Босиком в России

Босиком в России / Новости /

LIVE IN SIBERIA. Екатерина Щербакова (Красноярск): "В тридцатиградусный мороз выходила в купальнике и обливалась"

Очередной выпуск проекта LIVE IN SIBERIA представляет вам жительницу Красноярска, которая является нашим коллегой – и к тому же единомышленницей в вопросе о ходьбе босиком. С Екатериной Щербаковой беседует шеф-редактор портала, Игорь РЕЗУН.

- По названию проекта – что для вас значит «жить в Сибири»?

- Жить в Сибири - это девять месяцев мерзнуть и ждать лета, если, конечно, ты не сноубордист. В плане характера, мне кажется, сибиряки как-то брутальнее и, может, быть закрытей. Ну и образ жизни отличается, если в Москве все демократичней, люди всех возрастов ходят в бары после работы, то здесь как-то все не так весело.

- Мы с вами коллеги, оказывается… Тем более, приятно! Вы работаете сейчас в журналистике? Что пишете, о чём?

- Я не работаю сейчас в классической журналистике, в СМИ: пишу только свой блог по тортикам. Так как в декрете выгоднее оказалось печь тортики, чем работать журналистом удаленно. А писала я раньше на темы транспорта… последние два года до декрета я работала в Москве в газете РЖД, "Гудок".

- А как зовут ребенка и как вы его воспитываете – в принципиально обутом или максимально босоногом стиле?
 
- Ваня, он вообще голыш: дома ходит голышом, в основном. Мне приятно, если он ходит босиком, иногда на детской площадке сам просит разуться, я не запрещаю. Когда одним летом четыре месяца были на море, там он только босиком бегал. Еще интересная история, когда я ходила на курсы для беременных, то там была удивительная женщина, которая нас всех агитировала обливаться и ходить босиком по снегу. И я уже, на девятом месяце моей беременности, всё равно в тридцатиградусный мороз выходила в купальнике и обливалась, затем вставала босыми ногами на снег. Ощущение эйфории было, просто были стрессы во время беременности, а как еще от них освободиться - не побегать, спортом ни позаниматься, обливание помогало. Кстати, Ваня до сих пор обожает холодную воду, хотя мои эксперименты в этом плане закончились сразу после родов… Но сейчас он может запросто налить в стакан холодной воды и облиться.

- То есть ваши обливания во время беременности никоим образом негативно на здоровье ребенка не отразились, так? Ну, а что вам говорили врачи – или они просто не знали ничего об этом? А знакомые мамаши? Ну, и главное – почему же наши врачи такой способ «снятия стресса» не рекомендуют, а наоборот, заставляют молодых мам кутаться до предела?


- Ну, я каждый раз мысленно предупреждала ребенка, что сейчас будет холодно, а потом очень весело, чтобы у него не было шока. А так - как может отразиться? Однажды у меня был стресс, и как раз был срок второго УЗИ, и на УЗИ сказали, что сужены сосуды, возможно, у ребенка кислородное голодание. Я в шоке, давай звонить той женщине-врачу, ведущей с курсов, она меня успокоила, назвала ряд мер и посоветовала, так как это было на Крещение, сходить искупаться в Енисей. А как раз девушек с курсов приглашал клуб моржей, у которых есть баня. И вот я сходила в эту баню, окунулась пару раз в Енисей при минус 30 градусах, и стресс как рукой сняло, потом, конечно, я еще всякие меры предпринимала, и через две недели на УЗИ все было нормально.

- Когда вы узнали о группе «Красноярск босоногий», как познакомились с Андреасом Германом?


- Я не знаю красноярца, который не знает Андреаса. Я его знаю больше пятнадцати лет. О его группе узнала года два назад.

- А вас не удивила направленность его группы? Некоторые люди при слове «ходить босиком» сразу вспоминают: а) Порфирия Иванова, б) сектантов худшего пошиба.

- Меня бы удивило, если бы это был нудизм, к примеру, и то только потому, что Андреасу такое не свойственно, а так вполне нормально отреагировала. К тому же некоторые мои знакомые далекие от всяких субкультур и вполне приличные люди тоже любят ходить босиком, да при каждой возможности это делают. Сейчас же тоже есть такое течение – экопоселения, быть ближе к природе - славяне и прочее.

- Опишите, пожалуйста, ваши впечатления о первого похода босиком – того, откуда есть фото. А для вас он был первый?

