Босиком в России

Босиком в России / Новости /

ИСТОРИЯ САЙТА и Студии RussianBareFeet. Год 2006: Алёна и "Волшебница".

Ведущий фотограф сайта и Студии RBF, Вл. Майбах, продолжает вспоминать о тех девушках-моделях, с которыми его сводили босоногие фотосеты и о забавных ситуациях, связанных с ними.

Алёна, фотопробы 2006 г. Фото Вл. Майбаха. Алёна, фотопробы 2006 г. Фото Вл. Майбаха. Алёна: да, натоптыши не всегда работают против очарования. Это и есть психология "антигламура". Фото Вл. Майбаха. Алёна, фотопробы 2006 г. Фото Вл. Майбаха. Алёна - на рыночном прилавке. Рискованный смысл. Фото Вл. Майбаха.


2006: ФОТО В ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ


Из девушек «газетного призыва», как я тогда их назвал, больше почти никто не оставил яркого следа в фотосессиях. И больше ни с кем мы так долго, как с Иринессой, не работали. Почему? По разным причинам.

Но и о них есть, что рассказать!

Тем временем в окружающем нас мире, а точнее, в его виртуальном отражении, начали происходить любопытные вещи. Тема босохождения – или барефутинга, вышла, вероятно, из определенного «загона» и стала достаточно широко обсуждаться в Сети. Сразу же обнаружилось, что существует сообщество «чистых барефутеров» - тех, кто любит ходить босиком и гордо отрекается от любого разговора о сексуальности этого процесса хоть применительно хоть к противоположному полу, хоть к себе самому, хоть к групповому варианту. Эти рыцари в белых одеждах заявляли, что все это, дескать, полный бред и измышления больной психики, и что им просто приятны тактильные ощущения голой ступни… И что если рядом с ними шагает босая красивая прелестница они ровным счётом ничего-ничегошеньки не ощущают. Говорили так, правда, по большей части представители мужского сословия – и, кстати, надо отметить, по большей части, и говорили что-то вообще только они, девушки на форумах отмалчивались, за редким исключением! Впрочем. Неудивительно: как скажет потом одна моя знакомая – «Если это мне в кайф, я это делаю. И даже не могу объяснить, почему в кайф. Объяснять мне просто в лом!».

Возвращаясь к теме – итак, эти чистые барефутеры, новые пуритане нашего интернет-сообщества, настаивали на отсутствии в босохождении всякого эротизма.

Алёна в образе "леди Ди". Фотосет "Прогулка принцессы". Фото Вл. Майбаха. Алёна. Фотосет "Прогулка принцессы". Фото Вл. Майбаха. Алёна. Фотосет "Прогулка принцессы". Фото Вл. Майбаха. Алёна. Фотосет "Прогулка принцессы". Туфли в руках - часть образа: дескать, девушка взяла да разулась и вот ей хорошо... Фото Вл. Майбаха. Алёна. Фотосет "Прогулка принцессы". Фото Вл. Майбаха.

Это было подозрительно и как-то нелогично.

Это напоминало традиционный постулат обутых: ноги, мол, для того, чтобы ХОДИТЬ, а не думать о них черт знает что!


Тут же выделилась вторая группа. Она робко, не сразу, и не всеми голосами, но называла себя футлаверами, или фут-фетишистами, или, также, вполне по адмиралу Шишкову, коверкая русский язык, «ноголюбами». Эти товарищи признавались, что в женской ступне для них сконцентрирована вся эротика мира, что это их невероятно возбуждает (охотно верю, хотя бы на примере Иринессы!) и обсуждали то, что они могут делать с этой ступней в интимной обстановке – уже на своих специализированных форумах.

Это было понятно, логично, ведь теорию Фрейда никто не отменял, и по ней нормальный половозрелый индивид, повинуясь мощному инстинкту размножения, чаще всего думает об ЭТОМ, о чем бы он не думал…

Но это было как-то, скажем так, пошловато.

