучшие праздники — те, что происходят внутри нас».

(продолжение следует)

СПЕЦИАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ


Так как в распоряжении редакции, действительно, имеются только фотографии Линды, в свое время полученные по программе обмена с сайта postmodernwoman.com (сейчас эти фото по-прежнему доступны на французском ресурсе за деньги), мы решили сделать ретроспективный показ этих фото в наших галереях «присланных фотографий». А так как получили возможность пообщаться с Линдой, то попросили ее прокомментировать некоторые, наиболее интересные фото. Первая фотогалерее – Gare du Nord.


- Линда, это вы снимаетесь в поезде парижского метрополитена или пригородном?


- Это поезд системы RER (RER (фр. R?seau Express R?gional), он является пригородным поездом. Он достаточно долго стоит для посадки пассажиров, поэтому туда можно зайти и сделать фотографии. Фотограф обычно вагоны, ближайшие к кабине машиниста, там бывает меньше всего людей, по соображениям безопасности езды (серьезных аварий в парижском метро не было с 2000 года, когда пострадало более 30 человек, находящихся в головном вагоне, однако многие французы предпочитают в такие вагоны не садится – пр. авт.).  Мы зашли туда, сделали фотографии и вышли.


- А почему вы не поехали до какой-либо станции?


- Фотографы не любят делать фотографии во время движения поезда, так велик процент фото, забракованных сайтом… кроме того, это ненужная трата времени: концепция фотогалерей основана на хождении босиком, гораздо лучше подняться наверх и пройти какое-то расстояние пешком.


- Последний вопрос: вы в дискуссии на форуме сказали, что в метро вовсе не так грязно, как пишут другие авторы в этой теме. И привели в качестве доказательства то, что спокойно садились на пол вагона и позировали… Тем не менее, подошвы ваших ног имеют четкую черную окраску!


- Это сажа с перрона и переходов метро, которые убираются гораздо хуже. Мы снимались на Северном вокзале и экспрессы RER приходят туда из депо, в них до этого производят уборку. Поэтому на полу, он мягкий и немного шероховатый, достаточно чисто, я смогла сесть на пол. Так попросил фотограф, ему было необходимо получить ровный фон для картинки моих ступней.

Подготовлено редакционной службой портала "Босиком в России". Беседовал шеф-редактор портала, Игорь Резун.

Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com.


Публикация является уникальным произведением, принадлежащим ресурсу rbfeet.com.  При размещении ссылки на публикацию в соцсетях ВКонтакте, Одноклассники. Twitter, Facebook необходимо указывать авторские права портала rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: mordella@ngs.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».


English:


All rights reserved. Copying and reprinting of text materials is possible only with reference to rbfeet.com.


The publication is a unique piece belonging resource rbfeet.com. When placing links to the publication in social networks VKontakte, Odnoklassniki, Twitter, Facebook necessary to indicate the copyright of the portal rbfeet.com. Copying of photographs belonging Studios RussianBareFeet, possible only with the permission of the administration's official portal. If you are the copyright of any material contained on this website, and does not want to spread it, we will remove it. Term of consideration of your treatment - 3 (three) days from the receipt of the term technical removal - fifteen (15) days. We consider only the treatment by email at e-mail: mordella@ngs.ru. We abide by the rules of ethics, the provisions of the Federal Law of 13.03.2006 № 38-FZ "On Advertising", the Federal Law of 27.07.2006 № 152-FZ "On Personal Data".