Босиком в России

Босиком в России / Новости /

Барбара Йенсен (Дания, Копенгаген): "Вы должны демонстрировать свои босые ноги и не сомневаться..."

И снова наш гость – из Европы. Из достаточно суровой северной страны, где босоножить удается не каждому и не часто. Но именно там находится легендарная Христиания – самопровозглашенный «город полной свободы»… И примечательно то, что эта босоногая женщина с грязными пятками – почти что школьный учитель. С Барбарой Йенсен, 34-летней жительницей Копенгагена, беседует специальный корреспондент редакционной службы портала, Анна ГРИБОВА.

Сморите все галереи бесплатно и без СМС 13 января! Барбара Йенсен: "Моя сестра Эстель. она только в первый раз сняла обувь и шла по улице босиком!" Барбара Йенсен: "Это я в Амстердаме!" Барбара Йенсен: "Мои подошвы к концу дгня часто бывают именно такими..." Барбара Йенсен: "В Гамбурге - я на шоппинге".


- Барбара, давайте начнем с… вашей профессии. Она больше всего интересует наших читателей. В первую очередь потому, что люди, работающие в российской сфере образования – особенно в начальном и среднем, традиционно самые консервативные. Кто вы по профессии, и кем работаете?


- Место, где я работаю, можно перевести на русский, как «детский сад», но это не совсем точно. В Дании это называется bornehaveudvikling hjem, это можно переводит, как «воспитательно-развивающий дом». Вот я там работаю «развивающим учителем», то есть совмещаю функции воспитания и обучения. А по диплому я магистр политологии, закончила факультет общественных наук Орхусского университета. Но, честно говоря. Меня всегда увлекал процесс общения с детьми, живого воспитания, поэтому я оказалась имен тут, в bornehaveudvikling моего района, Амагер Эст.


- Ну, тогда вопрос естественен. Как вам удается сочетать привычку щеголять босиком – судя по фото, с грязными подошвами и работу в учреждении, где наверняка действуют довольно строгие санитарные нормы?


- Да, я понимаю ваш интерес. Я начну с того, что санитарные требования у нас действительно довольно жесткие – администрация несет ответственность за здоровье каждого ребенка. Но в то же время у нас есть личная свобода, вернее, личные предпочтения… Я хочу сказать, что прибывая на работу – обычно я делаю это на велосипеде, я сразу принимаю душ. Это требование для всех сотрудников. Я принимаю душ в санитарной зоне для персонала, потом надеваю свой костюм – что-то вроде униформы и иду к моим детям. Я работаю с двумя группами детей: от 5 до 8 лет и с группой тинэйджеров 13-16 лет.


- На работе вы тоже босиком?

Барбара Йенсен: "Чаще всего меня можно увидеть не пешком, а на велосипеде". Барбара Йенсен: "Тоже в Голландии, в Амстердаме, на благотворительной ярмарке "Гринпис" в феврале. Было холодно, поэтому я тут все-таки одета... Но обувь все равно не хотела надевать!" Барбара Йенсен: "Флетхаус в Христиании, "Ойру-ёна", в котором я жила..."


- У нас в нашем «воспитательном доме» нет регламентации, запрещающей либо предписывающей ношение обуви. Но, конечно, запрещены любые виды обуви или одежды, которые подчеркивают стиль «секси», например, высокие каблуки. Это рассматривается, как навязывание стандартов сексуальности, которую каждый должен выбирать сам. Хождение без обуви рассматривается, как часть естественного духа воспитания. Конечно, я не стесняюсь своих босых ног – тем более, что там они уже чистые, во время занятий. Я могу вести детей в бассейн или спортивный зал босиком, или играть с ними в комнате релаксации, при этом они тоже бывают босые или в носочках. Это регламентируют родители в зависимости от здоровья ребенка. Но, например, в столовую нас просят ходить в обуви – иногда это мягкие кожаные тапочки…


- Ваши коллеги тоже могут быть в стенах вашего учреждения босиком?


- Да были такие случаи, но нечасто. Босоножить люблю в основном я, и еще несколько женщин. Одна из них – турчанка, а вторая филиппинка.