Алёна. Фотосет "Прогулка принцессы". Фото Вл. Майбаха. Алёна. Фотосет "Прогулка принцессы". На фоне Выставочного Центра ННЦ СО РАН. Фото Вл. Майбаха. Алёна. Фотосет "Прогулка принцессы". Родные требовали ноги прятать. Как положено всем "приличным людям". Фото Вл. Майбаха. Алёна. Фотосет "Прогулка принцессы". Фото Вл. Майбаха. Алёна. Фотосет "Прогулка принцессы"; одна из самых популярных фотографий этой серии. Фото Вл. Майбаха.

Это было так же, как если бы мы установили камеры в женской бане или охотились за кадрами на пляже. Публикуя только снимки ступней, среди которых были бы, несомненно, и самые соблазнительные.


Пуристы называли своих противников «извращенцами», те огрызались – мол, сами дураки и вообще, такие, только не признаётесь! Наш сайт оказался сразу между двух огней. И по весьма забавной причине.

Настоящим футлаверам и фут-фетишистам не нравилось то, что наши девушки ХОДЯТ босиком и ступни у них грязные (говорю так, потому, что я тогда регулярно просматривал форум и принимал почтовые сообщения-отклики): мол, как же так, как нам эти прелестные ножки виртуально ласкать, обляпанные этой землей да городской пылью? Им нужны были классические съемки розовых пяточек на белоснежной простыне, совершенно чистых и желательно – с безупречным педикюром. «Настоящим босоходам», наоборот, не нравилось то, что мы на 10 общих планов даем 2-3 крупных плана ступней, показывая их красоту; мол, не царское это дело, и вообще, провоцируем… провоцируем что? Видать, и у них жилочка подрагивала от наших фото, и это их бесило.


По этой причине, отчасти, развалился московский «форум единомышленников» - первое виртуальное сообщество такого рода, созданное Кириллом Корчагиным и Сергеем Бабичевым, в какой-то мере натолкнувшее нас на создание сайта. Все переругались, начались взаимные упреки и, как говорят в Сети, сплошной холивар.

Появилось несколько конкретных ФФ-проектов. Потом их будет просто море.

Рита, она же Enchantress. Фотосет у администрации Советского р-на. Фото Вл. Майбаха. Рита: приятные ступни очень гармоничной формы - которая говорит о покладистости характера. Фото Вл. Майбаха. Рита, она же Enchantress. Фотосет у администрации Советского р-на. Фото Вл. Майбаха. Рита, она же Enchantress. Фотосет у администрации Советского р-на. Фото Вл. Майбаха. Рита, она же Enchantress. Фотосет у администрации Советского р-на. Фото Вл. Майбаха.

Появился сайт Ольги Гавва, петербургской танцовщицы (о ней – позже), «Босоногая баядерка», фотографии которого тоже при желании можно было отнести и к БФ (барефутингу), и к ФФ.

Кажется, родился и первый проект Полины Смерч, московской девушки-загадки (загадочностью она себя окружала сама), Barefoot Contess – кажется, так, вообще непонятной ориентации.

Успешно развивался уже упомянутый мною City-Feet и все больше давал крен в сторону яркого, качественного и галимого фут-фетиша.


Это, кстати, до сих пор большой вопрос. Вот есть у меня знакомый мужского пола, который умирает практически по женской груди, и всех своих знакомых сортирует исключительно по ее размеру; партнерш с размером меньше четвертого вообще не воспринимает, ласково называя «досками», а если видит шестой, то готов идти за этим размером на край света… Его как назвать? Breast-lover? Бюст-фетишист?! Второй, уже упомянутый мной коммерческий директор «Молодости Сибири», г-н Рыжов, имел другое пристрастие – попки. Филейная часть тела тоже его возбуждала невероятно и я в конце концов устал от его намеков на то, что мне пора кончать с голоногими и переходить на голопопых – намеков то ли в шутку, но навязчивую, то ли всерьез. Его как классифицировать?


