Босиком в России

Босиком в России / Новости /

ИСТОРИЯ САЙТА и Студии RussianBareFeet. Год 2004: Сажаем и моем!

2004-й ознаменовался не только первым Фестивалем Босоногой Моды – когда мы впервые четко заявили: да, это ТАКАЯ мода! Пусть мода не всех, а самых продвинутых… Но и сотрудничеством с еженедельником «Молодость Сибири», с его главным редактором Борисом Коноваловым и нашей единомышленницей, сотрудницей рекламного отдела Анной Тарадановой. Что мы творили в это золотое время, сложно описать… Но попробуем!

Олеся: на тренинге "Лаборатории ANdrenalin". Фото Студии RBF. Великолепные, сильные ступни, не боящиеся грязи... Фото Студии RB. Олеся: на тренинге "Лаборатории ANdrenalin". Фото Студии RBF. Одно из упражнений "верёвочного курса". Фото Студии RBF. Олеся в салоне "Инес и К". Фото Студии RBF.


2004: ПОСАДКИ И МОЙКИ

ЯВЛЕНИЕ ОЛЕСИ: ТОЧНО ПО ПРИЧИННОМУ МЕСТУ!


Перейти к следующему, 2005 году мне не дает отсутствие ряда ключевых персонажей. Персонажей, который сыграют важную роль в появлении таких шокирующих – в прямом смысле этого слова, галерей, как «Учитель и ученица» и «Тайное влечение».

Да и хэппенинг в «Макондо» тоже не состоялся бы без этой девушки.

Итак, еще в 2003-м году я познакомился с Андреем Шунько, практикующим психологом, а затем и с его подругой Олесей.

Олеся и ее подруга. Встреча. Фото Студии RBF. Олеся свою подругу скоро разула... М Олеся тоже любила фотографировать! Фото Студии RBF. На городском фотосете. Фото Студии RBF.
Падать Олеся не боялась. Фото Студии RBF.


…Надо сказать, что с течением времени, с прибавление числа моделей студии и собственно архива фотоснимков, меня стали меньше интересовать какие-то суперкрасивые ступни (которые совсем не обеспечивали нужного ОТНОШЕНИЯ, как в случае с Татьяной), а психологический момент. Кто, как, почему и зачем ходит босиком, кто и как к этому относится?! Так вот Олеся, будучи подругой профессионального психолога – и помогая ему проводить «веревочный курс», проводимый Андреем, как руководителем тренинговых программ «Лаборатории ANdrenalin», относилась более, чем правильно. Она усматривала в этом флаконе всё сразу: и вызов общественным приличиям, традиции быть хорошо одетым и «хорошо обутым», и закаливания для организма, и тему хиппизма и свободы, и женскую сексуальность… Именно так, как и надлежит расценивать публичное босохождения, выбирая тот акцент, который уместен в том или ином случае.


Сама Олеся… ее можно было назвать «пацанкой», если бы не яркая женственность. Невысокая черноволосая куколка с блескучими живыми глазами, очаровательным лицом, ухоженными черными локонами; вынужденная подрабатывать в различных фирмах, то в одной, то в другой, Олеся просто вынуждена была иметь «офисный прикид» босоножки на каблуках. Но сколько раз. Начав знакомство с этой парой, Андреем и Олесей, я видел, как девушка (еще даже не зная о моем «хобби»!), при первой же удобной возможности сбрасывала туфли, выпрыгивая босыми ногами на городской асфальт!

И одевалась Олеся с вызовом, но отнюдь не всегда в драные джинсы.


Она была «пацанкой» по характеру – бойцовскому. Она могла хорошо выпить, наравне с нами; курила; умела – как я знал из некоторых источников, отлично драться и знала специфические приёмы, как в один миг отбить насильнику его «аппаратуру»… Кроме того, лазила, как кошка, по деревьям и скалам (ладно, пусть кошки по скалам не лазят, это была просто суперкошка) – собственно, там, на скалах каменного карьера «Борок», на его венчике вокруг гигантской чаши, я сделал ее первые фото.

Точеная, хрупкая Олеся, которая между тем сделана из какой-то сумасшедшей легированной стали, на фоне ослепительно, неприлично голубого неба… Вот, конечно, как только Олеся освободилась от одной из своих унылых офисных работ, я сразу взял ее в оборот.