- Вы сказали о том, что для посещения столовой вас просят все-таки носить обувь… С чем это связано?


- Это связано, как я  сказала, со строгими санитарными нормами, которые в Дании вообще очень высоки, например, гораздо выше, чем в Германии, где живет моя двоюродная сестра Эстель. У меня был разговор с администрацией нашего дома, но я добровольно приняла эти ограничения. Тем не менее, я оставляю эту «служебную обувь» за дверями дома, допустим, выхожу на улицу сажусь на свой велосипед и еду босиком домой.


- Наши читатели наверняка знают, что в вашем городе есть легендарная «свободная республика Христиания», в которой не то, что босиком – нагишом можно ходить без всякого притеснения и практически легализованы легкие наркотики… Вы там бывали?


- О, это место мне хорошо известно. Дело в том, что в 2002-м году я там прожила почти год. Я писала диплом по своей специальности, по анархизму. Могу признаться, что я тоже ходила по Христиании совершенно голая, я жила в коммуне нудистов, там это было в порядке вещей… Так что хождение босиком – это очень невинно по сравнению с этим! Там действительно очень много босоногих людей, особенно летом, все хиппи и панки, все уличные музыканты не признают обувь. Но я хочу сказать, что и сама Христиания немного изменилась за последние годы. Она стала более богатой, и более жадной к комфорту. Это выражается в ценах на флэтхаусы, в ценах на еду, которая раньше была либо символической, либо вообще раздавалась бесплатно. Сейчас очень много людей в Христива6ии, которые называют себя «хиппи», выступают за легализацию наркотиков, но, тем не менее, покупают себе обувь и одежду исключительно в крупном и престижном моле Field’s.


- То есть и тут босоногая сказка, увы, не прошла…


- Ну, возможно, я немного преувеличиваю, но все-таки мне так кажется. В прошлом году было европейское движение феминисток, за право ходить с обнаженной грудью. Мы съездили туда с моей сестрой Эстель: она хотела так походить, почувствовать ощущения. И мы единственные там были с обнаженной грудью и босыми – я сказала Эстель: «Как можно открывать грудь и помещать в глухую коробку свои ноги?».


- Вы политолог. Вы можете это объяснить… с чем это связано?


- Это плата за комфорт, который есть у нас, в нашем обществе. Мы стали слишком чистыми и нам слишком нравятся все простые, легкие вещи. В моем районе, в Амагер Эст, есть коммуна Драгёр, основанная старыми хиппарями, левыми интеллектуалами. Так вот, очень многие люди там, даже те, кому около шестидесяти лет, до сих пор не признают обувь, считая ее "слишком буржуазной». А их дети не вылезают из кроссовок. Мне кажется, что настоящее понимание свободы в Европе сосредоточилось в людях, которым примерно тридцать-сорок лет, их все-таки больше, они еще социально активны… Молодежь свою свободу продала в обмен на блага цивилизации.


- То есть в Драгёре вам комфортнее всего было ходить босиком, лучше, чем голышом в Христиании?


- О, нет, везде было хорошо! Я тогда была очень молодая, и у меня был драйв. А полицейские, которые не смели въехать в Христианию, разглядывали нас из машин через оптические прицелы от винотовок, специально снятые… как это сказать? Но в Драгёре, в городке Сторе Маглебю, приятно встретить босую пару, пошедшую по магазинам, молодую маму босиком с коляской… Это и сейчас так. Хотя я повторю: даже многие те из моих знакомых, которые сами могут часто ходить босиком и со мной и сами по себе, очень стараются окружить повышенным комфортом своих детей. Это определенная компенсация, они чувствую, что сами в чем-то не соответствуют нормам, и хотят встроить свои детей в социальную систему более прочно… Например, в Эрестаде, это район новой застройки в Амагер Эст, я не видела босоногих никогда? А ведь там даже тротуары, по которым приятно ходить босыми ногами: это такое покрытие из упругой резины, которое не портится от погоды.


- По своему району вы всегда ходите босиком, и везде, как я понял?


