Босиком в России

Босиком в России / Новости /

Елена Ремизова (Звенигород): "Если мои ноги кому-то нравятся – я не вижу в этом ничего дурного"

С некоторым перерывом, но мы возобновляем серию интервью на нашем сайте – интервью с любителями побосоножить, то есть настоящими барефутерами. И на этот раз наш гость – журналист из подмосковного Звенигорода, молодая женщина, с которой мы познакомились во время поездки делегации Новосибирской Ассоциации Босоногих в Москву. С ЕЛЕНОЙ РЕМИЗОВОЙ беседует шеф-редактор портала, Игорь Резун.

Елена Ремизова (Звенигород): "Действительно, гуляя без обуви, начинаешь как-то по-особому прислушиваться к ощущениям в ногах. Но для меня и здесь важен комфорт" Елена Ремизова (Звенигород): "Думаю, что любой наряд, если это не противоречит хорошему вкусу. Лично я люблю джинсы" Елена на встрече с новосибирцами. Звенигород, октябрь 2013 г. Елена Ремизова (Звенигород) Одна из самых лучших фотографий, по мнению редакции. Босая, усталая женщина сидит на диване. Красивые ноги, трогательный взгляд... Видно, что она - сильная и слабая одновременно, она ждет своего Принца!


Лена, тебе в какой-то мере трудно задавать вопросы: ты достаточно погружена в тему босохождения, благодаря Нейле и мне самому. И все-таки… Скажи, то самое интервью для «Звенигородских новостей», было ли оно для тебя в какой-то мере рубежным? Изменилось ли твое понимание этого феномена после этого?


Да, поскольку до этого я не знала, что босохождение может быть серьезным хобби или даже образом жизни. После встречи с вами, после интервью для нашей газеты я стала больше задумываться о пользе босохождения для здоровья, о вреде тесной и неудобной обуви и об эстетике босоногих фотографий. Возможно, со временем для меня это сможет вылиться в настоящее увлечение.


Ты, как и я, относишься к поколению, которое в той или иной степени пропитано советскими стереотипами. Наверняка и воспитывали тебя по-советски. В духе советской гигиены: «с пола» не ешь, руки мой, босыми ногами по "грязи" не ходи и т. д. Так было?


Было такое, и нормы гигиены я в принципе стараюсь соблюдать. Не могу представить, чтобы я, к примеру, села за стол с немытыми руками после поездки в общественном транспорте. Но босохождение здесь, по-моему, ни при чем. Ногами мы не едим и ко рту их не подносим. Тем не менее, ухаживать за собой должны и босоходы, и те, кто к ним не относится. Ноги пачкаются землей или песком без обуви, а в обуви могут преть и потеть. И в том, и в другом случае главное – своевременно их мыть. За чистотой ног нужно следить и за ногами нужно ухаживать – как после обутой, так и после босоногой прогулки.

Кроме того, я считаю, важную роль здесь играет личная чистоплотность. Кому-то нужно мыть ноги каждый день и пользоваться кремом, а кто-то и неделю в одних и тех же носках проходить может.

Елена Ремизова (Звенигород): "А ради фото могу разуться и на снегу, но, конечно, не очень надолго." Елена Ремизова (Звенигород): "Первое фото – меня попросили примерить девичье платье 1930-х годов из Тверской области, которое сейчас находится в нашем музее. Удивительно, что вы увидели в моем облике что-то монашеское" Елена Ремизова (Звенигород): босиком по пашне! Елена Ремизова (Звенигород) Елена Ремизова (Звенигород)


Когда это началось? Когда ты осознала, что, будучи босиком не на пляже, в ванне и не на мягком газоне, ты чем-то уже кардинально отличаешься от тех, кто вокруг и обут? Это началось в школе, в вузе, в более зрелом возрасте?


Босиком начала ходить в детстве, поскольку росла на природе, и река рядом. Но никогда не ощущала, что это меня кардинально отличает от кого бы то ни было.


Ты помнишь первый момент, когда ты оказалась на улице босиком и на тебя смотрели люди?


Я живу в подмосковном Звенигороде, и это – не тот город, где можно кого-то всерьез удивить, гуляя в теплое время года босиком даже по центральной улице. Это – город-курорт, где полным-полно отдыхающих из близлежащих здравниц, и люди летом ходят купаться на пляжи в соседний микрорайон. Возможно, если бы я ходила без обуви чаще, то привлекла бы к себе внимание, но пока я с этим не сталкивалась. А в больших городах я еще босиком не ходила.


