Босиком в России

Босиком в России / Новости /

ИСТОРИЯ САЙТА и Студии RussianBareFeet. Год 2004: Босиком в офисе и Дикая Роза.


Посетители сайта вряд ли задают себе вопрос, почему в течение некоторого времени следуют, одна за другой, галереи с той или иной моделью, а потом ее «история» обрывается. Как же так? Куда делась? Прекратили контракт, а почему? Сегодня наш главный фотограф Владимир Майбах открывает завесу тайны над такими случаями – например, над таинственным исчезновением некоей «Дикой Розы»…


2004: ИСТОРИЯ ТАТЬЯНЫ

КАК ФЕРРАН НАДО МНОЙ ПОСМЕЯЛСЯ…

С коллегой, фотографом Анной Фоминых я познакомился, кажется, в ВКИ – либо на Фестивале Босоногой Моды. Но если рассудить по фотографиям: после этого анна снимает  фотосет «Любимое дело», а потом участвует в конкурсе для профессиональных фотографов на вечеринке в «Макондо». Ну, это даже и неважно. Важно то, что тогда меня волновала тема «Босиком в офисе». И вот почему…

Сначала я, естественно, обратился к феррановскому опыту. Еще оставались массивы фото, скачанные с postmodernwoman.com, и там, я помню, мелькало название фотосета «Линда в офисе» Ну, естественно, босая его модель Линда… Надо бы посмотреть. Роюсь в архиве, открываю ссылку. Предвкушаю картинку нарядного, обставленного современной техникой западного офиса, темный ковролин на полу, как мы видим в американских фильмах и босоногих трудящихся капиталистического рая. Ну, хотя бы пару. Ведь у них этих офисов – как у дурака махорки. Ведь там, куда не плюнь, всюду «офис»… О, Господи! Я был в шоке, как принято говорить у современной молодежи.

Это много позже, когда мы общались с Линдой через форум Pieds nus aux arsouillos, она объяснила суть: Арно Ферран не тратит лишних денег на организацию фотосессий. Собственно, обратиться в любую небольшую компанию, имеющую хотя бы пару комнат, ничего не стоит – и там даже не повторится такого диалога, который состоялся у меня с администрацией бизнес-центра «Олимпия», помните? Нет, олл райт, все хорошо, ничего личного. Но… платите деньги. Это ведь НАША территория, наша священная корова частной собственности. Деньги, будьте спокойны, затребуют немалые, а там – хоть голыми снимайте, пусть хоть «девки скачут по гробам прямо в город Амстердам»! Можно и снять офис на недельку ради такого дела – но и тут же БЕСПЛАТНО не дадут.

В итоге что сделал великий французский мастер фотообъектива? Я увидел на фотографиях истый, но серый подвал – как сейчас у нас в коммерческих высотках; просторный, светлый, с серым бетонным полом и стенами, обшитыми серым сайдингом. Туда притащили железный стол без ящиков. Один вертящийся стул. На стол поставил допотопный монитор, положили клавиатуру, рядом несколько папок и телефон. А, и урна была для бумаг, урна! А потом посадили роскошную черноокую Линду… На заднем плане громоздились какие-то ящики и горка автопокрышек. В-общем, как рассказала сама Линда, Ферран просто договорился с кондоминиумом того дома, в котором она живет и на пару часов снял подвал за какие-то копейки (то есть франки или евро, я уже не помню). И там устроил эту клоунаду с «офисом». Ну, кто бы мог подумать?!

Как раз в это время, в марте 2004-го, проскочила в Интернете новость, которую опубликовал, конечно, и наш сайт. Привожу ее с небольшими сокращениями:


Март 2004 г., из новостной ленты портала «Босиком в России»:

Специалисты Института исследования биоресурса человека в г. Колорадо (США) объявили об окончании исследовательской программы Barefoot Labor, начатой еще в 1994 году. Согласно их результатам, постоянное пребывание на работе без обуви снижает усталость организма на 34%, повышает скорость нейронных процессов и улучшает качество мозговой деятельности на 56%, усиливает кровообращение и гормональный обмен на 33%. Итогом исследовательской работы стало установление в одной из крупных колорадских инвестиционных компаний Forester Industrial PRO - «босого режима» работы. Всему персоналу настоятельно рекомендовано работать босиком (фирма занимается консалтинговыми услугами, оформлением сделок на бирже и риэлтерской деятельностью), а тем, кто перешел на этот режим и оставляет обувь в индивидуальных шкафчиках в раздевалке, доплачивается надбавка. Как говорит Беннет Килл, один из менеджеров компании: «Сегодня у нас обутыми работают только механики в гараже!». Около96% женщин и 77% мужчин – служащих компании теперь с удовольствием работают с двадцатиэтажном офисе компании босиком. Однако некоторые мелкие компании перешли на «босой режим» еще три года назад!