- Ну, ведь я не боюсь грязи на пятках, я мгу их помыть. Особенно приятно гулять по выставочному центру Bella Center в Кальвебод-Феллед, там бывают интересные экспозиции, музыкальные вечера… Там очень уютно для босых ног. Я часто вижу там босых туристов, особенно часто снимают обувь женщины из Азии, и мужчины тоже. Многие музыкальные выставки и арт-галереи работают почти все босиком, например, Лира Ширнманн, которая представляет очень интересный проект «экологического дома». Это красивая леди, ей больше пятидесяти, она всегда появляется там босиком, с такими украшениями на голых ногах. Кроме того. Там большой вегетарианский центр, в котором можно часто встретить убежденных вегетарианцев, как правило, босоногих…


- Хорошо. Вернемся к вашему образу жизни. Во-первых, всегда интересно: он был таким с детства, или вы к этому пришли сами? И если да, то почему?


- Нет, моя семья была типично средне-буржуазной. Но у меня не было желания протеста, мне просто было интересно это попробовать, посмотреть. Еще до того, как я поселилась в Христиании. У друзей, у меня была личная проблема, переживания. И психолог Дагмара подруга матери, посоветовала мне начать ходить босиком, чтобы переключить внимание. Это очень хорошо удалось: во-первых, я нашла для себя множество ощущений, новых, под босыми подошвами. Это и тепло, и холод, и твердые камни мостовой, и очень жаркий асфальт. Это было примерно в 20 лет, я бросила все и поехала в Амстердам. Там много ходила босой, практически провела так год. Особенно мне понравились портовые кварталы: там действительно грязновато, ноги липнут к мостовой, и тебя окружают такие мрачноватые здания… Я ощущала себя как в XVI веке, девочкой того времени, которая вообще не знает про обувь… Это было так замечательно, я провела первую ночь, как во сне, сидела в каких-то портовых кафе, познакомилась с чудесными ребятами-турками.


- То есть для вас это переход – от преимущественно обутого состояния к преимущественно разутому, тоже был психологически труден?


- Я не могу сказать, что мне не нравилось ходить босиком или ощущать свободу ступней от обуви. Или я боялась показать свои голые ноги. Но Дагмара тогда сказала: тебе нужно открыться, ты очень закрытый человек. И я была такой! А потом, выйдя из кафе, где мы сидели, эта женщина просто разулась и выбросила свои туфли в мусорный контейнер. Она сказала: «Ок, начинай прямо сейчас! Позволь жизни войти к тебе в душу!». Я тоже выбросила свои кроссовки. И вот это было смешно: я и она, взрослая женщина. У нее двое детей. Она вынуждена была ходить со мной в колготках, те порвались и потом она сняла их в каком-то общественном туалете. Но это было такое открытие!


- Открытие чего? Вы ощутили на себе внимание повышенное внимание?


- Нет, наверное, всё дело было в том, что внимания этого не было! Я шла босиком по Копенгагену с Дагмарой, говорила себе: «Вот я не такая, как все, а на меня никто не смотрит и не замечает моей странности!". Понимаете, я до этого была немного враждебна миру, я ощущала подвох, а тогда ощутила равенство с ним, идентичность…


- Но это были ваши первые опыты.


- А потом я уехала в Амстердам, сняла квартиру напротив Эрмитажа на Амстеле. Работала официанткой и портье в хостеле. Вот это была замечательно! Никто не требовал работать обутой, я делала это босая – в хостеле было всем все равно, а хозяин кафе, посмотрев на меня, сказал, что так быстрее поворачиваюсь, босиком и разрешил мне это делать.


- Одним словом, как я понимаю, в европейских странах, особенно в Голландии и Дании, отношение к босоногим более, чем толерантное. И вот у вас в середине нулевых была страшная жара… почему в телерепортажах из Европы не было толп босоногих людей?