Тот момент, когда я оставил девушек, и пришли горники... Фото Студии RBF. Нина Сухарина на Фестивале Босоногой Моды. Фото Виталия Иванова. Нина Сухарина (первая справа) на Фестивале Босоногой Моды. Фото Виталия Иванова. Нина Сухарина на Фестивале Босоногой Моды (четвертая справа). Фото Виталия Иванова. Нина Сухарина на Фестивале Босоногой Моды. Фото Виталия Иванова.


Маленькие, изящные, и в то же время сильные женские ступни. Тот пальчик, который соответствует указательному на руке, на ее ножке выступал за общую линию: давно известно, что это признак лидерства и сильного характера – особенность, не всегда на 100% подтверждающаяся (всё-таки характер и тип личности связаны со множеством внешних признаков!). В-общем, Олеся была настоящей «боевой подругой», с которой можно и Крым, и рым пройти, и медные трубы…


Первая фотосессия была немудрящей: просто прогулка по центру. Олеся только что «откинулась» после рабочего дня – она тогда работала курьером, с облегчением содрала с ног кроссовки и закинула в рюкзак. Да и еще и с подругой договорилась встретиться. Девчонки взяли пиво… У меня, конечно, было своего рода «предписание» от администрации сайта: не допускать демонстрации вредных привычек подобного рода, но… Но для Олеси я сделал исключение. Кстати, своего рода прозвище, которое носила она и будет носить в истории сайта только еще одна девушка, было «Мадам Вонг». Чувствуете, да? Ну, как тут без сигареты и алкоголя.


Так вот, в начале нулевых центр Новосибирска был довольно грязен: говорю это, как житель этого города, наблюдающий его улицы с самого рождения. Не такой ужас, конечно, как в девяностые годы, но и не так, как сейчас, когда благодаря двум мэрам, помешанным на чистоте (в хорошем смысле) он вылизан коммунальными службами до блеска. Окурки, наметенная с газонов пыль, черт-те-что. Олеся совершенно бестрепетно топала по всему этому босыми ногами и буквально через четверть часа ступни ее покрылись характерным серым налетом убежденной «городской босоножки». Сами понимаете, это было ровно то, что нужно… Подруга пришла обутой, в шлепках. Но Олеся, с ее магнетизмом, тоже довольно скоро с этой девушки с «цветочной» внешностью шлепки содрала.


Вообще, Олеся была именно той моделью, о которой может только мечтать наш сайт – она сама изобретала маршруты и выбирала места, при этом довольно экстремальные. Она ничего не боялась – и я скоро в этом буду убежден, летом 2005 года; ее ступни были действительно закаленными. Могу засвидетельствовать, как человек, касавшийся этих ступней. Да, в процессе фотосессии приходится «вручную» иногда менять их положение, фотографу виднее. Тогда и касаешься, и ощущаешь прохладную кожу этих специфических конечностей. Чтобы вы не думали о нехорошем, советую перечитать предыдущие мемуары, о Дикой Розе: во время фотосессии ни о чем, кроме аланов и кадров, нормальный фотограф не думает. Просто некогда. И когда щупает, можно сказать, нежную девичью ступню, тоже. А у Олеси, несмотря на ее отчаянную босоногость, кожа ступни оставалась именно девичье – бархатной и мягкой. Это к слову о развенчивании того мифа, что у всех много гуляющих босиком девушек кожа ступни становится грубой, шершавой, колючей, толстой и т. д.


Ну, и в той фотосессии Олеся отметилась еще и в уличной сценке. Я отошел за водой: жара была сильная, под тридцать градусов, упарились мы все. Возвращаюсь – а снимали мы в центре, на площади Ленина, и в тот момент как раз переместились отдохнуть в тень деревьев Первомайского сквера… Возвращаюсь, значит, и вижу картину, от которой пластиковые бутылки с минералкой у меня из рук падают.

То самое фото на фоне баннера Milavitza. Женщина в белье эротична только босиком. Фото Виталия Иванова. Нина в фотосете на Монументе Славы. Фото Студии RBF. Нина в фотосете на Монументе Славы. Фото Студии RBF. Босая автомойка. Фото Студии RBF. Босая автомойка. Фото Студии RBF.

