Босиком в России

Босиком в России / Новости /

ИСТОРИЯ САЙТА и Студии RussianBareFeet. Год 2004: "Чёрная Марина" и похождения секретарши.

Мы продолжаем серию воспоминаний о работе сайта и Студии RussianBareFeet, посвященную десятилетию портала "Босиком в России", случившемся в ушедшем году. Ну, а вы можете пользоваться режимом "Дня открытых галерей": напоминаем, что до 10 января все галереи сайта можно смотреть без СМС-сообщений!

Марина - первая модель сайта: эффектная брюнетка модельной внешности... Фото Олега Шабинского. На весь стол черной ткани не хватило... Фото Олега Шабинского.

Безупречные ступни Марины, точеные и тонкие, до сих пор остаются эстетическим идеалом сайта "Босиком в России". Фото Олега Шабинского. Фотосет "Чёрная Марина". Фото Олега Шабинского. По задумке фотосета, эти хрупкие руки и ступни должны были парить в чёрном фоне... Фото Олега Шабинского.

2003 : «ЧЕРНАЯ МАРИНА» И ПОХОЖДЕНИЯ СЕКРЕТАРШИ


Да, Виталий Иванов, как я уже говорил, очень много помог нашему сайту: во-первых, он сделал ряд первых галерей и эти снимки, они безупречны. Во-вторых, он передал и мне определенные секреты мастерства – по крайней мере, я очень старался делать также, как он. Ну, а еще одним «учителем» оказался… француз. Арно Ферран, фотохудожник и владелец сайта postmodernwoman.com также определил нашу эстетику: «девушка-гуляющая-босиком». То есть это  фоторассказ о босоногой прогулке. Конечно, и тогда, и после того у нас были статичные, студийные съемки, и есть ситуации, когда особо не погуляешь – всё-таки Сибирь, зима… но основной тренд был именно таким. Я учился у Виталия, учился у Феррана, скачивал фото его прелестных француженок, пытался выйти на связь (но безуспешно; потом, когда сайт совершенно случайно выйдет на связь с одной из феррановских моделей, все объяснится!) и просто хотел делать также. Но на первых порах просто не позволял себе заниматься «художественной» съемкой. Поэтому первую фотосессию для сайта, специально, я попросил сделать моего друга Олега Шабинского. Он, уже профессиональный фотограф с хорошей аппаратурой, работал для журнала «Фотомагазин», где и я выполнял ряд мелких заказов.

Но вот модель Шабинскому я нашел замечательную!

МАРИНА: БЕЛОЕ НА ЧЕРНОМ

Сама девушка, похоже, критически относилась к своей внешности: по характеру робкая и застенчивая. Фото Олега Шабинского. "Чёрная Марина". Эти великолепные ноги до сих пор входят в "золотую десятку" сайта. Фото Олега Шабинского. Катя в редакции - именно там мы и нашли нашу вторую модель. Фото новорождённой Студии RBF. Какой же можно бросить вызов наглому гламуру?! А только так - босые ноги на стол! Фото Студии RBF. Пусть это фото похоже на "фирменный стиль" ФФ-сайтов. А мы все равно делаем именно такие фотографии в каждом фотосете. Из принципа!


В туристской компании «АФРИКА», для которой я делал рекламные фото на буклеты и был хорошо знаком с директрисой, работала молодая девушка Марина. Высокая, вполне модельной худощавости, и, конечно, на что я обратил внимание еще по лету, с великолепными ступнями. Надо сказать, что ноги Марины в целом стали тем художественным эталоном (не без моего участия) сайта, к которому он всегда – да и я потом, стремился. Ступни марины – длинные, вытянутые, с гибкими развитыми пальцами – чуть приплюснутым большим и удлиненным мизинчиком; с хорошо заметными сухожилиями – потом это мы назовём «крыльями ангела»! Одним словом, аристократические, невыразимо женственные ступни, и конечно – предложение было сделано. Марина не без удивления, но согласилась; а саму идеею фотосета тоже придумал именно я!


