Босиком в России

Босиком в России / Литература / ЛОГИКА РЕВОЛЮЦИИ. ШАГ БОСИКОМ! / 2

2

Средства для похудания? И вот уже на баррикадах Кейт Мосс с ее плоским бюстом, не показывающая его, как Свобода кисти Делакруа – та хоть обнажала плотную, налитую, левую грудь, ибо у нее было, что обнажать, а у Мосс и этого нет… Но тысячи девочек в мире умирают от анорексии, а миллионы худеют, худеют, худеют. Ибо ритм Революции жесток: написали на знамени ее: худей, а то проиграешь и вот худей на благо Родины и мужчин, до гробовой доски, до геройской смерти. Завтра кто-то, наметивший очередную революцию сознания, решит заставит нас есть свежее говно – и через год, два, три мы будем радостно покупать в супермаркете говно с креветками, говно со вкусом бекона, говно с луком и сыром… в яркой хрустящей упаковке. Призрак романа Сорокина «Норма» вновь возвращается в этот мир и зря мы смеемся на героями мифического тоталитарного пост-СССР, закусывающими сухим пайковым говном вечную пол-литру на дворовой скамейке. Революции духа замешаны на информации и маниакальном стремлении субъекта двадцать первого века потреблять эту информацию, как ревностные католики потребляли тело и кровь христовы, в виде церковного кагора и просфор. Революции духа замешаны на зависимости сознания от информации; и они, слава Богу, бескровны. Кровь оказалась хорошим зельем для сильных, но грубых людей века двадцатого, а для людей века следующего, слабых, но утонченных, достаточно жиденькой кашки рекламных объявлений и густого кетчупа вечерних новостей. Да, я заявляю: наша революция не приемлет насилия. Я знаю, что мне ответят: прекраснодушные народники-славянофилы, стоявшие у колыбели русской революции, тоже не хотели расстрелов в подвалах ЧК, под тарахтение двигателя реквизированного АМО Ф-15. И Дидро с Вольтером, посиживая в уютных библиотеках, попивая шоколат, принесенный горничной, не думали о мрачных застенках Бастилии и голове Марии-Антуанетты, показанной народу. Но я еще раз говорю: эпоха тех революций прошла. Они делались дилетантами, а потом – полупрофессионалами. Нынешние революции делаются технологами и профи – а профессионализм всегда жесток, циничен, но милосерден: лишняя кровь забрызгает камеру, уберите, уберите, не надо саперных лопаток! Эти революции тоньше.