Сейчас твое босоножество: где, как и при каких условиях?

Елена Ремизова (Звенигород) Елена Ремизова (Звенигород) Елена Ремизова (Звенигород) Вот какие ступни должны быть у настоящей женщины! Их сексуальность - в правильной форме, силе зрелости, прямых красивых пальцах... неудивительно, что ступни - одна из точек сексуальной аууентуации у множества людей! Еще одна подруга Нейли - Лера из Москвы. В ближайшее время мы познакомим вас с ней!


Босоножу в основном летом, в хорошую погоду. В Звенигороде и окрестностях много приятных ногам тропинок и лужаек. А ради фото могу разуться и на снегу, но, конечно, не очень надолго.


Интересны твои ощущения. Человек босой, временно или постоянно, по-другому воспринимает мир, через ощущения. Каковы твои ощущения от ходьбы босиком, по разным поверхностям… что самое приятное?


Действительно, гуляя без обуви, начинаешь как-то по-особому прислушиваться к ощущениям в ногах. Но для меня и здесь важен комфорт. У меня очень чувствительные ступни. Я люблю удобную обувь, и босиком ходить предпочитаю по мягким и гладким поверхностям – по теплому песку, влажной земле, утоптанным тропинкам. А из наиболее неприятного назову покос и сухую пашню.


Любой, кто хоть раз прошелся босиком по городу, даже по вашему уютному Звенигороду, столкнулся с темой «грязная улица». Хоть раз, да представил себе гипотетические плевки на тротуаре, по которым он идет босыми ногами… Как ты с этой темой справилась?


Опять же, повторюсь, после прогулки ноги нужно мыть. С мылом или специальным скрабом. Ну и маршрут можно выбирать такой, чтобы гулять где всё-таки почище, не возле помоек.


Добавлю также, что я полностью поддерживаю вашу инициативу с организацией босоногого патруля. Было бы интересно со временем внедрить что-то подобное в Звенигороде. Правда, не знаю пока, удастся ли мне найти здесь достаточно единомышленников.


Пора задать «тяжелый» вопрос. Я думаю, ты понимаешь, что твои босоногие фото для ряда людей – это, как ну, допустим фото полуобнаженной или совсем обнаженной супермодели для «Плейбоя». Вот куча людей будут смотреть твои фото и мысленно говорить про себя: «Какие у нее красивые ступни! Какие ступни у нее сексуальные!». Тебя это заботит? Что ты об этом думаешь?


Если честно, то я не могу представить себе, как ступни могут нравиться отдельно от всего остального, и быть объектом самостоятельных эротических переживаний. Но если мои ноги кому-то нравятся – я не вижу в этом ничего дурного. Я же не выкладываю в Интернет фото с настоящей обнаженкой. А ступни, колени – это в рамках приличий (как общепринятых, так и моих собственных), для меня это допустимо.


Допустим, после публикации у тебя появится много поклонников. И допустим даже, у тебя будет возможность присмотреться к ним, поискать возможного, повторяю, возможного, спутника жизни. Кого бы ты выбрала: стандартного мужчину с традиционными взглядами или, скажем так, мужчину с сексуальной акцентуацией на ногах – того, кого по простоте в народе и называют «фут-фетишистом»?


Думаю, что для меня дело не в «акцентуациях» или строгом соответствии какой-либо норме. Главное, как говорится, чтобы человек хороший был. Вообще же вопрос выбора спутника жизни для меня сейчас актуален, но я не собираюсь спешить и подхожу к этому вопросу требовательно и серьезно. И мне не хотелось бы вдаваться в подробности своей личной жизни в рамках данного интервью.


Среди твоих фото две самых «бронебойных» – это в белом платье, «монашеском»… Ну, или наоборот, но платье такое нарочито простенькое, как хитон. И второе, когда ты босиком, в джинсах сидишь на диване и смотришь в камеру бесконечно-усталым взглядом… расскажи об этих двух снимках. Они когда сделаны, что была за история?


Первое фото – меня попросили примерить девичье платье 1930-х годов из Тверской области, которое сейчас находится в нашем музее. Удивительно, что вы увидели в моем облике что-то монашеское. Обычное крестьянское платье. Второе фото – сейчас я точно не помню, но, вероятно, действительно была тогда очень усталой.