Решил задрапировать место съемки черной тканью, которая без дела лежала у одного моего знакомого. Марина должна была надеть черные леггинсы, черную тунику и… и на фоне черной ткани бы порхали только ее гибкие кисти руки – руки пианистки, безупречно гибкие ступни-крылья и узкое лицо с белой фарфоровой кожей. Чудо, как хорошо… Должно было получиться что-то вроде работы фотохудожника Густава Оже, «специализирующегося» на «театре рук» и сделавшую похожую композицию с босыми ступнями… Итак, местом мы выбрали офис «Фотомагазина», временем – восемь вечера, когда редакционный народ расходился… Пригласили марину, приехали с Шабинским и начали готовиться к первой фотосессии «спецом для сайта».


Сложности начались с самого начала. Во-первых, не хватило черной ткани: мы закрыли стену, а на сдвинутые столы кусок уже не доставал. Но фотосессии, она как крупная войсковая операция: отменить невозможно. Решили снимать так. Потом приехала Марина, я отправил ее переодеваться в комнату гендиректора. Девушка переоделась в то, что просил, забирается на стол, чтобы принять нужную позу и говорит: «Мужчины, вы только меня очень извините… И снимайте аккуратно!». Мы насторожились – что такое. А Марина объясняет, что вынуждена была… снять трусики под этими черными леггинсами, так как они очень тонкие и белые трусики… ну, в-общем, сами понимаете, ни туда, ни сюда! Я, честно говоря, вообще про трусики ничего не подумал и не заметил, потому что был заворожен ее роскошными ногами, которые вот сейчас – вот-вот, через пару минут будут запечатлены  в каменной фотографической вечности… Начали снимать.


Одно из достоинств модели – это пластичность. Поэтому всегда избегаешь моделей с гонором или, упаси Боже, с собственным фотографическим опытом – морока страшная. Марина оказалась (впрочем, как и большинство моделей Студии) именно послушной, приятной, и даже старательной. Ну, а эстетическое удовлетворение от созерцания ее прекрасных ног, конечно, было более, чем  достаточно. Ну, съемку закончили; надо сказать, что в целом она удалась, но все-таки ряд кадров мне не понравился. Ряд планов этих чарующих ступней (белой завистью завидую человеку, которому они, в конце концов, достались – Марина была замужем первые два месяца!) так и не был снят: я не догадался подсказать Олегу, а он сам не предложил. В-общем, именно после работы с Олегом Шабинским на «Чёрной Марине» (так мы назвали этот фотосет), я окончательно понял: никаких больше приглашенных фотографов. Каких бы семи пядей во лбу на был мастер, он не снимет босою девушку и ее ступни так, как сделает это человек, для которого красивая ступня является самоценным эстетическим объектом. Впрочем, данное утверждение имеет свои исключения – как показал последующий опыт, есть и фотопрофессионалы, которые и с этой задачей справляются – например, все тот же Виталий Иванов или анна Фоминых, но о низ позже.


Марина еще и торопилась: на исходе второго часа у нее беспрестанно трезвонил телефон. Муж – объяснила она, он с трудом отпустил ее на непонятную «фотосессию» и… караулил внизу, в машине. Ну, и беспокоился.

Вот тут, балуясь с бумагами финдиректора, мы и потеряли важный документ... Фото Студии RBF. Катя и ёлка. Первый зимний фотосет. Двор на ул. Титова, минус двадцать градусов. Фото Студии RBF. Тоже характерный кадр с телефоном, подсмотренный нами у Арно Феррана. Фото Студии RBF. Жители общаги, мягко говоря, часто не совсем трезвые, сразу от такой картинки - протрезвели... Фото Студии RBF. На автостоянке - босиком на битом железе. Нам-то ничего, а вот охранники пострадали... Фото Студии RBF.

Поэтому Марина, как только мы ее отпустили, в панике убежала. Мы с Олегом сели за тот же стол, который еще недавно касались ее прохладные скульптурные ступни, которыми она держала бокал – показалось очень интересной такая фотоаллегория: хрупкие точеные ступни и стекло… так вот, сели выпить по рюмочке коньяка, за успех совершенного. Пьем, говорим о жизни, и тут я боковым замечаю что-то такое, валяющееся прямо на выходе из кабинета генерального. Белое. Иду поднимать. Трусики! Марина выронила из сумки те самые трусики, которые. Видимо, торопясь, не надела в обратный путь…

Мы с Олегом смотрели друг на друга и ужасались. Он за меня, а я за Марину и за немного за себя. Я представил себя на месте мужа: отпустил молодую жену неизвестно куда, типа «сниматься», к двум мужикам, она возвышается через два часа(!), вся усталая и вымотанная (!!) и без трусиков (!!!). От ужаса мы прикончили бутылку армянского коньяка до конца.