Один гопник, более-менее приличный, сидит на траве, держась руками за причинное место. У дерева стоит наша «цветочная» девушка с широко открытыми от ужаса глазами. А вот второй гопник, более тщедушный, ЛЕЖИТ на траве и босая грязная нога Олеси прижимает его за грудь к матушке-земле.

Я так растерялся – собственно, мне и вмешиваться-то уже не надо, все без меня решено! – что застыл столбом и даже не сообразил взять камеру. А Олеся, наклонившись над лежащим, говорит:

- Ну, разуешься? Нет?! Тогда дергай отсюда на…

И на чистом русском языке прибавляет несколько сугубо русских, энергичных и духоподъемных слов.

Она убрала ступню с его футболки, он вскочил и убежал – за ним, ковыляя, убрался и товарищ. Только тут я понял, какую сцену пропустил!

Босая автомойка. Фото Студии RBF. Босая автомойка. Фото Студии RBF. Фотосет на Монументе Славы. Марина разулась и с наслаждением идёт босиком... Фото Студии RBF. ...и убеждает сделать то же самое якобы "брезгливую" подругу Нину. Фото Студии RBF. Марина в фотосете на Монументе Славы. Фото Студии RBF.

И более того, что я пропустил, пока не вовремя пошел за водичкой…


К босым девушкам пристали городские пацаны. Началось все «А чё вы бОсые?!», продолжилось: «А чё, по пивасику?» и закончилось, естественно, высказанным умозаключением: если вы босиком в городе, значит, вы проститутки (я бы дал штуку баксов, или даже больше человеку, который мне покажет нормальную босую проститутку, до сих пор!). Но это был, конечно, не конец. Олеся отложила пиво, встала, спросила что-то вроде: а что, ноги что ли, у нас кривые, или чё? Потом врезала одному по «прибору», а второго повалила на траву ловким приемом, тоже наверняка разученным по книжке про самооборону от насильника.

Собственно, ничего страшного: она просто хотела его разуть. Но пожалела ввиду ужаса такой кары для нормального городского пацана. И на моих глазах отпустила восвояси.

Вот это тоже самое ценное в моделях, редчайший случай: когда наша девушка сама разувает окружающих. Словом или действием, убеждением или принуждением, неважно. Для Олеси, которая хорошо разбиралась в психологии, это было еще и определенным психологическим экспериментом: она уже сама хорошо понимала, что для многих это определенный порог и ей всегда было интересно, как человек этот порог перейдет… Собственно, потом примерно так же делал и я, предлагал той ИМЛИ иной модели летние городские съемки.

Вот такими я увидел ступни Марины. Офисная жизнь... Не стесняйтесь этого! Фото Студии RBF. Нина в фотосете на Монументе Славы. Фото Студии RBF. Марина в фотосете на Монументе Славы. Фото Студии RBF. Марина в фотосете на Монументе Славы. Фото Студии RBF. Отличные, женственные ступни! Марина в фотосете на Монументе Славы. Фото Студии RBF.

Но оставим на некоторое время Олесю и вернемся к другим…

ВЕСНА: САЖАЕМ ЦВЕТЫ…


Ну, после оглушительного успеха Фестиваля Босоногой Моды, конечно, сайт просто купался в девушках, ощутивших вкус босоногих съемок в противовес царившему гламурному стилю. И идеи таких фотосессий – необычных, исходили не столько от меня, сколько от Анны Тарадановой. Она поддерживала связи с модельными агентствами, в том числе с МА «Грация».

Помните мой рассказ о том, как пришли оттуда пятеро модельных девушек, разулись и я, как Брюсов, захотел возопить: «О, закрой свои бледные ноги!». Уродливые к тому же, напрочь убитые каблуками… Да, было такое. Но, к счастью, не все модели были такими. Вот, например, именно из «Грации» пришла безусловная грация, Нина Сухарина. О ней в период подготовки Фестиваля сайт писал:

RBF-Информ, от 10 апреля 2004 г.:

И Марина гордо показывала испачканные пятки...  Фото Студии RBF. Нина в фотосете на Монументе Славы. Фото Студии RBF. Девушки толкают тяжелую пушку...  Фото Студии RBF. Марина в фотосете на Монументе Славы. Фото Студии RBF. 00.jpg

Наши корреспонденты недавно встретились с Ниной Сухариной, участницей 1-го Фестиваля Босоногой Моды. Нине 22 года, она уже работает экономистом и с удовольствием вспоминает часы тренировок и самого шоу!