Отрывочное и раздерганное интернет-знание пошло в народ, и, как следовало ожидать, обратилось в «пошлость» (определение по Пушкину!). Уже в конце 2006-го я стало сталкиваться с реакцией «а-а, футфетиш у вас, всё ясно!» в разговорах с девушками, не имевшими ни психологического, ни медицинского образования, а лишь начитавшихся и насмотревшихся. По сию пору знатоков такого рода в Интернете – великое множество и каждый мнит себя как минимумом новым Игорем Коном, ставшим, как известно, пионером постсоветской сексологии.

Рита. Фотосет "Последний снег". Фото Вл. Майбаха. Рита. Фотосет "Последний снег". Фото Вл. Майбаха. Тот самый отпечаток ее ступни, ставший фактической эмблемой зимних мероприятий Ассоциации Босоногих. Рита. Фотосет "Последний снег". Фото Вл. Майбаха. Рита. Фотосет "Последний снег". Фото Вл. Майбаха.

И это стало реально мешать. Неохота заниматься фотосессиями подпольно, мерзко хихикая и что-то скрывая. Поэтому я, как человек, имевший к психологии определенное отношение, сразу сказал администрации сайта: ребята, давайте твердо выдерживать «генеральную линию партии». Да, мы знаем, что такое ФФ, не считаем его ни отклонением (девиацией, по-умному говоря), ни «извращением», а по формулировке того же Кона, «аберративной сексуальной акцентуацией». И будем последовательно выступать за легализацию (опять же, по-умному, легалайз) ФФ, работая в прежнем своём стиле и настаивая на том, что босиком – это не только здорово, но и сексуально…

Действительно, даже обидно: вся рекламная индустрия, от мала до велика, бесстыдно эксплуатирует именно сексуальность женского образа – груди, бедер и даже той же ступни, вздетой на каблук; да и сам высокий каблук как фаллический символ и неизменный спутник гламура, обольщения, секса… а нам, видите ли, нельзя! Пуритане запретили. Потому, что непривычно. Со мной согласились.


С каждой нашей моделью проводился своего рода «ликбез» на эту тему. Кто-то с интересом узнавал для себя новое и… активно этим пользовался. Одна из моделей, о которой речь пойдет в главе про 2007-й год, Ева, так и сказала: «А я теперь в ночные клубы хожу исключительно босиком. Ну, или в шлепках, чтобы фейс-контроль пройти. А там разуваюсь… И просто вышибаю всех мужиков!». Другие использовали это знание по-тихому, так сказать, в личной интимной жизни – как вы уже видели, существенно улучшающейся после фотосессий… Третьи выслушивали и тут же забывали. Действительно, если в кайф, то зачем задумываться, почему в кайф?!

Тогда еще не было "тематических босоногих" групп пресловутого ВК, в котором ныне окопались махровые ФФ, которые любое новое лицо начинают засыпать весьма нескромными, подчас дикими вопросами и поэтому наши модели ощущали себя в некоторой безопасности…

Сейчас все это тоже поутихло, слава Богу, в соцсетях есть такие волшебные вещи, как бан и игнор, но все равно: многим с этим приходится сталкиваться.

Рита. Фотосет "Последний снег". Фото Вл. Майбаха. Рита. Фотосет "Последний снег". Фото Вл. Майбаха. Рита. Фотосет у администрации Советского р-на. Фото Вл. Майбаха. Рита. Между прочим, искривление последней фаланги большого пальца - даже не дефект. Это знак очень своенравного характера... Фото Вл. Майбаха. 00.jpg


Я написал это маленькое «лирическое отступление» для того, чтобы было понятно, о чем речь; и что, конечно, практически каждый фотограф, работающий в жанре босоногого образа (как правило, это мужчина), в той или иной мере тоже фут-фетишист, и от этого не уйти. Только такого рода человек может оценить эту эстетику, и мне нечего стесняться. Более того, как скажет уже гораздо позже один из членов ассоциации Босоногих, Олег – каждый мужчина немножечко фут-фетишист, потому, что восхищение любой частью женского тела мужчине органически присуще, а если не присуще, то он… он, простите, из этого, «среднего рода».

Хотя и среди них есть люди, акцентуированные на этой части тела.