Через несколько дней я специально завернул в турфирму «АФРИКА», чтобы навестить Марину и узнать, чем все закончилось. Девушка только рассмеялась: «Ну да, он было очень удивлен!» Но… он же меня любит. Так что мы все решили!». Что ж, женщине с такими ногами можно простить многое.

А эта первая, конца 2003 года, съемка до сих пор остается своего рода «памятником культуры» на нашем сайте. Она так и называется "Чёрная Марина", хотя потом мы перестали уже давать имена собственные фотоссессиям.

КАТЮХА: НЕУКРОТИМЫЙ АЗАРТ

Катя вообще любила экспериментировать с ногами - в духе Густава Ожо... Фото Студии RBF. На том самом ЗИСе. Мороз. А именно такое платье Катя... сама выбрала! Фото Студии RBF. Из-за пара от заведенного двигателя, пара от нашего дыхания - ничего не видно. Часть кадров была испорчена. Свет давали фары машины Строганцева... Фото Студии RBF. Ради этого фото Кате пришлось бежать сто метров по снегу и обратно. Фото Студии RBF. 00.jpg


Сейчас, за давностью лет, мне уже трудно вспомнить последовательность моделей, появлявшихся в поле зрения Студии. Первой была Марина, ясно, а вот второй… как бы не Катя, впрочем, мне хотелось называть ее «Катюхой». Эта милая девушка с короткой прической соломенного цвета волос работала в той самой «Автолавке – Транспортной газете» секретаршей. Простая, но не вульгарная, к счастью; с сексуальной хрипотцой в голосе, как у Мирей Матье, лихо курящая и бесшабашная, она поразила меня… полным отсутствием брезгливости. Может быть, потому, что, как я помню, была из «рабочего поселка», затерянного где-то там, в глубинах области.

Редакция помещалась на первом этаже обыкновенной рабочей общаги – в здании на ул. Титова, остатке утопически-идиотического «Соцгорода», так и не построенного в тридцатые. В коридор выходили двери двух редакционных комнаток, зубного кабинета, риэлтерского агентства, и учреждения со страшным названием на бумажке «ЛОРО ВОИ». Оно меня невыразимо пугало всегда, и только через год я осмелился спросить расшифровку аббревиатуры: оказалось, это «Ленинское (по району расположения) Отделение Районной Организации Всероссийского общества Инвалидов». Но вернемся к редакции… В те времена платили и газетам за рекламу нерегулярно, те нерегулярно платили своим журналистам, и, когда все-таки давали зарплату за 2-3 месяца, начиналась, конечно, гомерическая пьянка (журналисты никогда не было малопьющим), которая втягивала в себя и зубной кабинет, и риэлторов, и это самое ЛОРОВОИ. Наутро по-свойски заходили друг к другу, курили в коридоре, стряхивая пепел на дощатый пол и мучились известным русским вопросом: а может, вчера не все деньги пропили, осталось на опохмел?


Я это рассказываю, чтобы вы поняли, что жили все дружно, по-соседки, как и полагается в общаге. А топили там знатно, как в бане… И вот Катерина, к моему удивлению, по осени приехав на работу в обуви, ее снимала – видимо от жары и ходила по редакции босиком. При этом могла выйти босой в коридор. Мягко говоря, не блистающий чистотой, постоять босиком на холодном и замусоренном полу курилки и даже сходить в туалет (!), наполнить водой чайник… Вы себе туалет в общаге представляете? Вот-вот.


Одним словом, я ей предложил босоногую фотосессию. Можно было подождать до лета, но куда же ждать – я января 2004-го запустился сайт. Первый фотосет мы сделали в стиле «босая секретарша», немудряще – вот секретарша сортирует почту, вот роняет пачку бумаг, вот собирает, вот встает на стол, чтобы помыть окно… Итогом было то, что мы перепутали бумаги нашего финансового директора, он месяц не мог найти нужный договор и вся редакция еще месяц сидела без денег. Но об этом тогда знали только мы с Катюхой.