Признанный эксперт по финансовому консалтингу, компания Lewis Rister еще в 2000-м году в авторитетном журнале «Бизнес-уик» обнародовала свое мнение: работа персонала босиком, без обуви, повышает среднегодовой доход компании на 20%, а в фирмах, где большинство персонала – женщины (например, предприятия сферы услуг), и то на 43%. Почин был принят, и уже с лета 2000-го, по сообщению издания «Уикли Уорлд ньюс», в чикагской инвестиционной компании Invest Placement Group LTD весь персонал, от секретарши до швейцара, получил распоряжение находиться на рабочих местах без обуви. Возражений не последовало…




Занятнейшая новость и можно было ожидать продолжения, но… его не последовало. Более того, тема буквально тут же умерла в Сети, и я потом, как не искал, не нашел ничего ни про Barefoot Labor, ни про Forester Industrial PRO. Было обидно. И не потому, что там, за океаном, снова оказались "продвинутей" нас, а просто потому, что… поманили конфеткой и все. А мы чего, рыжие? Вот я  забросил эту идею Анне: найти бы офис, приличный, где можно так поснимать, да еще не с приглашенными моделями, а с босоногими сотрудницами и желательно не одной.
Через несколько недель мне Аня позвонила. Нашли!
Так началось наше знакомство с Таней, впоследствии широко популярной «Дикой Розой» и ее подругой Марией.


ЛЮБИМОЕ ДЕЛО В БОСОНОГОМ ОФИСЕ

Компания, где работали две этих отзывчивых девушки, называлась симптоматично: «Любимое дело», это было кадровое агентство. Поднимаясь по ступеням лестницы в монументальном здании бывшего областного ВЦСПС на Красном проспекте с Анной, я посмеялся на этот счет. Зря смеялся: звезды сошлись самым наилучшим образом.



Март 2004 г., из новостной ленты портала «Босиком в России»:

Отдел искусственного интеллекта Института информационных технологий в Вене перешел на «босоногий стиль работы»: правилами внутреннего распорядка на территории отдела запрещена любая обувь как мужчинам, так и женщинам, как сотрудникам, так и студентам, приходящим на стажировку. В идеально отремонтированном классическом австрийском особняке – подогреваемые полы, душевые и отличная система вентиляции. «Босая зона» отмечена приятным зеленым цветом и начинает почти что сразу от дверей лифта… Хайнц Кикель, начальник лабораторно-исследовательской службы, говорит, что к такой форме работы пришли, изучая физиологию труда на крупных предприятиях: было замечено, что секретарши, снимающие под столом туфли и сидящие без обуви, работают на компьютере в 37% интенсивнее и устают за более чем в два раза большее время, нежели их коллеги, закованные весь день в туфли на каблуках.

«Персонал воспринял это позитивно – говорит герр Кикель – Особенно наши менеджеры и студенты. Им так веселее и проще… Небольшая проблема с русскими сотрудниками, которых мы принимаем по линии международного научного обмена WEBerTRAUFF; поначалу они стараются придти на работу во всем официальном, одетые, как сотрудники похоронного бюро. Они думают, что ходить по фирме босиком и в шортах неприлично. Но мы разубеждаем их в этом меньше, чем за неделю…». В реализации этого проекта участвуют также европейские «зеленые», давно призывающие не делать обувь, как и иные «достижения цивилизации», бессменной спутницей человека.




Девушки нас встретили уже босиком: рабочий день закончился, начальница (третий сотрудник по счету), ушла, и можно было избавиться от туфель на каблуках. Ну, они уверяли, что сделали это совершенно сознательно, я докапываться не стал… Тем более, что в офисе. Небольшом, в две комнатки, симпатичный синий ковролин. Одеты по-офисному – особенно черноволосая хохотушка Таня, а задумчивая Мария мрачноватей: в черном. Познакомились, выпили чаю, я объяснил задачу, начали снимать.

Сначала, конечно, я хотел развернуть целую эпопею с посетителем, который приходит в такой офис, его встречают две босоногие гурии (ну, отчего бы не пофантазировать?), и он тоже потом разувается… вроде как это сняли. Но об большинства кадров я потом отказался – выяснилось, что я выхожу чертовски нефотогенично. Нет, как ни странно, мужчины в фотогалереях сайта скоро появятся, но это буду, конечно же, не я.

Потом начали творить всякие шалости. Большую часть придумывали сами девчонки; я посоветовал только, например, романтичный кадр на подоконнике, с тоскливым взглядом в замерзшее окно: дескать, когда придет лето и прогулку с чайником за водой – в коридор. А остальное… Таня вошла во вкус и пробовала ногой снять трубку телефона, выдвинуть ящик. Апофеозом явилось рассыпание стопки визиток и процесс поднимания их по одной, приседая. Знаете, кстати, какая шикарная гимнастика?! А фотограф может щелкать затвором – из двадцати кадров один да выйдет. Собственно, на фотографиях видно, что девушки снимались азартно – весело. Работал и я, но я старался не мешать Анне, и поэтому своими удачами похвастаться не могу… А в целом получилась замечательная фотосессия!
Ну, и, конечно, я положил глаз на Татьяну. Очередной вариант с практически безупречными ступнями. Очень грациозными, мягкими в то же время рельефными – видно каждое сухожилие, тонкая танцевальная щиколотка…
Решено было, что мы продолжим работать с Татьяной.


НОВОСИБИРСК, 12 сентября (RBF-Информ).

