Босиком в России

Босиком в России / Новости /

Мария Чуносова: первые иллюстрации к "Бабьему лету".

Босоногий рисунок – на самом деле вещь достаточно редкая. Казалось бы, проще простого: а тем не менее, в жанре комиксов есть только один мастер босоногих персонажей – Хаяо Миядзаки. Российский Босонет знает рисунки художника Лёлика из Подмосковья… Но, кажется, мы открыли новое имя. С января этого года за иллюстрирование повести «Бабье лето», написанной шеф-редактором сайта, Игорем Резуном, взялась новосибирская художница Мария Чуносова – она же участница фотоконкурса «Босиком в Европу». Мария уже сделала несколько пробных эскизов; один из них, к пятой главе повести, мы помешаем здесь, вместе с фрагментом текста.

Краткая предыстория: накануне описываемых событий одиннадцатиклассница Александра Кашкина вместе со своими подругами – Наташей Петровой и кореянкой Су Чен Ли вымыла пол в одном из школьных классов – при этом девчонки работали босиком, а Саша разуться побрезговала. Попав к отцу на работу, в суперсовременный и блистающий чистотой торговый комплекс «Олимпия». Саша вдруг решает… походить по этим сверкающим плиточным полам босой, чтобы узнать, каковы эти «загадочные» ощущения ее подруг!


Посетителей торгового центра готовы были возносить к стеклянным небесам и опускать к прохладе фонтанов стеклянные же лифты. Саша подошла к такому, вызвала; шагнула туда, ощутив ногами шелковистый ковролин. Еще раз посмотрела на свои босые ступни: на темно-синем покрытии, словно бриллианты на черном бархате, покрытые загаром из солярия, они выделялись особенно четко и казалось – посверкивали.
Она не учла одного: того, что лифт будет останавливаться и принимать в себя новых пассажиров. Вот и сейчас его серебряные двери бесшумно раскрылись, тренькнул колокольчик, впуская двух девушек, явно менеджеров-консультантов6 строгие черные юбки, белые блузки с лейблом какой-то фирмы, неяркая косметика и туфли – черные, глухие, на высоченных каблуках. Одна из них оказалась с офисной папкой в руках, черной; обе разговаривали о чем-то, но сразу бросили взгляд на ноги Александры и разом замолчали. А та, которая с папкой, светленькая, закрылась этой канцпринадлежностью, словно бронежилетом, прижав к худой груди.
Снова тренькнув, лифт начал свое движение вниз. Тогда одна из девушек, с короткими рыжими волосами, странно глядя на Сашу, спросила:
- Девушка, извините… а вы всегда так ходите?!
Сашкой овладело что-то вроде куража. Она некстати вспомнила, как в той школе, откуда ушла, на спор воровала в столовой булочки. Она тряхнула своими роскошными волосами, чтобы те рассыпались по голым плечам, открытым платьем и с некоторой заносчивостью ответила:
- Да. Босиком приятнее. Вы сами попробуйте…
Это короткое приглашение вызвало в зеленых глазах рыжей бурю чувств. Она открыла пухлый рот, потом снова закрыла, хлопнула ресницами, а потом с возмущением выпалила:
- Господи… Я что, дура что ли, совсем?!
Она даже не сообразила, насколько это звучит грубо; хотя сообразила, но поздно – краска начала заливать ее белую шею и едва оформившийся второй подбородок. Но тут лифт дошел до нижней точки; и только когда девушки торопливо кинулись к дверям, светленькая бросила взгляд на Сашу и извиняющимся тоном обронила:
- Вы не обижайтесь… я бы тоже босичком прогулялась. Кайфно!
И они вышли. Саша съездила снова наверх, потом на третий этаж, но никто больше в чрево лифта так и не зашел. А вот на третьем этаже она встретила уборщицу. Молодая деваха с черной косой, выбивающейся из из-под синего платка, она драила и без того чистый пол специальной машинкой – такие же, только большие, Саша видела как-то в метро. Машинка жужжала, мигала лампочками и оставляла на кофейном кафеле мокрые полосы. Девушка остановилась, думая – не поскользнется ли она на мокром? А уборщица вскинула черные смеющиеся глаза, сказала задорно:
- ПрохОдьте, прохОдьте… Тут чисто. Тока не скользнитеся!
Судя по выговору, была она с Украины; потом заметила необычный вид Саши и улыбнулась:
- А то, що бОсая – хорошо. Як в деревне у нас.
Ноги Саши неуверенно ступили на чуть липкий от влаги мокрый пол. Это было еще одним восхитительным ощущением. Уборщица остановила машину, оперлась на нее. Смотрела изучающе.
- Поди, ножки от каблуков-то устали?
- Да нет …  я просто так решила… - неуверенно проговорила Саша.
- И то верно. А носются на этих гвоздях, одни мозоли.
Сама уборщица была в ярко-синих резиновых сапогах. Перехватив взгляд Саши, пожаловалась:
- Та я бы, как в хате: босая б мыла. Начальство не разрешает. Говорит – техника безопасности…
Сашка благодарно кивнула ей и пошла дальше. Она добавила себе ощущений, прокатившись на эскалаторе: ребристый металл его ступеней приятно массировал босые подошвы. Она спустилась так вниз, потом начала подниматься наверх… И вот в этот самый момент увидела, как перед ее глазами вырастают, очень медленно, начищенные черные «берцы» на шнуровке – ботинки охранника в черной форме. Он стоял наверху, у заползающей в пол эскалаторной ленты и с усмешкой смотрел на Сашу.

Вот если бы он не подал руку, то ничего бы и не было! Точно. А ведь охранник решил ей помочь, и эту лапищу протянул – и Сашка замешкалась, запнулась слегка, шаркнула голой пяткой по гребенке, закачалась… Принимая ее уже на плитках пола, охранник спросил с ощутимыми интересом:
- Вы откуда такая, девушка?
- Оттуда… - растерянно пробормотала Сашка, рассматривая свою пятку: на розовой кожице краснело что-то вроде микроскопической царапины.
- А обувь-то где потеряли? – осведомился охранник.

Ему было лет двадцать с небольшим: молодой, лицо открытое, чуть веснушчатое, волосы под форменной кепкой стриженые и видно – светлые. Саша замотала головой: мол, нет, не потеряла, но внятно смогла лишь выдавить: «Да я так, просто! Я у Кашкина работаю».

- Вы осторожнее. Эскалатор – зона повышенной опасности – нравоучительно заметил охранник – Тут нельзя босой. И вообще у нас нельзя…
Саша кивала головой, понимающе и пятилась от него, оробев. Слышала, как он, поднеся ко рту рацию, говорил в нее негромко: «Семеныч, тут девка босая какая-то… Ну, говорит, что от шефа. Что? Ну вот она, тут ходит». Решив не дожидаться окончания переговоров, девушка бросилась прочь. Надо найти тот самый туалет, где она все оставила. И она вдруг с ужасом поняла, что забыла, в каком крыле и на каком этаже оставила злополучный пакет с колготками и туфлями!


Подготовлено редакционной службой портала "Босиком в России". Ссылка при перепечатке материалов обязательна.


Повесть "Бабье лето" о необычной босоногой школе готовится к изданию. Мария Чуносова за работой. Иллюстрация к гл. 5., "Пожарная тревога". Рисунок Марии Чуносовой.