В девушке вскипел азарт – ей ПОНРАВИЛОСЬ. Решили попробовать на улице; стояли полновесные февральские минус двадцать. Я принес из дома валенки: Кать, ты обуйся, накинь шубку, добеги вон до качели во дворе, там скинешь валенки и я щелкну… Куда там! Катюха гордо сказала, что она в деревне босиком по снегу куда-то там бегала и я отстал.


И вот Катя набрасывает шубейку, и мелькая голыми ножками – а у меня были такие крепкие, крестьянские такие, с тугими икрами, ноги! – летят по сугробам  к качельке во дворе, прыгает, вжик-вжик-вжик… Минуты три – больше не выдерживали. И обратно. Потом я, исчерпав творческую фантазию, обнаружил на детской площадке выброшенную новогоднюю елку – еще с лохмами сверкающего «дождя». Дал Кате елку. Она с ней и стояла, и садилась, и босые ступни клала на облезлую хвою…

Второй этаж смотрел весь, это я гарантирую. На третьем кое-кто даже окна замерзшие открыл. Про четвертый ничего не скажу. Наконец, пришла дворничиха, обозвала нас «придурками бешеными», отобрала елку и таким образом погасила творческий запал.

"ТРАГЕДИЯ" НА АВТОСТОЯНКЕ


Кате все равно понравилось. Мы стали думать, чтобы выкружить что-то еще из зимней темы. Тут как раз шел репортаж про очередное ДТП и мне преставилась картина: среди искромсанного, битого, искуроченного и страшного железа – романтичная босая девушка. Оставалось найти такую стоянку, куда бы сваливали с трейлеров все эти последствий мрачных автопроисшествий – а я знал, что в те времена битые автомобили долго стоят именно на частных стоянках, по согласованию с ГИБДД. конечно, Катю я предупредил, что придется прыгать голыми ногами по ледяному металлу... "И что?" - фыркнула девушка - "Я же не языком лизать эту железку буду!". Боевая была у нас вторая модель - хочется верить, что такой и осталась...


Стоянку мы скоро нашли. Она оказалась в районе областной больницы, прямо за городским моргом, что уже было само по себе весело. Приезжаем. Там сидят суровые охранники, немного пьют водку и играют в нарды. Мы говорим: вот, нам бы девушку на битой технике пофотографировать… «Голую?» - деловито уточняют охранники. Мне этот вопрос, кстати, будут потом постоянно задавать с унылым одноообразием; нет, говорю, одетую, только босиком (а на улице опять около минус двадцати с небольшим).

Охранники  так удивились, что уронили нарды. Встали. «Мы посмотрим!» - говорят. Ну, вышли мы на улицу, Катька разувается в машине и лезет на ближайший битый автомобиль неопределимой марки. Босые ноги девичьи – по заледеневшему железу, по снежным шапкам – представили, да? Ну, тут было чуть проще: мы были на редакционной машине, так что бегать до тепла было недалеко. Кадров удачных мы сняли достаточно много – точнее, сколько могли. Катя отважно бросалась на приступ груды ледяного железа раз пять.

Закончилось все печально – не для нас, правда. Пока охранники, бросив свою сторожку, курили и ошалело наблюдали за диковинным развлечением, какие-то варнаки, забравшись к ним, украли электрочайник – самое обидное, что без поставки, ее не тронули! – и две резиновых дубинки-«демократизатора».

Поэтому охранники нам сказали напоследок:

- Девка у вас красивая… а вы езжайте на хер. И больше, того, на хер. Не приезжайте!

По-моему, с нами на той съемке был и Виталий Иванов. Или позже присоединился. В моем архиве остались еще фото Катюхи на набережной – представьте: замерзшая Обь, парапет и девушка в блузке и короткой юбке, босиком, вглядывается в белое безмолвие. Сибирская Ассоль. Ну, это уже от моей памяти ускользает. Кажется, эти кадры мы сделали на обратном пути. И еще помню, что на саму набережную спуститься не удалось - въезд перегорожен; девушке пришлось бежать босиком по снегу почти стометровку до парапета, стоят с минуту, потом возвращаться... Ох, и закалилась Катюха (не зря: ребеночка-богатыря родила потом!). Ну, а мне пришлось первый раз растирать замерзшие ступни чужого, в общем-то человека. А что вы думали? Работа такая...