- Я думаю, что мой первый поход босиком был в раннем детстве, впечатлений я, конечно, не помню. В молодости, лет в пятнадцать и далее мы хипповали, и часто ходили босиком даже по городу, по улицам. Помню, когда мы с подружкой учились на втором курсе филфака, то на день Ивана Купалы мы отправились "пугать абитуру" - моя подружка нарядилась в балахон, а я в красивую пижаму; и пошли босиком в универ, а там говорили всем: "Поступайте на филфак, там все такие!"; а затем сели перед универом и собирали деньги в шляпу под пение… Ну не знаю, надо продолжать?

- Потрясающе. Судя по всему, это было еще в позднесоветское или раннероссийское время? А проблем с милицией у вас не было из-за хипповства?

- Ну мы не так уж хипповали, просто иногда эпатажно себя вели и одевались... Нет, проблем не было.

- Что было для вас самым трудным в этом походе? А вот что интересно – вы взрослая, «солидная» женщина. И вы не думали, что кто-то, увидев эти ваши фотографии, сказал бы, что вы глупостями занимаетесь?

- Ну да, был некий небольшой дискомфорт, от мысли, что о нас подумают. Но я знаю, что те люди, кого все считают сумасшедшими, обычно становятся самыми богатыми, поэтому я не стремлюсь скрывать от окружающих свое истинное лицо, если меня посчитают ненормальной и так далее, то я буду только понимать, что я на пути к богатству! То есть, эта мысль у меня нейтрализует страх, и страх этот только в первый момент, когда уже идешь босиком, и никто не кидает в тебя камнями, а, даже и не смотрит, то уже и все ОК.

- Всё-таки был! Ну. Понятно, вы умеете его нейтрализовать… но изначально-то, с самого начала, ПОЧЕМУ он, если вы с подружкой и в юности хипповали?

- Я же человек всё-таки… В юности этот страх был еще сильнее, просто я не шла у него на поводу.

- А вообще, вы можете просто так, по настроению, пройти босиком по красноярской улице? Или городской барефутинг вас отвращает?


- Да не особо отвращает: кажется, летом что-то такое было. По асфальту и всякой грязи мне не очень нравится ходить, а ради эпатажа, как в молодости - уже не мой стиль. А вот по травке люблю и хожу. Самый смешной случай хождения босиком был в Индии, там я работала в ашраме Ошо, и как-то бежала с обеда из кафешки неподалеку и у меня порвался индийский шлепанец, пришлось дальше идти на работу босиком. Кстати, там, в ашраме идеальная чистота и ландшафтный дизайн… Тут меня встретила одна из руководителей ашрама, она повела меня к себе домой и подарила шикарные туфли, немецкие, которые потом мне служили много лет! Видимо, подумала, что у бедной русской девушки нет денег на обувь…

- Как ваши друзья и знакомые реагируют на ваши походы босиком, на фото? Не говорят, что мол, ты сумасшедшая – простудишься, порежешься, заразишься…

- Нет, не говорят, они меня принимают такой, какая я есть, и даже знакомые из ВК не стали тапками закидывать зимние фото. Да, всё-таки, по городу босоножить не очень приятно в плане ощущений… Всё-таки люблю на природе это делать.

- Одну минуточку. Мы специально на эту тему не раз беседовали с биологами и медиками. С точки зрения биологически опасных инфекций именно лес и тем более парк для современного незакаленного человека более всего страшен: температура позволяет развиваться бактериям, которые живут в экскрементах птиц, бродячих животных, лесных зверей, домашнего скота, который там гуляет… вас это не смущает?

- Ну, я стараюсь не наступать на экскременты. Не думаю, что это прямо так опасно, так как на море мы жили два месяца в лесу в палатках и очень много ходили босиком, и ничего страшного не случилось.

- Вы, как журналист, должны хорошо знать, что современная пресса и ТВ, мягко говоря, проповедуют отнюдь не простоту жизни и не близость к природе – а стимулируют безудержную гонку за потреблением материальных благ… Вас это не огорчает? Что вы сами делаете в этом смысле, какова ваша позиция в этой «эпидемии комфорта»?

- Что ж, деньги - это «отчеканенная свобода» для меня. Хотя много лет мне была близка фраза "Люди слишком дорого платят за свой lifestyle" и я даже уволилась с работы высокооплачиваемым журналистов в Москве, чтоб стать художником. Но пожив пять лет почти без денег и, испытав много ограничений от этого, в первую очередь, невозможность путешествовать, я сейчас настроена на
заработок, в первую очередь. К тому же, художником я уже стала и мечту осуществила.

- По снегу вы тоже ходили с Андреасом. Как реагировали случайные прохожие?