Какой наряд, по твоему мнению, лучше всего подходит к босым ногам? На той фотографии, о которой я только что говорил, на тебе джинсы. И такие вот, молодежно-хиппарские джинсы, как мне кажется, к твоим ногам больше всего идут. Но это лишь мое, субъективное впечатление.


Думаю, что любой наряд, если это не противоречит хорошему вкусу. Лично я люблю джинсы, моя старшая подруга Нейля, например, больше любит юбки. Каждому своё.


Мир босоногих… Ты уже знаешь меня, Алену, ты наверняка смотрела наш сайт. Скажи, как ты думаешь, что человека с философией «босоногого» отличает от условно говоря, «обутого» и в чем? В чем она, соль этой философии, если она есть?


Думаю, что главное здесь – забота о здоровье и свобода личности. Босохождение – полноценная часть здорового образа жизни. И каждый человек вправе решать для себя, нужно ему это или нет. Никто не вправе запрещать другому ходить босиком, и не вправе это навязывать.


Человек, даже тот, кому нравится жить летом без обуви, все равно, как мне кажется, вынужден босоножить как бы «украдкой». Вот сегодня вышел из дома – на работу надо, а это надо надеть туфли или ботинки. Ну, не работу, но придется в транспорте, там ноги отдавят, надо обуться… О, просто в Москву к знакомым, но это же Москва, о-о, надо обуться… у тебя так? Никогда не хотелось просто выйти босиком из дома и провести так весь этот день, не размениваясь на компромисс обувания?


Нет. Я пока что не могу так долго оставаться без обуви. Во всяком случае, мне так кажется. Помнится, однажды я долго, более двух часов, гуляла без обуви (всего-навсего по берегу реки!) и с непривычки чуть не обезножила. Но это было давно.


Ну, и предпоследний вопрос: соотношение женщин и мужчин среди любителей босоногого образа жизни по-прежнему 7 к 3. Или восемь к двум. Даже если 6 к 4, все равно женщин в наших условных «рядах» – больше. Как ты думаешь, почему так, отчего?


Думаю, что в наше время большинство мужчин большую часть времени заняты зарабатыванием денег, и им попросту некогда. Женщины, особенно бездетные, имеют больше свободного времени, и женщины больше внимания уделяют своему здоровью. Поэтому находят возможность заниматься босохождением. Думаю, что дело в этом.


Куда бы тебе хотелось пойти босиком? И куда бы ты ни за что босиком не пошла – и по каким соображениям?


Хотелось бы пройти босиком по линии морского прибоя. Это желание может показаться странным, но так складывались обстоятельства, что я, к сожалению, еще не разу не была на теплом море. А куда не пошла бы? Ни за что бы не поехала босиком в Москву. Транспорт, давка, сплошной асфальт, бомжи – думаю дальше объяснять не нужно.


От редакции:

«Ни за что бы не поехала босиком в Москву…» - вот это ключевой момент этого интервью. Сразу же у меня, не один раз бывавшего в Москве, и, в частности, ходившего по ней босиком, возникает вопрос: почему? Точнее: чем Москва отличается от полуторамиллионного Новосибирска?! Ну, формально – количество жителей… а по факту?


Транспорт в Москве тот же самый, что и в Новосибирске. Нам не отдавливают ноги в сибирских маршрутных такси – таких же «всеволжских фордах»; в московских автобусах, как я понял, даже свободнее, чем в новосибирских, в часы пик. Сплошной асфальт – не соглашусь тоже, потому, что в Москве масса парковых зон, ну а даунтаун любого крупного города покрыт асфальтом: тем не менее при проведении, например, Всемирного Дня Без обуви или при участии в Дне Новосибирска наши члены Ассоциации подошвы себе в кровь не стирают… Бомжи?! Помилуйте, за 5 суток в Москве в ноябре 2013 года ни я, ни трое моих сопровождающих не видели ни одного бомжа! Может, мы не там ходили? Простите, но если целенаправленно искать самые трущобные районы, то и бомжей, и наркоманов, и алкашей вы найдете в любом российском городе.


Аргументы Лены по крайней мере, надуманны. Я не спешу ее винить; беда в том, что это – своего рода стандартная калька отношения к Москве – которая является апофеозом понятия «Большой город» почти для всех россиян. Звенигородцы думают так о Москве; жители Академгородка и Бердска – о Новосибирске; жители деревни Яровое в Новосибирской области (о, это легендарное, волшебное место, где говорят, чуть ли не все ходят босиком!!! – пр. авт.) – о провинциальном Бердске. Это стереотип мышления, насколько вредный, настолько же и смешной… и легко объяснимый.