Социолог из Гамбургского университета, Вернер Хабермил и его коллеги из немецкого исследовательского института GEWIS, опросив несколько тысяч студентов до и после экзаменов, выяснили, что регулярное хождение босиком стимулирует умственную деятельность. В итоге во время стрессовых ситуаций на экзамене студенты, ведущие "здорово-босоногий образ жизни", соображают лучше и быстрее своих постоянно обутых сверстников.
   
"В ночь перед экзаменом я иду на дискотеку и танцую там босиком до того, как пятки начинают болеть - говорит 23-летняя магистр философии, Кристина Хольнике - Подруги сидят над учебниками, я появляюсь в кампусе с туфлями в руках в три ночи, но оценки у меня неизменно выше!". Ей вторят Ханс и Ильзе Герт, студенты-экономисты. "Мы с Ильзе постоянно перед экзаменом бываем в Barfus-парке - говорит Ханс - носим там по гравию, колющему ступни, по холодным ручья, дурачимся... А в ночь перед экзаменом, чувствуем такое возбуждение от этих прогулок, такое приятное покалывание в ногах, и занимаемся не науками, а сексом. На экзамен утром я иду с легкой головой, иногда лишь просмотрев пару страниц... Еще ни разу не передавал". Более того, некоторые германские профессора даже призывают своих студентов сдавать экзамены босиком, для чего проводят их в аудиториях с очень комфортным половым покрытием. А Барбара Хуге, профессор из Гамбурга, сама подает пример студентам, ведя занятия исключительно босой - при этом ее туфли демонстративно стоят на столике у кафедры.
  
 - При одинаковом уровне подготовки - считает профессор Хабермил - у тех, кто активно ходит босой перед экзаменом, в крови большее содержание эстрогила, гормона, вырабатываемого надпочечниками, которые связаны с точками на подошве. Чем сильнее вы их раздражаете - тем выше выработка гормона, который служит "тормозом" для паники и блокировки оперативной памяти.




Тут у нас никаких забавных моментов не случилось. Мы ничего не потеряли, не перепутали и не сломали. Более того, начальнице я честно потом переслал избранные фото. И она одобрила идею размещения на сайте подписи о том, что так и так, благодарим за содействие в организации съемки кадровое агентство «Любимое дело», девушки там работают и всё такое… Это был на моей памяти второй случай вполне успешного взаимодействия с адекватными новосибирскими предпринимателями – без денежной составляющей, правда, но пусть хотя бы так.



ДИКАЯ РОЗА НА ХОЛОДНОМ ПОЛУ

Конечно же, не дожидаясь лета, я пригласил Татьяну в «Целовальник» - это двусмысленную фразу я еще несколько раз скажу, вы не пугайтесь. А что делать? На тот момент это был единственный возможный вариант. Тем более, что Татьяна очень переживала по поводу того, что «ножки замерзнут», и « вообще мерзлячка!» и так далее.

Вообще, пока мы с моделью едем к месту фотосета – а это, как правило, бывает не в пяти шагах от метро, то успеваем вдоволь наобщаться. Мне приходится иногда заниматься настоящим ликбезом… Татьяне, если так считать, я дал чуть ли не университетский курс теории босоножества. Девушка оказалась…  простоватой. Доброй, милой, отзывчивой, но без особых размышлений о сущности бытия. Как видите, обладание красивыми ногами и соблазнительными ступнями это еще не панацея и не гарантирует абсолютного успеха в жизни…

Татьяна, разумеется, босиком ходить любила – как девять из десяти об этом спрошенных: «по травке и по песочку». Она была свято уверена, что на городском асфальте в ее подошвы вопьются жала мириадов микробов, весь набор, которым пугают плакаты в поликлиниках: от банального столбняка до туберкулеза, СПИДа и даже «голубого стафилококка». Птичьего гриппа тогда, кажется, еще не изобрели, но если бы он был, Таня опасалась бы подхватить и его, гуляя босиком. Более того, она даже сказала мне, что слышала – ах, это волшебное «я слышала, что…»!!! – на земле есть такие червячки, которые незаметно забираются под кожу, начинают там все есть и потом буквально ноги отваливаются…
Пришлось развеивать эти вражеские измышления в маршрутке, идущей в Академгородок; рассказывать о том, такие «червячки» (вне сомнения, изобретенные в ЦРУ, как и СПИД!) водятся только в экзотических азиатских и африканских странах. И даже вступить в полемику с рядом заинтересованных граждан. В академовской-то маршрутке публика особая ездит: кандидаты да доктора сплошь, много где бывали, о червяках знают всё…
Но больше всего Таня боялась, что как только ее фотографии попадут в интернет, их тут же похитят!
Похитят, скопируют. Потом открутят ее прелестную чернокудрую головку, как  головенку куклы и присобачат с помощью фотошопов на тело какой-нибудь развратной Чиччолины, занимающейся грязным сексом с… ну, сами придумайте, я не знаю. И что так делают абсолютно со всеми фотоизображениями красивых девушек – но только босых. Жуткие извращенцы и вредители, создатели таких порноконструкций почему-то брезгуют обутыми…

В-общем, на то, чтобы переубедить несчастную девушку (уж не знаю, кто ее так запугал – ее знания Интернета ограничивали стандартной почтовой программой и ASQ!), у меня ушло немало полезных творческих сил. Но вот мы доехали до общежития с искомым «Целовальником». Я испугался еще больше моей модели: а вдруг сейчас повторится та ситуация со студентом – вдруг призрак его алчно рыщет уже вокруг?! Это Яне было фиолетово, судя по всему, а Таня, она же умрет от страха тут же…
Но обошлось.