- Почему бы не пройтись, ведь это так бодрит! Я ходила тогда два раза минут по пятнадцать, наверное. Кто смотрел, не помню - просто люди, смотрели, им же интересно, что это за психи. Хотя не особо-то и смотрели, ведь все стесняются! Да, кстати, больше за компанию, позвал Андреас - вот и прогулялась. Но мне понравилось

- Интересно, почему? Что это с людьми такое случилось, если даже позитивный интерес они проявить бояться? Я понимаю, что вы пишете о тортиках и проблемы социума вам не близки, но мне кажется, у настоящего журналиста должен быть ответ на этот вопрос…

- Я думаю, что люди в России, особенно, в Сибири, очень милые и хорошие, но немного закрытые и стесняются, ничего плохого в этом не вижу, это по-своему мило. Хотя, если бы что-то хорошее говорили, то я была бы не против, но, я думаю, хождение босиком к тому же на Столбах, не кажется им удивительным.

- За что любите свой Красноярск?

- Красноярск я люблю за наши Столбы, за природу, за некоторых людей. Но я бы не сказала, что это мое любимое место в мире. А любимое - Новая Зеландия, Индия, Утриш, Крым и все в таком духе) Алтай, Кавказ, Адыгея, Саяны, а общем, горы, озера, дикая природа...


От редакции.
Настоящие интервью с настоящими барефутерами - только на портале "Босиком в России"! Екатерина Щербакова (справа) на босоногой прогулке. Екатерина Щербакова (Красноярск) с сыном Ваней. Екатерина Щербакова (Красноярск): "Некоторые мои знакомые далекие от всяких субкультур и вполне приличные люди тоже любят ходить босиком" Екатерина Щербакова (Красноярск): "Ваня, он вообще голыш: дома ходит голышом, в основном. Мне приятно, если он ходит босиком"

1>КУДА УХОДИТ ХИПСТВО?
Барон Эдмон де Ротшильд, скончавшийся в 1934-м, застал еще поколение вдохновенной еврейской молодёжи, напичканной идеями равенства и социализма, бросавшей бомбы под колеса венценосных карет, потом влившихся в пёс тирую массу российских эсеров и устроивших кровавый бедлам в бывшей нашей Российской империи. Он был прочно в теме, когда говорил: «тот, кто не был революционером в двадцать, не имеет сердца; но тот, кто остался революционером в сорок, лишен мозгов!». Точка. Приехали. А фраза чертовки умная!

…Вот я перечитал интервью с Катей Щербаковой. Интересный жизненный зигзаг. Москва, работа в большой газете РЖД, очень, кстати, профессиональной и яркой в перестроечные и девяностые годы; наверняка пахота, рутина, щедро оплачиваемая. Потом всё, провал, в деревню, в глушь, в Саратов! – не Саратов, конечно, но в Красноярск, вольным художником. И безденежье, тягостное финансовое удушье, и тоже плохо, ужасно, а тут еще ребенок и всё-такое-прочее… И вот итог: писать блог про тортики.

Она говорит: «Если меня посчитают ненормальной и так далее, то я буду только понимать, что я на пути к богатству!». Так уже посчитали. Когда рванула из «Гудка» в Красноярск. Когда выпорхнула из золотой клетки. И где богатство?! Стива Джобса из меня не вышло, того самого который по юности тоже ходил босиком, а на просьбу вымыть грязные лапы мыл их в унитазе офисного туалета (да, да, том самом, с плоским дном и мощным сливом!); и Ротшильда не вышло, и революционера не получилось.
Значит, не работает максима-то. Что-то не получается.

И вот я уже сколько раз вижу этот паскудный житейский императив: не получается ни по Ротшильду, ни по Джобсу. Особенно во второй части жизни, когда двадцать уже безвозвратно миновало; те, кто остается революционерами, иной раз ничего так и не получают – ходят во фриках, более или менее, плюют на общественное мнение, перебиваются с хлеба на квас, таскают заношенные вещи – да и что вещи! Страшнее опять всё-то же безденежье, отсутствие «отчеканенной свободы»: ни ребенку, ни себе не даровать тех сугубых благ цивилизации, кои мы считаем необходимыми и не вредными для души.
Но и ведь – отринув этот юношеский двадцатилетний максимализм, забыв это хипповство, тоже ничего нее приобретаешь.