- На самом желе я видела, что очень много людей охлаждалось в фонтанах… Да. Вокруг фонтанов многие люди были босыми! Но я думаю, причина не в этом. Босиком в Европе, в Дани, ходит определенная интеллектуальная элита, слой фрилансеров, не привязанный к работе или карьере. То есть среди моих друзей я знаю двух босоногих журналисток, более или менее, одного писателя, одного архитектора… одного частного детского врача, женщину около пятидесяти лет. Это люди, от хождения которых босиком ничего не меняется в их жизни.


- Но ведь никто не скажет им: зачем вы делаете это, собираете уличную грязь на пятки!


- Нет, не скажет. Вообще, у нас не принято задавать много вопросов. Особенно на улице или незнакомым людям. Но в то же время многие чувствуют невидимое давление среды: если они будут слишком странными, с ними перестанут общаться из-за боязни странности. Если человек замкнут в своем мире, бизнесе, работе, он никогда не будет гулять босиком – он рискует быть исключенным из среды привычного общения. А для многих это катастрофа. Некоторые европейские философы говорят о «обществе клеток», где каждый замкнут в своей клетке, это так. Но наряду с индивидуализмом есть тенденция объединения в сети. Как ни странно, но тут тоже работают законы тождественности для такой сети.


- С какого по какое время вы обычно ходите босиком?


- Обычно я начинаю это делать в феврале. Когда прогревается земля. И делаю до начала декабря. Даже когда у нас прошлой зимой выпал снег, я рискнула проехать на велосипеде босиком до работы. Меня остановил полицейский и предложил проехать в специальный пункт обогрева: у нас были такие пункты на улицах. Но я отказалась. Я отлично себя ощущала, свои ступни. Они стали, мне кажется, более устойчивы к этой температуре.


- Есть ли места, куда вы не пойдете босой? Есть ли места, где вы, молодая женщина, будете стесняться своих «грязных пяток»?


- Я не считаю себя большой красавицей, я очень обыкновенная. Мне нравятся мое тело и мои ноги, я нахожу, что они в норме для моего возраста. Поэтому я не стесняюсь своего тела в любых проявлениях… Но я и моя сестра Эстель не пойдем босиком к моей матери, которая до сих пор живет в одном из старых районов Копенгагена. Она очень старый человек, я не хочу ее обжать: ей это не нравится.


- Последний вопрос: ваша сестра, Эстель, похоже, тоже прошла с вами путь этих босоногих экспериментов?


- О, когда она первый раз сняла босоножки в Гамбурге – я уговорила ее, она была поражена. Она не могла успокоиться. Ей было сначала очень плохо и даже немного стыдно, но потом я даже боялась за нее: она выглядела возбужденной и повторяла все время: «Oh, meine armen nackten Fusse! Sie sehen diese Schande... Aber es ist sch?» (О, мои бедные босые ноги! Они видят этот позор... Но он прекрасен! – нем., пр. ред.). Она теперь иногда гуляет со мной босиком.


- Вы, дипломированный политолог, что можете сказать о нашей сибирской организации босоногих, которую вы знаете по Facebook?


- Я думаю, что для вашей страны это очень полезная организация. У вас пока очень мало уделяют внимания собственному прайвеси, личной области. Мне кажется, вам надо активнее демонстрировать это. Я в Дании принимаю участие с друзьями во всех международных «Босых днях», которые подчеркивают и выражают наши права на индивидуальность. Меня очень беспокоят некоторые ваши законы, слишком жестко регулирующие личные пристрастия ваших граждан, в том числе и в интимной области… но я думаю, что вы немного противостоите этому. Также я хочу сказать, что вы так же, как и мы, попадаете в сферу глобального потребления. То, что это потребление сделало с Европой, ужасно, с ее культурой. Я считаю, что в вашей деятельности есть такой же смысл: например, мне нравится жить без обуви и пачкать свои голые ноги – хотя я знаю, что это не вредно для моего здоровья, но это очень важно, это показывает, что я не принадлежу к супермаркетам и моде, к тому, что является не базовой духовной ценностью. Я желаю вам продолжать быть такими же, демонтирующими себя, свою убежденность и не сомневаться вашем выборе!


Подготовлено редакционной службой портала «Босиком в России».