- Это было какое-то очень удивительное раскрепощение – говорит она – И дело даже не в том, что Фестиваль подтолкнул к тому, что стало гораздо легче скинуть каблуки и пошлепать босиком по городу – хоть по центру, хоть по окраине. У меня, в принципе, и раньше не было с этим проблем. А вот другим, мне кажется, Фестиваль помог…

- Нина, некоторые девушки говорят, что репетиции в боулинг-центре сплотили их.

Нина смеется. Она помнит все забавные моменты репетиций.

- Конечно! Сначала пришли все такие разные, зажатые. Потом все разуваются, голоногие прыгают… Знаете, такое чувство, как будто дома, с подругами, тебе лет пятнадцать и родители уехали. Голые пятки, полная свобода… А если серьезно, то, конечно, эти наши репетиции, где сразу было все так поставлено: все, никаких колготок, все по-настоящему, они многим помогли преодолеть комплекс неполноценности. Гораздо легче так общаться, когда оглядываешься и видишь – все равны. Все босые.

Самой Нине Фестиваль прибавил уверенности и поклонников.

- Откровенно негативного отношения к этому я не встречала – признается Нина – по крайней мере, в своей среде. Среди друзей и знакомых. Было удивление, любопытство… была такая тайная зависть: а мне бы вот, тоже, решиться – два часа босиком танцевать и дефилировать на публике! Но, когда я рассказывала, все потом говорили: и я хочу! Ах, как жалко, что я не была на других этапах, я не смогла с работы вырваться. Все хотят быть зрителями, по-крайней мере, очередного Фестиваля.

- Нина, ну а тебя все же Фестиваль как-то изменил?

Нина смотрит на свои ноги, «упакованные» по случаю непогоды в демисезонные сапоги.

- Конечно! Я стала больше следить за ногами. Педикюр, украшения… Я даже теперь колечки специально покупаю и браслеты для ног. Жду лета – показывать. Я поняла, что это тоже – мое оружие.

- Скажи, а тебя не коробит сознание того, что, при виде твоих босых ног, у какой-то части мужчин возникают некоторые, скажем так, фривольные мысли?

- Ну, они и так могут возникнуть! – смеется девушка – Вообще, если обращают внимание на шею, на руки… Тоже ведь можно сказать: руки – это чтобы есть, да? Почему бы не обратить внимание на ноги? Мне ничуть не мешает знание эротического значения босых ног. Более того, это хороший инструмент для женщины. Инструмент влияния… Главное – чтобы это не переходило в агрессию. То есть в такую реакцию, как в анекдоте: «Дэвушка, дэвушка, пэрсик хочишь?»… Мне кажется, здорово, когда ты гуляешь босой и чувствуешь это внимание; неприятны только липкие руки, какие-то похотливые нотки в голосе, привязчивые ухажеры. Но они ведь в любом случае неприятны, прилипчивые знакомства, вне зависимости обутая ты или нет…


Так вот, Аня предложила по весне: а может, прорекламируем фестиваль и заодно газету, и сделаем фотосессию? А идея такая: посадить в центре города, на перекрестке Вокзальной магистрали и улицы Советской, клумбу. Клумбу «Молодости Сибири». Клумба там была, точнее, каменная безжизненная выемка, забросанная мусором, а напротив – забор долгостроя. Кстати, именно на этом месте в 204-м году мэр городецкий разобьет, наконец, шикарный сквер с фонтаном-глобусом, но это будет хоть и символично, но много позже… Однако мы отвлеклись.


Конечно, подтекст идеи прочитывался легко: все тот же Антигламур. Потому, что коммунальщики очистили бетонную чашу, навезли земли – хорошего такого, садового чернозема, липкого, хоть на хлеб намазывай да ешь… А сажают цветы как? Садятся сами туда, в клумбу, на корточки. На руки перчатки. А на ноги? А вот тут и был смысл. И участницы действа о нем хоть и догадывались (им сказали на мероприятие придти в немаркой одежде), но очень образно догадывались. Они пришли в немаркой одежде и… в босоножках, да туфлях на каблуках.

- А теперь, девочки – скомандовала Аня – Туфли долой, надеваем перчатки и вот… рассаду подвезли!