И вот на сером бетоне пола расцвела «Дикая Роза». Как только я увидел этот наряд ее, ядовито-лимонного оттенка (он еще сыграет, к сожалению, печальную роль впоследствии!), я сразу понял, что это – сенсация. К ее роскошным волосам, смуглой коже тела, глазам с огромными ресницами он подходил как нельзя кстати; и ступни эти – тоже смуглые, бразильянские, с виртуозно загнутым мизинчиком и этими сухожилиями, стрелками расходящимися к пальцам… Это была нега тропической ночи, искус тропического фрукта, зной тропической же страсти. Я не помню, когда шел сериал «дикая роза» с пресловутой Вероникой Кастро (с некоторой натяжкой, но образ совпадал!) – кажется, в середине девяностых. Но впомнился именно он. Так Татьяна и стала «Дикой розой»…

У нее оказался хороший танцевальный опыт, пластичность – по-крайней мере, позыв, которые она принимала сама, после этого по собственной инициативе не придумывала мне ни одна модель. При этом во всем – повороте головы, изгибе рук, положении напряженных голых ступней – во всем этом чувствовалась такая сумасшедшая томность, такой безусловно-эротический призыв, что аж мне, достаточно опытному человеку, стало как-то, знаете ли, тревожно…
Мы отзанимались в «Целовальнике» два часа. И я заметил странную вещь – потом такое повторится, но, слава Богу, повторяться будет не слишком часто! – Таня меня выжала, как лимон. Я уж не знаю. Какие у нее были энергетические способности в области вампиризма, но это было что-то… Я впервые на собственной шкуре ощутил правильность фразы одного моего знакомого, профессионального фотографа, тогда снимавшего для глянцевых журналов и ТВ «Студия-Один», когда я робко поинтересовался про подробности съемки обнаженной модели – и задал традиционно-идиотский вопрос: а как мол, самому-то потом, того… ну, как-то так, не хочется чего-то там?! Так вот, этот товарищ, посмотрев на меня, как на пятилетнего, снисходительно сказал: ты, мол, попробуй. И все поймешь.
Вот я попробовал. Я уже флюиды Татьяны не ощущал: хотелось выбросить к чертям фотокамеру и хлопнуть стакан водки сразу, без закуски. И поспать часов шесть, как минимум.

А Таня… Самое интересное: только рассыпавшая вокруг себя искры сексуальности, только что демонстрировавшая свои роскошные ноги с легкой развращенностью и пресыщенностью римской патрицианки времен Калигулы, она тут же сняла эту маску и опять превратилась в скромницу, ахающую и охающую: а не сильно я того? А  как это все, не сильно распущенно?! А вот если кто увидит, скопирует, да в ФотоШопе мне… Ааааа! Опять двадцать пять. Опять ликбез.

Фотосет «Дикая Роза» просто переполошил наших посетителей. Все хотели эти картинки в полном размере. Все хотели их обоями на рабочий стол. Я отвечал, что пока мало материала для диска: люди присылали деньги авансом, не считаясь с тем, что диск будет готов только примерно к лету. Я уговорил Таню продолжать съемки.
И у нее появился первый персональный диск – если я не ошибаюсь,  № 280 Bfs.

…Но последствия у этой фотосессии всё-таки были. Забавные и немного грустные. Лет через пять, разговаривая с одной их знакомых студенток НГУ об университетском житье-бытье, я услышал от нее, что в общаге, где она живет, есть на каком-то этаже проходная комната между корпусами и там вроде как в начале нулевых такие ужасы творились, такие оргии дикие, да причем среди бела дня, и вся такое… Я насторожился:
- А какие оргии?
- Ой, я не знаю! Но говорят, какие-то девчонки с мужиками приезжали и там такое устраивали, такое, прям страшно, прям днем, представляете?! Скакали там, как эти… И фотографировали весь это разврат!
Я почуял приближение знакомого слова и решил произнести его сам:
- Голые что ли?!
- Ой, не знаю! Но вроде того! Голые, прямо такой разврат…
Я уже было решил не переубеждать несчастную  студентку, и тем более не говорить, что там было, в этой страшной «проходной комнате» на самом деле, но тут она выдала:
- А парень у меня учился знакомый тогда, на первом курсе, так первокурсники прямо караулить начали, прям дежурили, чтоб эта, знать, когда тот мужик с девками этими приедет…
- Зачем караулили?! – изумился я – побить, что ли?
- Неа! Ну, чтобы придти, посмотреть… Интересно же, какие там оргии.
Увы, мы с Дикой розой не дали шанса бедным первокурсникам – ездить в Академгородок было напряжно. И мы переместились в другие помещения. Ну, а вы, если хотите посмотреть – вот, публикуем…

Вообще, молва – чудовищная штука; еще классик говорил, что людские языки страшнее пистолета. Я до сих пор не устаю поражаться этой причуде человеческого ума: просишь поснимать босоногих – не понимают; голых – понимают и даже разрешат, возможно. Но коли состоялась босоногая фотосессия, молве обязательно надо присвоить ей статус +18, и наполнить деталями совершенно апокалипсического разврата. Чтобы потом с придыханием рассказывать.
Босые – это же неинтересно.
Вот голые – это да!