Не так давно в журнале «Русский Репортер» я читал великолепнейшее интервью с одним из российских социологов, на тему распространенной среди горожан, причем «коренных» - тяги к деревне. Они, выросшие среди бесконечных асфальтов советского или новейшего времени, сами себе объяснить не могут, что за дьявольская ностальгия охватывает их при виде пыльной деревенской улочки, покосившихся заборов, грунтовой сельской дороги с колючей выжженной травой на обочине – или вспаханного поля. А между тем это вполне закономерно. Покопайтесь  в своей генеалогии: до какого там колена у вас в роду горожане? Такие, чтобы в деревню ни-ни, ноздри закалены загазованным воздухом, и прочее… Даже если вы прямой потомок графьёв Голенищевых-Кутузовых, то и те большую часть года проводили в имении, и только на лето выбирались в столичный Санкт-Петербург.


Тектоническая встряска Октябрьского переворота 1917 года изменила многое. Не зря многие историки так называемую «революцию» и последовавшую за ней Гражданскую войну называют «войной деревни против города». Огромная масса сельского населения, среди которых было масса энергичных, по-своему умных и  способных людей, сначала, до 1861-го, была сдавлена в резервуаре села крепостным правом; потом – стиснута жесткими рамками деревенской общины и вырвалась на волю только в октябре 17-го. А что в городах? А в городах свято место было уже занято разнообразным классом мещан; кстати, именно так, без какого-либо уничижения, называли просто городского жителя – врача, учителя, чиновника, торговца. Выходцы из деревни яростно отвоевывали свое место под солнцем: шли в ФЗУ, потом в новые советские ВУЗы, потом устраивались в городе, обрастали семьями, рожали «городских» детей… Поинтересуйтесь происхождением вашей прабабки или прадеда – сто процентов, это будет житель села Замухрышино Тьмутараканского уезда Закрайняцкой губернии. У всех у нас, у 99% тех, кто не был уничтожен в сталинской топке репрессий, как «враждебный элемент» - чисто крестьянское происхождение, все мы от сохи – и от сохи-то совсем недавно, ста лет этому онтогенезу не исполнилось…


И вот тут возникает любопытное. «Крестьянская психология». То есть любой психолог это назовет точно: фрустрация, или кризис самоидентификации. Мы любим городскую среду с ее комфортом и инфраструктурой, но тоскуем по сельской идиллии. Понимая, что нам этой идиллии уже не достичь никогда, хоть на Рублевке с искусственным газоном, что в дачном поселке с водопроводом, мы начинаем идеализировать «сельскую местность». А идеализируя одно, неизбежно надо принижать и поганить другое; психика человека иначе не работает! И вот уже ГОРОД представляется нам исчадием ада. Он – ГРЯЗЕН. Он – антецедент всей той чистоты, умильности, буколики и розовых соплей «деревни-которую-мы-потеряли». Но так как говорить о «разврате» и «пьянстве» города для мыслящего человека глупо (в любой деревне этого пьянства да разврата выше крыши, а особенно в легионах «райцентров» и «рабочих поселков»), то сознание лихорадочно ищет ярлыки, подходящие… и радостно навешивает: а, точно! В городе грязьвыхлопыплевкиасфальбомжизаразашприцы и т. д. и т. п.


Вот и все. Никакого секрета. Городская «грязь» и прочие ужасы – у нас в голове, в нашей собственной, химеры нашего сознания, с которыми нам так жалко расставаться. Поэтому я предлагаю вот что: в мае, возможно, состоится второй ежегодный «визит дружбы» Новосибирской Ассоциации Босоногих в Москву. Я предлагаю Елене Ремизовой составить нам компанию и погулять босиком по московским улицам хотя бы один день. Если она обнаружит «критическую массу» того, о чем она написала, то я публично съем свой галстук, как некий грузинский антигерой!

Вот так.

Ждем мая.


Шеф-редактор портала «Босиком в России», Игорь Резун.


Интервью подготовлено при содействии наших корреспондентов из Звенигорода – Нейли Насыровой и Андрея Станюковича.

Фото Елены в галерее http://rbfeet.com/foto/users/1158.htm