Ну, всё. Переходим к воспоминаниям.

НАУКА И ЖИЗНЬ

Наука говорит о том, что всякое исключение лишь подтверждает правило. Например, у нас правило - здоровые ступни, без дефектов. Но в жизни не раз получалось, что именно фотографии девушек, уже заработавших натоптыши долгим хождением в обуви, имели самый большой рейтинг. Почему? Видимо, публика еще больше им рукоплескала: смотри-ка, не побоялась разуться, молодец! Она это сделала, вау!


Алёна, очередная модель, не хотела встречаться. Откладывала дату. Я спросил, почему.

- Ой… вы знаете, я тут на роликах зажигаю, у меня все ноги в синяках!

- Ладно, мы замажем в ФотоШопе.

- Ну… вообще вот всё время синяки получаю… Ну, ладно!

Встретились.

Вдохновенная простушка и милая болтушка – то, что можно легко простить женщине! – Алёна встретилась со мной для фотопроб на… рынке Академгородка. Уже пустом, разумеется. Сидела на прилавке и болтала босыми ногами – приятными, без дефектов; пресловутые «ролики» лежали рядом. Я сразу отметил, что девушка очень походит на легендарную леди Ди – с момента трагической гибели принцессы Дианы под парижским мостом Альма прошло уже девять лет, но образ ее был в памяти свеж… А похожа Алёнка была таким гордым лицом и хорошей статью: как известно, леди Ди тоже худосочностью не отличалась, у нее были широкие плечи, довольно крупные, сильные ступни – это она продемонстрировала публике на «Забеге молодых мам» где-то под Лондоном, припустивши босиком по мокрой траве… Ну, вот, еще один образ.

А синяки – да, они были.


Тут, кстати, еще один нюанс: такие вещи мы, как правило, не ретушируем – я Алёне соврал. Если, конечно, это не гематома в полноги. Причина та же – естественность, как принцип. Потому, что ретушируют кукол для глянца. И если уж делаешь из модели такую фарфоровую статуэтку (или резиновую куклу, кому как больше нравится), то , значит, уже готовишь ее к употреблению по прямому назначению, мягко говоря.

Всякая ретушь, всякая лакировка образа – ханжество, ложь и преступление против истины; нормальный человек все понимает, и тем более – что у семнадцатилетней девушки могут быть прыщи на лбу, а у взрослой красивой женщины, отработавшей день на даче – ступни в царапинах и порезах. Всё это лишь прибавляет шарма.

В-общем, я с легким сердцем Алёне соврал. Мы сотворили эти пробы, показав все ее мозоли (а что делать – опять же, правда жизни) и договорились на следующую фотосессию.


Правда жизни, кстати, состоит еще и в том, что без мозолей в какой-то мере не обойтись. Чисто по географическому положению. В жаркой и солнечной Земле израильской, например, мозоли только у глубоких стариков и старух, на пляже – заметно. Потому, что другой климат, другая кожа, да и этнос, по большей части – другой. А в морозной Сибири… смешно сказать, но ведь у нас 9 месяцев – почти «зима». Точнее, не столько зима – в этом году, рассказывают нам, она была самой теплой за 120 последних лет; а то самое слякотно-мерзкое кашеобразно-грязное состояние, в которое и босиком ходить не хочется, не говоря уже о другом. И приходится людям таскать обувь, которая при всем уважении, как говорится, а натоптыши рождает.

Поэтому мы относимся на сайте к этому с пониманием.


Да, у Алёны еще имелся маленький ребенок колясочного возраста и молодой муж. Это событие станет роковым в нашей истории, но позже. Сначала мы договорились на фотосессию «босая мама с коляской». Это было самой свежей и самой удачной идеей: до тех пор такого рода люди в орбиту наших фотосетов не попадали. Почему? Потому, что молодые мамы – существа пугливые, как дикая лань. Асфальт им кажется источником миллиарда опасностей, приютом сотен миллиардов микробов и все такое прочее. Молодые мамы – покорные рабыни фараонова племени педиатров в поликлиниках. Усердные читатели околомедицинской макулатуры. Конечно, это некоторым молодым мамам не мешает, например, пить пиво на детской площадке, выпростав свои вареные ступни из шлепанцев и покачивая-поталкивая одной из них коляску… ну, бывает.