Это было ах.


Модели – такие же рослые и роскошные, намакияженные по полной программе, уныло сбросили каблуки и своими безупречными модельными ногами (тут Аня уже постаралась: отбор был сделан тщательный!) полезли в эту клубную землю. «Поклубились» на славу, одним словом. Чернозем прилипал к узким пяткам, выдавливался между длинных пальцев с дорогущим лаком на ногтях…

Среди них была и длинноногая Нина Сухарина, которой это первой очень понравилось!


Впрочем, остальные тоже довольно быстро привыкли к тому, что  «антигламур» расцвёл во всем своем великолепии. К нам беспрестанно подходили и подъезжали коллеги, отлично знавшие, что мы затеяли (как выразился мой знакомый Валерий Глазов, телеоператор, «макнули моделек в горшок»), девиц по одной дергали на интервью; а телеоператору же нужна картинка – и, наверное, не меньше, чем посетителям сайта! Модельные изнеженные ступни снимали крупным планом: покров земли и глины, сквозь который проступали мозоли на мизинцах и супердорогой лак на ногтях… Впрочем, да, девушки довольно скоро перестали стесняться и позволяли операторам исследовать их «рабочие» ступни. Я вот не могу найти этой съемки, честно! А то бы я показал вам кадр, достойный самого крутого ФФ-сайта: телеоператор ВГТРК «Новосибирск» лежит на земле, на спине, а над камерой занесла подошву одна из моделей, заботливо удерживаемая подругами за руки  - чтобы не упала, стоя в такой сложной позе!


Вокруг клумбы собирались зрители. Айфонов у каждого второго еще не было, но на телефоны уже «щелкали», и обсуждали. В толпе девушки из пиар-службы, включая Гульнар Жакупову – ну, конечно же, босиком! - раздавали свежие номера «Молодежки», в которых была информация о МА «Грация», неслыханно: о нашем сайте, с указанием его интернет-адреса! Кстати, из персонала газеты обуты были только заглянувший посмотреть на это все главред Борис Коновалов и редакционный фотограф. Засветилась даже аптека напротив: они торжественно вынесли девушкам партию гигиенических салфеток – ножки оттирать…


Успех акции превзошел все ожидания. Тираж с репортажем о «посадке клубы Молодёжки» смели из газетных киосков города за два дня (обычно лежал дней пять и еще оставался). Ни одна девушка не пострадала; правда, от приглашения на следующее мероприятие они уклонились, в ужасе подумав, наверное, что на сей раз их пошлют на картофельное поле…

Из всей этой модельной команды желание сотрудничать с нами и ходить босиком, где можно и не можно, проявила только Нина Сухарина.

А клумба…  что – клумба? Она действительно, засаженная желтыми и голубенькими цветочками, просуществовала два года. Потом немного захирела, потом на Вокзалке началась реконструкция и ее убрали вообще. Зато именно такие цветочки сейчас заполняют сквер, разбитый точно по диагонали местоположения  бывшей клубы, через перекресток и ровно в десятилетний юбилей ее посадки!

Это символично, по крайней мере.


ЛЕТО: МОЕМ МАШИНЫ!


Кто подал эту идею, я точно не знаю. Кабы не Нина! Но она, к сожалению, попасть не смогла на это – неудачно упала во время показа – конечно же, на каблуках! – и потянула связки. На месяц об активной ходьбе пришлось забыть.

А идея была такая. Как раз накануне я, просматривая  Интернет (как сейчас помню, Yahooo!), наткнулся на сообщение о некоей «рекламной акции» в Чехии: там стриптизерши своими телами, в буквальном смысле, мыли машины. Поделился с Аней. Та рассказала Нине. Ну, а потом эта идея возникла – как хотите, так и думайте! Но, естественно, до стриптиза мы не опустились, это тот же гламур, только с душком.

Мы подумали: а почему бы летом на автостоянке девушкам – участницам ФБМ, не помыть машины клиентов  в купальничках и босиком? А ЧТО? Лето, вода, жара – там и так работники мойки периодически друг друга из шланга окатывают; если мыть без химии, то и бояться нечего…

Через «Автолавку» нашли автомойку, согласившуюся на этот эксперимент. Вообще, это оказалось сделать труднее, чем найти девушек: примерно в 75% случаев, едва услышав наше предложение, с возгласом: «Вы офуели?!» бросали трубку. И зря! Автомойка где-то на улице Петухова, неподалеку от ж-д переезда и выход на Советское шоссе, получила столько пиара, сколько не смогла бы купить ни за какие деньги.