БОСИКОМ В КИНО: ЭТО РЕКЛАМНАЯ АКЦИЯ!

Снимать что-либо в прежних интерьерах было бессмысленно. Я вспомнил о своих знакомых в «Прогрессе», тем более, что кое-какие фото они действительно взяли для рекламы своих кресел-плюшек. И уговорил на эксперимент: а вот пусть девушка придет на сеанс как нив  чем ни бывало, босиком. Как зрители отреагируют? Тоже хэппенинг своего рода, но в малом масштабе.

Итак, в назначенный день, получив две контрамарки, я ожидаю Татьяну в холле. Она приходит, сдает верхнюю одежду в гардероб, переодевается в туалете и выходит. Платьице короткое, черное, почти «коктейльное». Голые ноги во всей их роскоши. А на улице – самый разгар слякоти, злой ветер и сырость…
Пошли.
Вообще, я к тому времени не так много уже снимал на улице – лето четвертого года только близилось; но после обратил внимание, что в помещениях (если есть какая-то предварительная договоренность) снимать всё-таки легче. В том смысле, что люди как-то меньше реагируют… Это на улице могут подойти и задавать по прядку, все три вопроса, про которые я уже писал: а) чё босая? Б) не холодно ли? И) а че не по какашкам?! В помещениях, подобных клубу или кинотеатру, народ как-то спокойнее реагирует. То ли думает – раз так пришла, то так и надо, то ли видит фотографа и сразу понимает, ага, реклама.
Тут и голая бы пришла – мало кто кочан башки бы повернул.
Приятно работать!

Таня побродила по фойе, я ее сфотографировал в самых разных местах, потом в зале, пока не начался фильм (какой не помню, помню, что мы его уже оба смотрели); потом мы пошли в банкетный зал с роялем, где уже снималась Яна Петрова. Платье Тани к роялю шло больше.
На минуту оставив девушку в каминном зале, я пошел по некоторым биологическим делам. Разумеется, без фотоаппарата.

В холле я увидал совершен фантастическую картину: две тинейджерки в джинсах и кофточке, выкрашенные под что-то вроде эмо, сидят на банкетке и торопливо разуваются. Одна уже притопывает босыми ногами по мраморному полу: «Хо-о-лодно!», вторая еще стягивает беленькие носочки и прячет их в рюкзачок. Я оторопел:
- Девчонки, а вы чего делаете? Это зачем?!
Они посмотрели на меня с не меньшим удивлением.
- Так эта… Босиком же бесплатно пускают. Типа рекламная акция.
- Правда?!
- Ну, вот тут девчонка одна босиком туда-сюда в зал… Мы видели! – буквально хором сказали они.
- Но вам-то кто сказал это точно?
- А пацаны сказали наши… Они в зале, сами разуваться не стали, у них билеты. А мы сэкономим.
Прошло уже минут пять фильма, я буквально взмолился: девчонки погодите две минуты! Такой анекдотичный кадр сам шел в руки. Но получилось, как со знаменитым завещанием Петра Великого, недописанным по причине поданной ему пустой чернильницы: когда я выскочил с камерой, девчонок уже след простыл. Ну, честно говоря, в темный зал искать их я уже не пошел: всякому здоровому любопытству есть предел.


ШАНХАЙСКИЙ ВОЯЖ

Татьяна, она же Дикая Роза, становилась все более и более популярна. Ей еще не писали лично по причине отсутствия ВКонтакте (не помню, какие сети были в 2004-м, но русскоязычного Фейсбука по-моему, не было точно!). Да и не сидела она там. А вот нам писали. Некий товарищ из Саратова возделал летом приехать и предложить руку и сердце Тане, так как «таких бесподобных ступней он не видел уже сто лет!». Я не знаю, сколько ему было самому в этом случае; не спрашивал – второй прямо предлагал девушку забрать в Москву и… ну, тоже, вероятно, предлагать руку и сердце, пока ей не надоест. А уж немного сомнительных комплиментов от не очень адекватных товарищей была масса… Я представляю, что было бы, если бы это все обрушилось на девушку, все еще считающую, что жуткие мастера с «фотожабой» в кармане только и ждут появления ее новых фото – но это все разбивалось о принцип конфиденциальности Студии, всё-таки охраняющий прайвеси своих моделей.