Алёна должна была продемонстрировать, что не все молодые мамы такие.


…Она пришла босиком, как положено. Какие-то ремешковые шлепки лежали в колясочной корзинке, упакованные в пакет и завязанные на крепкий узел; эта деталь мне понравилась. Алёна сокрушенно сказала:

- А меня, прикиньте, муж проституткой назвал…

- ?!

- Ну, я бОсая собралась выходить, а он как начал орать…

Алёна выразилась немного грубее, она вообще девушкой простой была, но это не искупало всю гамму шекспировских страстей, разыгравшихся у них дома. Сначала девушка узнала много нового о себе сначала от мужа, а потом от свекровки. Та буквально гналась за ней по лестнице с пакетом – тем самым, в котором лежали сейчас в коляске эти шлепки, а потом у пожилой женщины еще хватило сил открыть окно и стыдить родственницу на весь двор за непокорность.

Сомневаюсь, что Алёна всё это выдумала: у нее что на уме было, то и на языке.


Отснимались мы без происшествий. Ребенок Алёны оказался жизнерадостным, но спокойным: в силу неходячего возраста его просто разули, давая свободу крошечным ножкам. На саму маму поглядывали с интересом, но без явного неодобрения. Прошли мы по диагонали весь центр Академгородка, от Морского до Цветного. Алёна призналась, что «обожает босиком шлепать» - и по тому, как ее ступни именно шлепали по асфальту, можно было догадаться – не врет, только… только вот делать это девушке последовательно запрещали сначала родители, потом подруги, а потом и новая родня.

При всём этом происхождение у нее было самое, мягко говоря, пролетарское.

О, немытая Россия, да. В самых уголках твоих, где царит «свинцовая мерзость  русской жизни», тем не менее, свято верят в то, что «бОсым ходить нехорошо, не по-людски».

На обратном пути девушка попыталась развязать узелок пакета, но он не поддавался: свекровь упаковала шлепки на совесть. Алёна могла бы и разорвать тонкую пластиковую чешую пакета, но, видно, было лень… «А, ладно! Так приду!» - беспечно сказала она.


Вторую фотосессию мы решили делать уже без дитёнка; я хотел дать образ Алёны в стиле той самой Дианы, царственный. А она как раз заходила в вечернюю школу, в которой когда-то доучивалась, за аттестатом. Поэтому я смог снять эффектный сброс туфлей прямо на ступенях этого Храма Всеобуча (или зловонной тюрьмы схоластики, тоже – кому как) и далее поход Алены босиком. Мне нравились ее ступни – ничего особенно, по правильной формы, очень гармоничные; при той обувной муштре, которую она испытала с детства, удивительным образом не испорченные… Да что же я это всё время о ногах? И анфас снимали, и поясной план. Ага, снимаю и вдруг…

- Алёна… А почему у тебя на плечах синяки?!

- Да это я на…

Тут уже милая ложь не прошла: на роликах таких не заработаешь. Без особой грусти, а так – как об очень банальном эпизоде, Алёна рассказала, что муж ее побил. Слегка. Как обычно. За то, что не просто гуляла, а снималась бОсая. Я, естественно, поинтересовался – а откуда узнал, потому, что еще даже не успел выложить ее галерею, так – дал несколько фото новостному редактору, в качестве анонса.

Оказалось, муж – завсегдатай сайтов нашей темы, не брезгует и откровенным ФФ; вот и участвует в борьбе остроконечников с тупоконечниками – борьбе «чистых барефутеров» и «реальных футлаверов». Свекровка бы, возможно, добавила бы, но у нее руки дитём были связаны…

Мне было ее очень жаль. Остаток времени, предназначенного для фотосессии, мы провели в разговорах – о жизни, о судьбе. Я, конечно, ни к чему не призывал, но как положено прогрессивной общественности, такой дикий домашний домострой осудил. Выяснилось много чего: Алёна рвется на работу, ей надоело сидеть дома, а семья… семья не пускает. Мол, твоё дело, кирхен, кухен, киндер.