Артподготовка велась по всем правилам. Стикеры и постеры на автомойке за три недели: «А ТЫ ХОЧЕШЬ ТАК??? БУДЕТ!» (далее число и время). И босая ступня под ней тряпочка, на сверкающем капоте. Чья ступня, хоть убейте не помню, но красивая. С педикюром. За две недели – передача на «Радио Микрофорум» - ведущий беседует с некоей девушкой, которая «не боится ходить босиком по улице». Девушка говорит о том, что такого-то, во столько-то и там-то будет… и передача прерывается «по техническим причинам». Пока слушатели прочухали, что это реклама, информация провалилась в подсознание, как жетон в автомат. За неделю до этого – выстрел в «Автолавке» и «Молодёжке» - интервью с некоей «читательницей, которая что-то-там слышала». Читательница задавала идиотские вопросы, ей отвечали, грамотно. Но скрывали интригу…

В-общем, «ты и мёртвого заставишь в ушах ковыряться», как говорил мой друг Игорь Родиков.


За час до начала акции – а длиться она должна была всего четыре часа, халява плиз! – к автомойке было реально не подъехать. Машины забили подступы, стояли где попало; Оловозаводского путепровода еще не было, улица Петухова встала в мертвой пробке: при этом на автомойку никто не ехал – ждали-с! Прибыли ГИБДД-шники, но автомоечный хозяин с ними «договорился» и они уехали, явно щелкая голодными зубами: они бы могли тут на одних штрафах за неправильную парковку три смены сделать. Наконец, начали ПУСКАТЬ.


Ну, как мыли наши девушки, мы умолчим: простой водичкой, из шланга, чуть-чуть автошампуня – так любой автомобилист у любой водоразборной колонки сделает лучше. Но они старательно «хлопотали телами», и конечно тем, в чем, как мы их убедили, состояло их основное оружие – ногами. Если барышня в купальнике протирает ветровое стекло, она обязательно закинет безупречную ножку на капот: якобы иначе «не дотянуться». Ну, и, конечно, остальными частями тела тоже, ибо были в купальниках…

Автомобилисты забывали забрать помытые авто и просили телефончик блеющими голосами. Получали стикер с номером рекламного отдела «Молодёжки» - опытные рекламные волки сожрут их там с потрохами, чего бы они не хотели. Ну, и в каждую машину, конечно, попадал номер газеты… Пришли какие-то замасленные мужики с другой то ли мойки, то автостоянки, стояли, смотрели, мрачно и молча курили – ни матерка. Девушка с автомойки, кассирша психанула: «Да у меня тоже ноги ничё! Тоже мне, не могли мне предложить!». Короче, это был апофеоз или апофигей.

Закончили мы почти через пять (!) часов, потому, что девушки – главным образом от собственных акробатических кульбитов, валились с ног. Мы их развезли по домам.

Тиражи «Автолавки» и «Молодёжки» с фотополосой этого знаменательного события раскупили ха ОДИН день. Говорят, пришлось допечатывать тираж, но за это не поручусь.

Бедная автомойка звонила в рекламный отдел еще месяц: мол, клиенты готовы платить двойной тариф, если их помоют так же. Но начался мокрый и на редкость холодный август, зарядили дожди и прелесть плескания водой на жаре пропала.

До сих пор думаю, что это был один из самых моих удачных рекламных ходов за всю мою никчемную жисть.

МОНУМЕНТ БОСОНОГОЙ СЛАВЫ


Есть у нас в городе Монумент Славы – парк с вечным огнем, стенами с фамилиями тридцати тысяч бойцов Сибирских дивизий, сгоревших в горниле Великой отечественной. За стелой и пилонами, за памятниками прячутся в парковой зелени стоящие на постаментах образцы военной техники той Великой войны. Сами по себе, если отвлечься от мифологичной патетики, великолепный антураж: босая девчонка в легком платьице на броне сурового ИСУ-152, который крушил своими чудовищными по массе снарядами укрепления фашистских оборонительных валов, это очень очаровательно. Это контраст, это сила, это идея. Любовь побеждает войну и всё такое. Воевали за новую молодую жизнь…