"ЗИС" НА МОРОЗЕ


…Конечно, я бы с огромной радостью пофотографировал бы Катюху и летом. Это понятно. Но до лета мы, можно сказать, не дожили – у редакции начался какой-то очередной кризисный период и дирекция вынуждена была распустить всех, включая журналистов и наборщиков, секретарш и фотографов, в бессрочные неоплачиваемые отпуска. Потом Катя влюбилась, потом забеременела, потом родила… В-общем, она сейчас счастливая молодая мама и в прошлом году мы даже виделись. Муж у нее вроде как тоже хороший, деревенский и работящий.


А сниматься, как я уже говорил, Катюхе хотелось нравились свои фото, нравились… свои ноги. Да, я первый раз увидел такую интересную эволюцию женского отношления: вот мои ступни, я ими хожу… О! вот мои ступни на экране. Какой интересный ракурс. О, да они же красивые. Пальчики, пяточка, то-се. Я не говорю, что героини фотографий сразу же становились ФФ-стами в юбках, но, как мне кажется, настоящая женщина (если она только не шпалоукладчица) должна четко сознавать, что все ее тело, от макушки до ноготка ее мизинчика, до ее ступни - прекрасно. Холить, нежить и лелеять это чувство собственного совершенства… Но мы отвлеклись. Катюхе нравились свои ноги на снимках, свое лицо –в-общем, то, о чем она как-то раньше не думала, видимо.


В этот период я как раз много общался с Николаем Строганцевым, одним из ветеранов сибирского автоспорта, картинга, очень и очень уважаемым  человеком и к тому же собирателем всяческой ветротехники. Строганцев периодически находил ту или иную развалину на колесах и звонил мне: слушай, поедем, сфотографируем для истории. Я ездил. В этот раз, когда он мне позвонил и сказал, что на территории какого-то завода он нашел довоенный грузовик ЗИС, я решил совместить полезное с приятным.

- А давай, я девушку еще возьму, мы ее на ЗИСе поснимаем?!

- Давай…

Ну, вот, поехали. Завод где-то в Ленинском районе. Старый ангар. Тесный. Неотапливаемый. Минус двадцать пять, по-моему! И пусть даже отогревались в теплом микроавтобусе Строганцева, но это было что-то с чем-то: Катька карабкается на обледенелый, обросший торосами льда ЗИС. Пар из ее рта – как от прибывающего паровоза братьев Люмьер, заполняет весь кадр. Щёлк-щёлк и греться.

С нами было две бутылки водки. Одну мы вылили на ступни Катьки, растирая их – надо сказать, что я и позже занимался массажем стоп, но это не то… Когда массируешь ступни модели, которая делит с тобой и холод, и неудобство, это, знаете, как-то больше, чем секс. Это святая дружба и высокие отношения. А вторую мы честно выпилим. Поэтому я плохо помню обстоятельства той фотосессии. По-крайней мере, меня привезли домой – это я помню.


Снег уходил, освобождая нам пространство для съемок и я предвкушал бурное лето 2004 года – когда начнутся буквально регулярные босоногие съемки. Но все равно, для улицы время еще не пришло, а сайт требовал новых кадров. И тогда мне один мой знакомый предложил поснимать свою приемную дочь, Александру. И было это потому, что в городе открыли, наверное, один из первых крупных торговых комплексов – «Олимпию».


(продолжение следует)

Все фото: http://rbfeet.com/foto/nnskp/1355.htm

Подготовлено редакционной службой портала «Босиком в России». Фото Олега Шабинского, Виталия Иванова, Вл. Майбаха. Рассказывал Вл. Майбах. Записал Игорь Резун.



Все права защищены. Копирование текстовых материалов и перепечатка возможно только со ссылкой на rbfeet.com. Копирование фотоматериалов, принадлежащих Студии RussianBareFeet, возможно только с официального разрешения администрации портала. Если вы являетесь правообладателем какого-либо материала, размещенного на данном портале, и не желаете его распространения, мы удалим его. Срок рассмотрения вашего обращения – 3 (трое) суток с момента получения, срок технического удаления – 15 (пятнадцать) суток. Рассматриваются только обращения по электронной почте на e-mail: mordella@ngs.ru. Мы соблюдаем нормы этики, положения Федерального закона от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».