Вот это и была последняя фотосессия с Аленой. Потому, что при согласовании третьей фотосессии по телефону она мне сообщила, что собирает манатки, забирает ребенка и уезжает к родителям на Дальний Восток. Публичное босохождение, как бревно-топляк, мощным ударом пробило дно лодки семейного счастья.

Но вы знаете, я не раскаиваюсь, что приложил к этому руку. В конце концов, жить с такими людьми нормальным девушкам не стоит. И вообще жить с такими не стоит: их надо выводить за поскотину и расстреливать. Шеренгами.

Тогда будет нам щастье: больше босоногих и красивых. А без этого сотни тысяч и миллионы будут гробить ноги в угоду моде и семейной идиллии.

Синяки, кстати, на ее бронзовых плечах я в тот раз всё-таки заретушировал.


ФОТОГРАФ И ОБЕЗЬЯНКА


Я уже на Студии не работал, я вообще приезжал в Новосибирск ненадолго, и тут меня попросили поработать с одной моделью, в рамках одного из ее проектов. Модель была сама фотографом. Я помню: Елена Емельянова. Я очень испугался. Один такой опыт у меня уже был… Но вот как раз с Еленой оказалось очень приятно работать. Она оказалась гибкой, она предлагала свои идеи, она не мешала советами. А о чем я это?

О том, что иногда работать с моделью, которая сама снимает – самоубийство. Или каторга.


…Так вот, появляется еще одна модель. Я получаю СМС от редактора, он пишет, зовут Enchantress. Я ему пишу: ты кончай с английским, у меня с ним плохо, у меня с немецким всё в порядке, мне ее как по-человечески  называть? Я еще посмотрел: «волшебница», типа. Ага. По-русски ее звали Ритой, вообще-то.


Начали работать. Типичная «маленькая проказница». Я сразу обратил внимание на ровную линию пальцев: ни один не выходил за общий контур ступни. Значит, человек покладистый и бесконфликтный. В принципе, так оно и получилось. Первую фотосессию мы делали в администрации Советского района, точнее, под сводами внутреннего двора ее здания. А называют его со стародавних времен – «Пентагон», в силу его пятиугольной формы, со срезаным углом. Тут решают всякие гражданские дела и брачуются, ибо тут есть ЗАГС. Вот на фоне свадеб и снимали.


О самой Рите я мало что могу сказать. Она разговаривала мало, но по речи, по мыслям видно было: девушка глубокая, задумывающаяся. О жизни задумывающаяся. Вообще, стопроцентно был наш человек, с тягой к ролевым играм, к хиппизму; пришла на первую фотосессию в вельветовых брюках, хотя я рекомендовал другой наряд, да и погода располагала… Стесняется. Чего? То ли ноги ее ей казались чересчур полными и короткими, то ли еще что-то.


Но эпизод был связан со свадьбами. Там как раз проходила очередная. И я заметил на скамейке неподалеку двух девушек в праздничных нарядах; сидели они, выпростав из модных туфель ступни – довольно неплохие, я бы сказал, но… но уже изрядно истерзанные этим орудием современной пытки. У одной на плече лента свидетельницы. Сидят, курят. Я не решился так просто брать и фотографировать в лоб – хотя кадр нам бы пригодился, это такое обвинение свадебному гламуру (который я ненавижу примерно так же, как и свадебных фотографов!), и поэтому просто подобрался с Ритой поближе. Сейчас незаметно поверну камеру и щёлк…

В этот момент одна из девушек встала. Выбросила окурок – не урну, а прямо на плиточную дорожку; и – внимание! – загасила его, растерла БОСОЙ НОГОЙ. Вот это была штука сильнее, чем «Фауст» Гёте. Я бы так не смог, и до сих пор с трудом понимаю, как она это сделала. Я замер. А девушка – яркая такая блондинка, между прочим! – деловито оправив на себе ленту свидетельницы торжества, сказала подруге с непередаваемой порцией ненависти в словах:

- Обуваем, на х…, эту ё... х…, пойдем, б…! Покурить спокойно не дадут!