Меня, кстати, до сих пор удивляют люди – те самые, за которых нам иногда пеняют. Ведь не секрет, часть аудитории сайта – это вполне законченные футлаверы, и истории, которые они рассказывают, о том, как они, внешне приличные, преуспевающие и «традиционные», бьются в клетке традиционных же представлений и вкусов, потрясающи. Потрясающи по своей дикости. Такое может быть только в стране, где семьдесят лет не было секса и православный догматизм выродился в мерзкое мещанское пуританство. Но дело не в этом: я, например, как видите, уже десять фотографирующий девушек и женщин с красивыми ногами, прекрасно понимаю, что это еще не всё. Даже готовность босоножить и презрение к каблукам – тоже не всё! И свою нынешнюю жену я выбрал. Конечно, обратив внимание на ее ступни, но после этого еще несколько месяцев тщательно разбирался в ее душевных качествах, и только потом принял решение.
Но об этом – в заключительной части мемуаров, вы, дорогой читатель, еще не созрели.
А пока вернемся к Татьяне.

Я ее исподволь готовил к тому, что пора быть публичным, скажем так, человеком. Что пора уметь выслушивать эти комплман6ты (которые сейчас обрушиваются на тех моделей, которые работают со Студией – но мы уже научились справляться). Поэтому надо было снимать и сниматься.

Мои друзья, Игорь и Наталья Куцеволы, тогда владели рестораном китайской кухни «Шанхай» - одним из лучших в городе, на углу Коммунистической и Красного проспекта. Мало того, что это был и остается один из лучших ресторанов в своем роде, я знал и то, что интерьер его подобран виртуозно: большая часть вещей старательно вывезена из Китая, полностью аутентична… Решил предложить им снять фотосессию там. Заодно реклама: я начал тогда работать в рекламно-информационном агентстве «Чёрный Квадрат» моего друга Сергея Бударина – и тот своим авторитетом и статусом, расчетным счётом и т. д., подкреплял солидность подобных соглашений…
Согласились!

С Татьяной было еще приятно работать потому, что наряды она подбирала к каждой фотосессии почти безошибочно. Собственно, вот это в ней тоже было, как ни странно: ей нравилось любовать собой. В том, что ее ноги сексуальны, ступни эротичны, лицо чувственно, даже убеждать не пришлось: ЗНАЛА! Но вот почему-то на этом знании и останавливалась. Дальше действовал какой-то странный, невидимый ограничитель, запрет. На внешнее проявление этого всего. На приятие этого. Единственное, в чем проявлялась совершенно женская и натуральная сущность Тани, так это в выборе платьев.
На фотосессию в «Шанхае» она явилась (конечно, переодевшись в туалете, как обычно) в струящемся платье до пола, но с разрезом. И ее смуглые стройные ноги выглядывали оттуда при каждом шаге. Не зря там, в описании галереи, упомянуто Рио-де-Жанейро и традиция тамошних аристократок посещать дорогие рестораны босыми (не знаю, у кого вычитал, кажется, у Маяковского, в его путевых очерках о путешествии по Латинской Америке). И белая, а точнее – цвета чайной розы или топленого молока ткань так шикарно гармонировала с ее смуглой кожей… Да, теперь я понял товарища из Москвы!

Еще надо отметить, что на фотографиях Татьяна, видимо, от природы обладая определенными актерскими данными, выглядела строго согласно образу. Вот там, в «Целовальнике», откуда-то взялась дикость, блеск глаз; а тут – царственная томность, меланхоличная поволока, аристократизм, изгиб пухлых губок… Так, в общении, она была наивной, смешливой, простенькой.

Самая потрясающая фишка «Шанхая» в том, как нас обслужили – подали чашку кофе для антуража за счет заведения и бокал с лимонадом (Таня не пила вообще, как мне сказала). Но это все ерунда! Когда официантка принесла это, я рассеянно смотрел вдаль, и тут… и тут пронял, что девушка идет бесшумно. Я опустил глаза.
Официантка тоже была БОСА!
Я окликнул девушку и сделал кадр, как смог, сдернув со стола фотоаппарат: вышло размыто. Но эффект моментальности был достигнут… Официантка подошла.
- Как приятно, что вы… Это так сказать, в знак солидарности?
Она засмеялась. Сказала: их проинструктировали насчет съемки, сказали, что надо соответствовать. Она по своему разумению и решила, что если клиентка босиком, то и официантка ДОЛЖНА как бы…
- Я подумала, вам будет приятно… - слегка запнувшись, сказала она.
Еще бы! Конечно… Забегая вперед, скажу – пока мы работали, она не обувалась. Я краем уха слышал, как она отвечала на вопросы своих товарок, видимо, осуждающие: «Ну, вы что! Они же тоже босые, и ничего! Потерплю!».

Я был просто поражен. Девушку звали Альфира, была она татарка (не китаянка, конечно, там только повар китаец и то обрусевший), а приехала из Павлодара; такая вот причудливость. Ну, и бегло так, поговорив, выяснил: если бы не каменные полы «Шанхая», они бы с удовольствие ходили бы босиком в обед и до открытия. Ноги, говорит, устают даже от обуви на очень низком каблуке – и слава Богу, что хозяева разрешают работать в кожаных тапочках типа балеток, а не требуют модельных туфель…

Напоследок нам дали еще и примерить традиционный китайский костюм, в котором за дополнительные деньги фотографируются гости заведения. Кадров с этой фотосессии было очень много и проблема была только в том, что аппаратура, несмотря на встроенное «подавление красных глаз», так с этой бедой и не справилась; я потом намучился переделывать глаза Тани на серые – просо потому что так было удобнее. А вообще они у нее были карими. И с огоньком. Еще раз подчеркну: почему-то это внутренний огонек все никак не мог в ней разгореться.
Видимо, так воспитали.