Оговорюсь: пишу эти строки без тени сарказма. Как внук фронтовика-орденоносца, прошедшего ДВЕ войны и дважды раненого на этих войнах за будущее нашей Родины. Пишу, как человек, который и поныне считает, что каким бы тираном не был Сталин, но именно Сталин – конечно, не своими руками, но свернул хребет Гитлеру, который чаял превратить славян в племенной скот. Пишу, как человек, слышавший от деда «окопную правду», донесенную до нас сибирскими писателями: о том, что сидя и лежа в гнилом окопе, мочась в собственные штаны (да, такое бывало, потому что не высунуть головы и не бросить ППШ!), и чуя смерть вокруг, половина солдат мечтали о БАБЕ. А те, кто был настроен более романтично. Мечтал о том, что девки их – дочери иди внучки, будут ходить по чистой земле, красивой, вновь оживленной и обихоженной, лишенной осколков и мин.

А уж обутыми будут ходить или босыми – не столь важно…

Съемки на Монументе, на его военной технике я начал практиковать еще в 2003-м, до создания сайта, но именно в 2004-м они были сделаны серьезно. А уж после 2007-го, когда орда активистов «Ассоциации Босоногих» помыла эти грубые  стальные машины с мылом, вернула блеск их защитной краске, мы по праву стали считать Монумент своим. Да, это память славы героически умершим – но это и часть истории живых.


Для съемок на Монументе Нина пригласила свою подругу Марину. Я как сейчас помню: Марина приехала на собеседование в Академгородок. Высокая, худощавая, беспредельно эффектная – ЛЕДИ! Очень красивая, с бездонными глазами и умным лицом. До этого по телефону долго отнекивалась, и ссылалась на то, что «ноги у нее нехорошие». Когда дошло дело до встречи, я попросил разуться…

Мозоли. Бедная девушка!

Раба любви к комфортабельному и спокойному офисному труду, она призналась, что любит ходить босиком, что туфли ненавидит, но избавиться от них не получается. Работала она то ли бухгалтером, то ли аудитором, я не помню. И посетовала, что раз ноги у ней не модельные, не ухоженные, то и делать ей на фотосессии нечего…


Я открою вам маленький секрет: если у вас такие же «неухоженные» ступни и «нешорканные пятки» (как сказала другая героиня другой фотосессии!), то вам прямой путь к нам. Потому, что хождение босиком вот такой, изнывающей от обувного диктата, женщины – оно во сто крат более значимо, похвально и достойно, чем хождение босиком того, кто к этому привык. Это как «12 лет рабства»  - апогей освобождения. Ну, я так примерно Марине и сказал.

А ступни у нее всё-таки были одни их лучших – тонкие, худощавые, аристократичные. Ну, вы их видите на фото…

Сценку в парке мы разыграли: вот встречаются подруги, одна босиком (Марина), другая обутая (Нина). Ну, понятно, что в реальности все было бы наоборот: но искусство требует жертв! Нина, представляемая нами, как «профессиональная фотомодель», просто не могла, по определению, любить босоножить всуе. Она просто обязана была пугаться городского асфальта…


Немая сцена и жест: ну, скидывай свои колодки, будем гулять! И дальше уже пиршество духа.

Надо было видеть лицо этой молодой женщины, когда она делала первые шаги босиком по теплому асфальту парка. Неземное блаженство. Какая тут грязь? Какие тут мысли об этом?! Это все равно, что сказать вам, что есть мороженое в жаркий день на террасе кафе вредно для здоровья, потому, что это мороженое чего-то там неправильное содержит…


Ну, съемка прошла успешно и тоже дало в мой багаж одну великолепную историю, которую, сами понимаете, никак было не вставить в галереи по той простой причине, что она шибко уж выбивалась их контекста. Мы снимались с девушками и на танке, и на самоходном оружии, и на самолете «Як»… Но вот до одной из пушек все дойти не могли. Потому, что там сидел старик с палкой и орденскими колодками на линялом пиджаке. Я не без оснований опасался, что этой палкой достанется и мне, и моим девушкам за оскорбление светлой памяти павших: памятуя про чиновничьи слова о «нездоровой эротике» Бософестиваля в ВКИ НГУ. Поэтому я обходил дедушку… пока, наконец, время не вышло, аккумуляторы не показали низкий заряд, и я не решился. Мы пошли на приступ одной из пушек. Точеные ступни Марины, пусть и с мозолями, обняли пушечный ствол…

- Можно вас на минутку?