Я даже и вздрогнуть не успел…


Ну, мы потом немного с Ритой поговорили про это. Это не то, что пример – это плакат. Боже, какие страсти кипят за гламурно-пафосным фасадом свадеб. Нет, чтобы сыграть ее на пляже Бали, на белом песочке, босиЧком… Ну да, это даже не для нашего среднего класса.

У нас все грубее и проще.


Рита тоже была, конечно, студенткой, и времени у нее было немного. Она продержалась до весны и мы отсняли чудесную, очень лиричную фотосессию «Последний снег». В Академгородке, по улице Золотодолинской, проходит теплотрасса. И там уже в начале февраля пролегает, протаивает дорожка; из-под некоторых люков выползает пар… Там теплая земля. А вокруг – сибирский снег. И мы снимали именно там, не в феврале, конечно, но кажется, в марте.


Именно эта фотосессия оставила замечательный кадр – чистый и правильный отпечаточек ступни Риты на тонком-тонком снежном покрове. Кстати, было это недалеко от Музея института археологии и этнографии СО РАН, где на тот момент лежала в пуленепробиваемом саркофаге знаменитая «Принцесса Укок» - мумия с горноалтайского плато, отличающаяся – на минуточку! – очень большим размером ступней, что, по версии специалистов, говорило её… жреческом происхождении. Во как.


Рита с видимым удовольствием ходила по этой земле и по снегу – касалась его босой ногой, пробовала. Правда, на длинной эспланаде обычной улицы, да к тому же в марте фантазии особо разгуляться негде.

Ну, и мы быстро закончили.

Вообще, не могу не сделать очередного лирического отступления на тему этого загадочного феномена – «босая девушка на снегу». В работах буквально каждого уважающего себя фотографа вы обнаружите этот сюжет, с той же обязательностью, как и «девушка на рельсах». Ну, вариация может быть – «обнаженная на снегу», но это почти то же самое…

Почему?! Почему это настолько популярно, что серия «босиком по снегу» является топовой не только на ФФ-сайтах, но и в мире барефутинга?!


С одной стороны, в этом несомненная удаль, молодечество; не зря на масленичных столбах раньше подвешивали сапожки – довольно дорогую обувь, и лазили по этому масленичному столбу как раз босиком, иначе не залезть; правда, лазили не девки – парубки, но всё же… То есть удаль; не зря, кстати, на Аляске устраивают ежегодный (!) забег босиком по снегу для молодежи (!!!) там носятся по снегам и юные американки за милую душу, и даже выигрывают.

То есть с одной стороны, это стопроцентно положительно и озорно.

С другой – какой-то случайный реверанс в сторону БДСМ. Боль, страдание, обмороженные ноги, смех сквозь слезы и любовь через боль – ну, помните, «по морозу босиком к милому ходила»! Вообще, наш советский агитпроп сделал именно для такой трактовки образа очень много, буквально обслюнявив обмороженные босые ступни Зои Космодемьянской, которую фашисты, как известно, таскали босой по снегу – ах-ах, ох-ох. Я хорошо помню, как наша учительница начальных классов, добрейшая Вера Ивановна, как-то на первом уроке  странными жестами долго показывала нам то на рот, то на горло (это потом нам, второклашкам, объяснили, что учительница банально сорвала голос), потом написала на доске слово, до сих пор меня пугающее: «ЗОЯ» и поставила на проигрыватель агитационную пластинку. И мы, дошколята, по сути, еще понятия ни о какой Великой войне и фашистах не имевшие, дети конца шестидесятых, слушала сорок пять минут рассказ диктора, с художественным подвыванием - про босые ноги Зои, ступающие по снегу да замерзающих немцах, её конвоирах…

В-общем, галимое страдание и связанные с этим специфические наслаждения любителей садо-мазо.