КУДА ПРИВОДИТ РЕВНОСТЬ

Разумеется, я уже мечтал снять Татьяну летом, в прогулке по городу – она была бы там роскошна, чуть загорела бы еще кожа ее, бронзовыми сделали бы ноги. Но не получилось: сначала она заболела, потом у нее были какие-то проблемы личного плана, потом уехала; я подозреваю, она просто увильнула от городских фотосессий именно на основании своего страха «я ножки простужу» (как не доказывал, что горячий асфальт гораздо менее опасен, чем мрамор ДК!). Так мне и не удалось «прогулять» эту великолепную смугляночку по улице… Таня предпочитала помещения! Кстати, мы с ней свели знакомство с только что открывшимся арт-клубом «Макондо» - именно с ней я там провел первую фотосессию, и родился безумный проект хэппенинга… Но об этом позже.

В конце нашего сотрудничества была одна профессиональная фотосессия в Фотографическом доме HAMBURG – у Саши Бейфуса, новосибирского фотографа. Честно говоря, «гамбургская» серия мне не понравилась – нет, безупречное качество, спору нет, профессиональный свет. Но очень однообразно. Я с трудом наскреб 30 кадров для галереи. Остальные – просто копии. Вот что значит «салонная съемка».

Да, совсем забыл рассказать о ситуации в Доме Учёных новосибирского Академгородка. Есть в этом демократичном учреждении – куда по идее, любой городковец должен дверь просто пинком открывать! – «Зимний сад» в холле. Уникальный африканский фикус, масса других растений; уникальные деревянные скульптуры-скамейки и кресла из коряг. Кого я там только не фотографировал! С самого 2003 года.
А потом пришел с Дикой Розой.
В туалете ДУ – кстати, очень чистом, выстроенном на деньги филантропа Дж. Сороса она переоделась в наряд, примерно похожий на то, лимонное, для фотосессии в «Целовальнике»…
Начали снимать.

Через пятнадцать минут пришла целая делегация: охранник, старушка-смотрительница выставки рядом и замдиректора. И нас выперли. С криками «Не надо нам тут этого вашего босоногого разврата!». Сексуальность образа Дикой Розы переполнила чашу терпения добропорядочных "учёных" (хотя, между нами говоря, в шестидесятые чего только там не творилось тихой сапой, особенно во время приезда бардов и показала фильмов Тинто Брасса на английском!). Через месяц после нашей неудавшейся фотосессии там ввели жесткий регламент – плата за съемку. Сто рублей в час. Кажется, за эти деньги можно было съездить из Академгородка и вернуться.
Что ж, это тоже своего рода ревность, только творческая…

Кстати, не могу не процитировать новость с сайта, которая прошла как раз в марте 2004 года, после второго по счёту босомероприятия в ВКИ НГУ. Вы вчитайтесь! Опять: стоило девушкам показать на сцене босые ножки – и слово «голые» мрачной тенью застило разум чиновников-охранителей… Интересно, а если бы мы выпустили их в купальниках и на каблуках, было бы лучше? Это была бы «здоровая» эротика?

Фестиваль не обошелся без своеобразной «ложки дегтя». В жюри были приглашены представители фирм-спонсоров, а также члены городского комитета по делам молодежи. Именно им Фестиваль не понравился! В закрытой беседе представителям культурного центра ВКИ было высказано, что они «…ведут молодежь в тупик», «…пропагандируют культ нездоровой эротики». Видимо, чиновников и чиновниц смутили образы, которые показывали конкурсантки – поп-звезд Шакиры, Агилеры, Бритни Спирс и Кайли Миноуг, не отличающихся, как известно, особой скромностью нарядов. Таким образом, чиновники «от молодежи» еще раз доказали, что так называемая «молодежная политика» весьма далека от реальных молодежных вкусов… «Нам устроили натуральную головомойку» – говорит представитель КЦ ВКИ – «И это при том, что комитет по делам молодежи в этом году пальцем о палец не ударил, чтобы помочь в проведении мероприятия, заменяющего «Мисс ВКИ». Если помочь не хотят, так хоть бы не мешали!». НА ФОТО: Наверно, чиновниц смутила Люба Проценко, изображавшая Шакиру? А залу понравилось...



…Таня насытилась. И процессом, и комплиментами, и фотографиями. Она перестала откликаться. Ну, и я о ней забыл – мы тогда еще не оформили контрактов, все было на словах. У нас всходила звезда Яны…
А через пять лет примерно, около 2009 года, меня эта ситуация догнала. Раздался звонок:
- Это я. Немедленно уберите с сайта все  мои фото! Достали уже меня! Дикая Роза да Дикая роза! Никакая не Роза! Я замужем, вообще!
Голос был на истерической нотке, хрипловатый – как мне показалось, не совсем трезвый.
- А как ваша фамилия, уважаемая?
Прежде, чем она назвала, я окончательно убедился в том, что голос прежний, с теми же интонациями. Начал выяснять, в чем дело. Оказалось, пять лет наша красавица спокойно жила со знанием того, что ее фото болтаются в Сети – удивительно, но ее милую головку в порнуху почему-то никто не догадался вставить! А потом вышла замуж. За сурового восточного человека. И он, естественно, сказал: либо я, либо фото в Сети!
Я не стал спрашивать, носить ли она паранджу и когда собирается принять ислам.