Я обернулся. Сзади стоял тот дед, с неприметным печеным лицом. Я испугался и приготовил какие-то жалкие слова о том, что мы-де да никого не хотели обидеть…

Но дед всего лишь попросил закурить. Был он слегка под хмельком – святое право ветеранов, как я твердо считаю! – и принял сигарету из моих рук. Разминая ее в пальцах, сказал, кивнув на босых моих моделей, застывших в ожидании старта съемки:

- Девки босые по лету… Молодцы. Рожать хорошо будут…


Каюсь – я не могу передать всего его рассказа – не помню. Но он сказал то, что, в-общем, я вам и написал перед этим: они, сидя в окопах, мечтали о такой вот жизни свои детей и внуков после победы над фашизмом. Босиком по траве или парку, легкое платьице, мороженое в руках. И плевать там на все приличия! Это же жизнь, концентрированная радость ее, простота…

Я был ошеломлен. Я даже не спросил, как его звали.

А теперь я вам скажу другое. Девушка, сидящая почти верхом на снаряде и обнимающая его тело своими красивыми ногами, выглядит, как… Ну, как девушка на стволе танковой пушки, например. Верхом на дуле. Так вот, когда такой кадр увидела моя очень «приличная» знакомая, дипломированный специалист пороху, конечно, не нюхавшая – то она это свой не нюхавший порох носик сморщила и  сказала, что фото пошлое, потому, что пушка танка является фаллическим символом и это, дескать, грязный намёк…

Тьфу, бл…дь!

Намек ей, дуре долбаной.  Ветеран, кровью своей оплативший её сумеречное рождение, о таком даже не помышлял, глядя на нашу фотосессию – а эта умница увидала. Вот такие мы с вами, ребята: ищущие черную кошку в темной комнате, при том, что искать ее трудно – ибо ее там нет, как говорил Дэн Сяо Пин.

После этого я снимал на Монументе совершенно спокойно. Слова почти восьмидесятилетнего ветерана (а я про что спросил, так это про возраст) мне выдали вечную индульгенцию.


Нина надела шикарное алое платье. Маринка – не менее шикарное, пёстрое. Девчонки, как же я вас любою! Как же я наслаждался вашими картинками, как я следил за вашим веселым позированием… вы были блестящи, ей-Богу. И вот такая маленькая подробность: ряд кадров из этой съемки мы так и не смогли выставить в галереи. Почему?!

Нет качества…

Потому, что на многих снимках, именно в районе голов девушек плавало необъяснимое гало. Туманное облако! Если бы это было пятно на фотообъективе, то можно было бы сказать, что он грязный. Но нет! Тогда бы оно было на одной точке… Гало перемещалось самым загадочным образом, делая контур своего круга расплывчатым. Ступни фотографировались очень четко. А вот лица… Одним словом, я прихожу к единственному выводу: это была некая энергетика, бившая явно через край. Энергетика Нины и Марины.


Съемка эта, как ни парадоксально, стала одной из тех, что «секси» - несмотря на военный и патриотический антураж. Видимо, что-то такое чувствовалось в воздухе. С Ниной мы работали и дальше, а вот с Мариной более не встречались…

А жаль. Встречусь снова – оплачу ей сам, любого уровня студию. Потому, что ЭТИМИ ногами, и этим одухотворенным лицом я по-прежнему восхищен.


За летними хлопотами наступала осень. Распутица и грязь. А значит, надо было искать помещение. Мы его нашли – это комнатка в ДК «Академия» в Академгородке. Памятуя о той роли, который сыграл самый первый, «карманы» фестиваль босоногой моды для раскрутки ДК, нас туда пустили за совершенно символическую плату.

Но достаточно скоро, в декабре, выперли.

А почему, я расскажу в следующей главе.


(продолжение следует)

Все фото: http://rbfeet.com/foto/nnskp/1360.htm


Подготовлено редакционной службой портала «Босиком в России». Фото Вл. Майбаха, Виталия Иванова. Рассказывал Вл. Майбах. Записал Игорь Резун.

Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: mordella@ngs.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».