А третий момент и вовсе скабрезный. В одном из рассказов Антона Чехова пожилой, обрюзгший, запутавшийся в духовной жизни мелкий чиновник стыдливо признается: я-де, признаюсь, и с молоканами, босым на снег выходил, то-сё… Именно стыдясь своего поступка. И вот тут самое интересное. Всего лишь несколько сект, взросших на православном материале – молокане, да хлысты, использовали хождение босиком по снегу в качестве… средства вхождения в религиозный экстаз и последующей сексуальной стимуляции! Я в своё время с интересом изучал подробности сектантской жизни хлыстов по различным документам и свидетельствам, собранным нашим, новосибирским Антисектантским центром в 90-е годы (меня интересовало не столько босножество, сколько феномен психологического зомбирования). Так вот: там человек 20-30 разнополых существ, среди которых и шестидесятилетние бабки, и старики, и молодые девушки, и зрелые мужчины, выходят на снег в особых рубахах, «нАшах», будучи босыми и под рубахами обнаженными. Молятся, топчутся, водят на снежной поляне хороводы. Зачем? И до какого предела?! А как красноречиво написано в одном из молоканских текстов (у них есть даже своя печатная литература, правда, издаваемая в Канаде): «…до тех пор, пока ступни не замерзнут до состояния каменности и ты не перестанешь их ощущать». Видали?!


После этого молокане бросаются в жарко натопленную избу и… и начинается собственно экстатическая часть моления. По свидетельству, они отогревают замерзшие конечности: трут руками, дышат на них ртом, и не только. Я не буду описывать так детально, как это было сделано в документах, не тот жанр, и меня поймут не так – но читатель сам догадается, что от простого отогревания дело доходит до ласк самыми разными способами, а там и до свального греха со снятыми «нашами». То есть кошмар: полный разврат и падение нравов. И прелюдией ко всему этому как раз служит массовое хождение босыми ногами по снегу.

Между прочим, в Сибири как молокан, так и хлыстов всегда было особенно много.

Видите, в этом есть – даже если допустить, что это не намертво записано в вашем личном генетическом коде! – даже историческая преемственность какой-то дикой сексуальности.


В-общем, на самом деле, групповое хождение босиком по снегу является занятием веселым, бесшабашным да азартным действом с визгом и выбросом адреналина – впоследствии, на подобных мероприятиях Ассоциации Босоногих, которые снимали и телевизионщики, я сам в этом убедился. Но почему же фотографы, и те, кто видит их фото, так любят эту картинку?

Хрупкая девушка, ступающая босиком по снежному покрову… То ли новая Зоя, то ли молокане, то ли садо-мазо. Черт его знает!


Как бы то ни было, для Риты эта фотосессия была довольно интересным приключением; потом был у нас фотосет в Доме Учёных, а потом – всё.

Рита заявила, что отказывается от сотрудничества, потому, что… ей, видите ли, надоело быть «обезьянкой фотографа».

Мама дорогая, да где ж ты раньше была?!

Почему ты своих сюжетов не предлагала мне?

Почему ты сама не согласилась создать фотосет, хотя предложено было?

Такие вот творческие амбиции. Плюс к этому на первой фотосессии, точнее потом, когда мы отбирали фото, с меня сошло семь потов. Бесконечные капризы: это не годится, это лучше переснять, тут неправильный ракурс, здесь "завален горизонт", тут нехороший план и все такое... Понятно, что у каждого фотографа - свой стиль и своя манера, но Enchantress категорически не хотела мириться с тем, что кто-то видит мир совсем не так, как она и тем не менее находит его прекрасным.

Ну, а как человечек, Рита запомнилась мне хорошо. Не волшебница, конечно, но… Приятная девочка была, комфортная; как, собственно и следовало из детской, аккуратной, вполне «китайской» формы ее ступней.


(продолжение следует)

Все фото: http://rbfeet.com/foto/nnskp/1366.htm


Подготовлено редакционной службой портала «Босиком в России». Фото Студии RBF. Рассказывал Вл. Майбах. Записал Игорь Резун.

Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: mordella@ngs.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».