Просто попросил администратора закрыть ряд галерей. А тут еще и очередная реорганизация сайта, и они вообще ушли в архив.
Вот такая грустная история. Грустная не потому, что эти прекрасные ступни сейчас уродует обувь и к сорока пяти Танюша будет обыкновенной теткой с уродливым красными шишками и пластырем на пятках; хотя и это жалко. Я привык относиться к красивым ступням, как к уникальному творению Бога, которое хочется сохранить – даже понимая, что это не твое тело, и не тело твоей любимой и ты вообще тут не при чем… Жалко. Чисто с художественной точки зрения. Нет, тут жалко еще и другое: любой цветок в саду неизбежно срывают, ставят в вазу и там он высыхает. Такова участь садовых, а не диких роз – до замужества. Она оказалась именно садовой…

Но я ей все равно благодарен. Ее фотосессия опять же, упала в золотую копилку. И, когда в 2007 году Студия в первый раз выбирала свою эмблему, то остановили свой выбор – да, на прекрасных, чувственных, золотых ступнях Татьяны! А эффект, названный с моей легкой руки – «крылья ангела» (вы сами поймете по фото, мы наблюдали еще несколько раз, далеко не у всех; но он стал эталоном, он стал образцом, он стал «знаком качества».
Спасибо тебе Таня – Дикая Роза.
И где бы ты ни была, за кем бы ты ни была замужем: пусть у тебя все будет хорошо!


(продолжение следует)


Все фото: http://rbfeet.com/foto/nnskp/1359.htm


Подготовлено редакционной службой портала «Босиком в России». Фото Вл. Майбаха, Анны Фоминых. Рассказывал Вл. Майбах. Записал Игорь Резун.


Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: mordella@ngs.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

Та самая новость о "босоногом офисе", которая мелькнула в Сети Интернет в 2004 году! А это вот наш "босоногий офис"! Фотосет в аг-ве "Любимое дело". Фото Анны Фоминых. Фотосет в аг-ве "Любимое дело". Фото Анны Фоминых. Фотосет в аг-ве "Любимое дело". Фото Анны Фоминых. Кадр, скопированный и одной из фото Деми Мур. Фотосет в аг-ве "Любимое дело". Фото Анны Фоминых.

Фотосет в аг-ве "Любимое дело". Фото Анны Фоминых. Просто - босиком из кабинета в кабинет... Фотосет в аг-ве "Любимое дело". Фото Анны Фоминых. "Пришел посетитель"... Единственный случай моего появления в кадре фотосессии для сайта. Фотосет в аг-ве "Любимое дело". Фото Анны Фоминых. Таня азартно экспериментировала в стиле "работа ногами". Это не то, что вы подумали... Фотосет в аг-ве "Любимое дело". Фото Анны Фоминых. Фотосет в аг-ве "Любимое дело". Фото Анны Фоминых. Скоро лето... Фотосет в аг-ве "Любимое дело". Фото Анны Фоминых. "Дикая Роза" расцвела в "Целовальнике"! Фото Студии RBF. Безупречные ступни, тонкая щиколотка... Фото Студии RBF. "Дикая Роза". Фото Студии RBF. И снова - безупречные ступни Тани! Фото Студии RBF. "Дикая Роза". Фото Студии RBF. "Дикая Роза". Фото Студии RBF. Из той же серии в общежитии. М Какими эти роскошные ноги стали сейчас, через 11 лет? Фото Студии RBF. Эта фотография стала ПЕРВОЙ ЭМБЛЕМОЙ Студии в 2007 году. Фото Вл. Майбаха. Босиком в ДК "Прогресс". Фото Студии RBF. В каминном зале, на пианино. Фото Студии RBF. Также в каминном зале. Фото Студии RBF. Кто-то из публики пришел к выводу: босиком - это, чтобы пройти в зал бесплатно! Фото Студии RBF. В ресторане "Шанхай". Фото Студии RBF. В ресторане "Шанхай". Фото Студии RBF. Тот самый кадр, судорожно сделанный торопливо схваченной камерой: без фокуса, не целясь... Официантка пришла босиком! ...и сказала: я думала, вам будет приятно! В ресторане "Шанхай". Фото Студии RBF. В китайском костюме. В ресторане "Шанхай". Фото Студии RBF. Что красивее - ступни или ваза, даже не беремся сказать... В ресторане "Шанхай". Фото Студии RBF. Из фотосета в общежитии. Фото Студии RBF. Из фотосета в общежитии. Фото Студии RBF. Фотосет в арт-клубе "Макондо". Фото Студии RBF. Собственно, такие съемки и благосклонное отношение клуба к ним родили идею хэппенинга... Фото Студии RBF. В антураже рекламного агентства "Чёрный квадрат". Фото Студии RBF. В ресторане "Шанхай". Фото Студии RBF. 00.jpg