Вот она вроде как свободна и незакомплесована. Не сомневаюсь, что маленький Ваня вырастет более здоровым – психически и физиологически, ребенком, нежели его укутанные и уморенные компьютером сверстники. Но она? «Был некий небольшой дискомфорт» - яркая, здоровая – в хорошем смысле, крупная сибирская женщина идет босиком под взглядами обутых прохожих: сама Жизнь, сама ее Сила… а дискомфорт есть. Значит, этот рабский холодок внутри: а что подумает княгиня Марья Алексеевна, он остался? Значит, все эти походы в пижаме и босиком под стены филфака – всё зря?! Да, было тогда сердце; и сердце властно одергивало подлое мещанское сознание, вбитое совком (и капитализмом тоже!) в каждого из нас – а теперь не одергивает.
Постарело сердце. Мозги перевешивают. Голова к груди, сутулость моральная.

Не то, чтобы мне не понравилось это интервью – оба информационных проекта, и ДЕВУШКА С ОБЛОЖКИ, и LIVE IN SIBERIA уже имеют в запасе по два-три текста, и есть, поверьте, гораздо хуже… Просто грустно. А случай в ашраме Ошо, описанный Катей, просто убийственен: вот вам и Индия. Вот вам и духовность. Вот вам и ландшафтный дизайн и прочие прелести Ошо – который, кстати, завещал ходить босым при первой возможности! – скурвились, сволочи. Сгнили. Обувь стараются напялить на «бедную русскую девушку». Да горите вы огнём синим, ашрамы эти хоть ошо, хоть про шо… ненавижу. Тупость вас победила, вы такие же сытые, внешне облагодушенные свиньи двадцать первого века, эры Комфорта.

Куда уходит хиппство молодости? Когда не в падлу эпатировать, когда сознаешь, что ты волен и должен строить новый мир, новые отношения, новые приличия и отправлять на помойку старые? Когда ты полон сил, чтобы изменить течение традиционной и унылой жизни… Черт, оно куда-то уходит, и таких городов не найти. Нет их на карте. Хотя… наверное, это закон старения организма, заложенный в клетке неведомым белком, вшитом в наш код ДНК; хиппство переплавляется в хипстерство, а оно, как говорит всезнающая Википедия, «тренд обеспеченной городской молодежи, интересующаяся элитарной зарубежной культурой и искусством, модой, альтернативной музыкой и инди-роком, артхаусным кино, современной литературой и т. п.». Понимаете? Ключевое слово «обеспеченной». И «городской». А городские обеспеченные босиком не ходят. Они ходят в найках или в кедах со стразами, да и вообще мало ходят, они на Porshe Cayenne или на Nissan Zuk, не царское это дело – ходить…

Грустно это, друзья. Когда какая-нибудь двадцатилетняя безмозглая гламурятина доказывает мне, что «все нормальные люди ходят обутыми» и что «туфли на каблуках улучшают осанку», мне хочется только зло посмеяться и представить ее скособоченные пальцы в сорок. Но когда взрослая женщина, да еще с таким потрясающим анамнезом, внезапно проговаривается о том, что босая прогулка про городу – тот эпатаж, который для нее уже «слишком», это большая печаль. Это означает, что Ротшильд всё-таки был прав – в том смысле, что тот, кто остался революционером в сорок, не имеет никаких, ни малейших шагов в нашем гнилом, отвратительном, насквозь лживом и комфортабельном мире и на мозги его всем насрать… Ну, разве что не насрать читателям блога о тортиках! И что остаётся писать только о них, о тортиках, вот это как цианистый калий в капсуле, в лацкане пиджака.
Хочется выпить и умереть.

Игорь Резун, член Союза журналистов России.



Подготовлено редакционной службой портала «Босиком в России». Фото из группы: https://vk.com/club36369815. Все права защищены. Перепечатка материла только с разрешения администрации портала.


Екатерина Щербакова (Краснояоск): "И я уже, на девятом месяце моей беременности, всё равно обливалась, затем вставала босыми ногами на снег. Екатерина Щербакова (Красноярск): "Мы жили два месяца в лесу в палатках и очень много ходили босиком, и ничего страшного не случилось" Екатерина Щербакова (Красноярск): "Даже знакомые из ВК не стали тапками закидывать зимние фото!" Екатерина Щербакова (Красноярск): "Я даже уволилась с работы высокооплачиваемым журналистов в Москве, чтоб стать художником" Екатерина Щербакова (Красноярск): "Я думаю, что люди в России, особенно, в Сибири, очень милые и хорошие, но немного закрытые и стесняются" Екатерина Щербакова (Красноярск): "Красноярск я люблю за наши Столбы, за природу, за некоторых людей" Екатерина Щербакова (Красноярск): "Ваня на детской площадке сам просит разуться, я не запрещаю" Екатерина Щербакова (Красноярск): "Я знаю, что те люди, кого все считают сумасшедшими, обычно становятся самыми богатыми"